Дело «школьника-хакера»: директору грозит проверка на соответствие

Дело «школьника-хакера»: директору грозит проверка на соответствие
Фото: podolskriamo.ru
Общество / 01 февраля 2019 / 18:49 / Виктория Бурбилова

Рабочая группа общественного совета при министерстве образования предложила обратиться к учредителю гимназии №5 – мэрии Новосибирска – рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности ее директора Татьяны Борисовой. Так отреагировали общественники на дикий в педагогической практике случай – преследование директором ученика этой гимназии – Владимира Жоглика, который влез в информационную систему и исправил в ней свои оценки. 

В общественный совет при министерстве образования обратилась мать школьника, который совсем скоро предстанет перед судом по обвинению в неправомерном доступе к компьютерной информации. Директор школы настаивает, что Жоглик нанес гимназии материальный ущерб. Если Татьяне Борисовой удастся доказать это в суде, то  ему грозит два года заключения или 200 тысяч рублей штрафа. Дело длится уже два с половиной года. Однажды суд уже возвращал материалы на дополнительное рассмотрение, но прокуратура и Борисова продолжают настаивать, что гимназия является потерпевшей стороной, а взломщик должен быть сурово наказан по уголовной статье. По версии правоохранителей, весной 2016 года учащийся гимназии с помощью специальной компьютерной программы получил логин и пароль администратора электронного журнала учебного заведения, которые сообщил своему однокласснику. Получив доступ к «электронному дневнику», в течение месяца следующего учебного года 16-летний гимназист исправлял плохие оценки на хорошие не только себе, но и своим одноклассникам по их просьбе. 

Беспрецедентный случай вызвал широкое обсуждение в СМИ и в социальных сетях – люди были возмущены «непедагогическим» поведением директора и неоправданной суровостью обвинений со стороны прокуратуры. Не имея возможности противостоять этому, мать Владимира Жоглика обратилась в общественный совет при министерстве образования, ее обращение и было рассмотрено на заседании рабочей группы.

На заседание пригласили директора гимназии Татьяну Борисову, но она не пришла, сослалась на занятость. При этом вместо себя руководитель образовательного учреждения не прислала ответственного человека – ни заместителя, ни учителя, который является администратором электронной системы и в курсе всей сложившейся ситуации. 

Между тем, члены общественного совета решили все-таки провести заседание: «Парню грозит тюрьма, нельзя откладывать, общественность должна отреагировать».

«Таким образом можно пересажать половину российских школьников, – начала обсуждение член совета Галина Фоминцева. – Мы должны дать оценку действиям педагогического коллектива, оценку действиям учредителя с точки зрения того, какое расследование было проведено, и было ли оно вообще. Случай из ряда вон выходящий – с моей точки зрения, это издевательство над подростком. И если мы позволим такого рода судилище, то грош нам цена». 

Накануне члены общественного совета ознакомились с некоторыми материалами уголовного дела, согласно которым, директор гимназии уже была наказана приказом департамента образования мэрии города в 2017 году. Однако ей было объявлено замечание только по поводу того, что она не проинформировала департамент об обращении в правоохранительные органы по факту незаконного проникновения в закрытую информационную систему. 

Участники заседания не стали оправдывать действия ученика гимназии – это проступок, за который он должен понести наказание, и он уже сполна за него ответил. Но возникает несколько вопросов: почему в эту систему оказалось так просто проникнуть, и насколько адекватно повел себя педагогический коллектив в этой ситуации? Иными словами, могли бы учителя и директор ограничиться мерами «педагогического» воздействия?

Как оказалось, информационная система в гимназии №5 эксплуатировалась безобразно и с нарушением всех норм и правил. И это разгильдяйство полностью лежит на совести руководителя образовательной организации. Управление федеральной службы по техническому и экспортному контролю по Сибирскому федеральному округу опросило руководство школы и получило вполне конкретные ответы, из которых видно, что никаких мер безопасности и защиты информационной системы в гимназии не было.  

Согласно нормам, ведение «Дневника.ru», в который «влез» Владимир Жоглик, должно сопровождаться целым набором управленческих действий. В памятке прописан весь порядок, которому необходимо следовать руководителям образовательного учреждения. 

«Служба задавала вопросы руководителям гимназии на тему, была ли обеспечена должная защита персональных данных, – комментирует ответ службы член общественного совета, доктор социологических наук Константин Антонов. – Те отвечают: «Организационно-технические меры были организованы в неполной мере» и «Организационно-технические меры были разработаны и находились на стадии утверждения». Существовала ли необходимая документация по работе с информационной системой? Ответ: «Не в полном объеме». Это означает, что ничего не было на тот момент».

Константин Антонов этот случай сравнил с гипотетической ситуацией: «Представьте себе,  что в школе была открыта дверь в щитовую, где находились приборы высокого напряжения. Ученик шел мимо, зашел туда, не понимая, сунул два пальца – и все. Вот так эта система и сработала». 

Оказалось, что  Владимир Жоглик – не единственный ученик гимназии, который имел возможность свободного доступа в информационную систему. Другие гимназисты рассказывают, насколько просто и легко было получить пароли и творить в электронном дневнике все, что захочется. Бывшие ученики гимназии Леонид Стерлигов, Дмитрий Ли делятся своим «опытом». 

«На уроке информатики я нашел в интернете программу – кейлогер – которая  может считывать информацию с клавиатуры, то есть считывает все символы, набранные на клавиатуре, и сохраняет в отдельный файл, созданный программой. Скачанную программу я использовал не сразу, а сохранил в локальной сети школы. После этого, пользуясь локальной сетью, запустил ее на компьютер, стоящий в кабинете №201», – рассказывает Леонид Стерлигов. 

После того, как в кабинет вошла учитель литературы Елена Вашкевич, которая, кстати, является администратором сети, она села за компьютер, набрала свой пароль и вошла в аккаунт в электронном журнале. Ее пароль тотчас был считан запущенной учеником программой. Пароли учителей были своеобразной «валютой» в гимназии – ученики ими обменивались, может быть, даже и приторговывали. «Я решил сообщить пароль и логин Владимиру Жоглику в обмен на логин и пароль учителя Кудряшовой», – признается Леонид.

«Примерно в октябре 2016 года я пришел к учителю математики Н.Г. Кудряшовой переписывать работу, – продолжает другой бывший ученик гимназии Дмитрий Ли. – Она дала мне задание и вышла. Я увидел, что компьютер ее включен и открыт «Дневник.ru». Тогда я воспользовался моментом, исправил себе оценки».

Все это наглядно показывает, что  в учебном заведении отсутствовала управленческая система по информационной безопасности. 


«В первую очередь в этом виновата школа, которая не смогла защитить электронные ресурсы. Здесь нет элементарной дисциплины у педагогов и учащихся. Доступ к компьютеру детям был свободен в любой момент времени. Не было никакого регламента взаимодействия преподавателя с компьютером. Максимум, какое наказание здесь должно было быть – вынесение дисциплинарного наказания ребенку, – считает  Максим Затолокин, директор Новосибирского промышленно-энергетического колледжа. – Если любой школьник может туда зайти, то о какой безопасности может быть речь? К тому же, если следовать этой логике, то учителя не должны публично озвучивать фамилию ученика и его оценку, ведь это точно такое же распространение персональных данных. Мы можем попасть в ситуацию полного абсурда, если школа начнет выстраивать отношения через юристов, через обращение в правоохранительные органы. Это что, новая методология?»  


«В образовании должны работать службы медиации. Это те службы, которые на корню должны эти вопросы проработать в образовательной организации. Этот вопрос должен был быть изучен. Посмотреть бы, как эта служба работает. Мне непонятна позиция совета образовательной организации, которая должна защищать интересы участников образовательного процесса. У нас в такой ситуации могут оказаться многие люди в нашей системе. Насколько мне известно,  «Дневник.ru» – обуза для учителей, который не имеет никакой значимости – бумажный журнал никто не отменял. Именно он является основным документом для деятельности образовательной организации. Ну, исправил что-то, но есть бумажный носитель. И вообще, я сторонник такой позиции – надо все вопросы решать в стенах образовательной организации. Хотелось бы обратиться к руководителю – набраться мудрости и смелости отозвать заявление. Это будет правильно и честно», – подчеркнул член общественного совета, директор средней школы №3 Барабинска, депутат Законодательного собрания Новосибирской области Евгений Гутов. 

Вопрос о «преступлении» и «наказании» для членов общественного совета оказался наиболее актуальным во всей этой истории. Зачем директор школы прибегла к таким суровым методам? Член общественного совета, заслуженный учитель Российской Федерации Ольга Пешкова, по ее признанию, до сих пор «не может прийти в себя»: «Когда я ознакомилась с историей, как педагог, была крайне возмущена управленческими, педагогическими действиями и человеческой позицией со стороны директора. Директор гимназии – заслуженный человек, это одна из первых гимназий, но она явно начала сдавать свои позиции. Руководитель не выполнил свои функциональные обязанности. Эта ситуация по сей день не укладывается у меня в голове. Когда у нас были только одни бумажные носители и ежегодно этот журнал куда-то пропадал, в лучшем случае он находился, а иногда сгорал в костре. Но чтобы доводить до уголовного дела… Были такие детки, ругали, дисциплинарные взыскания… Был общий арсенал педагогических воздействий. Я не могу понять этого директора. Она в течение двух лет могла сделать какие-то выводы? Она же не первый год руководит. Что мы хотим дождаться от нее? У нее была масса времени, чтобы решить этот вопрос. А ее утверждения о том, что гимназия понесла репутационные издержки… Этого я вообще не понимаю. Да, может быть, как гражданин директор поступила правильно. Но с педагогической точки зрения, управленческой и гуманистической – совершенно нет. Человек закусила удила к 17-летнему парню». 

На заседании прозвучал и официальный ответ от платформы «Дневник.ru». Факта взлома администраторами зафиксировано не было, все предполагаемые действия по исправлению проходили с использованием данных администратора учебного заведения. «Полагаем, что имело место нарушение правил информационной безопасности со стороны работников образовательной организации», – значится в ответе. 

Владимиру Жоглику вменяют 272 статью Уголовного кодекса. Согласно ей, школе должны были причинить материальный ущерб. Однако оценка – это не материальный показатель. Изменение текущих оценок не влияет и на результаты Единого государственного экзамена, который впоследствии оказывается решающим для выпускника. 

«Директор заявляет, что был нанесен материальный ущерб компьютеру из-за проникновения в него вредоносной программы, – озвучивает позицию директора гимназии Константин Антонов. – Компьютер директор сама изъяла из класса, что, по ее словам, повлияло на ход учебного процесса. Также она утверждает, что после получения широкой огласки этого дела в СМИ, в гимназии не профинансировали создание специализированных классов, из-за чего, мол, гимназия потеряла деньги. И это ложь! Понимаете, руководитель гимназии, учитель, отличник образования лжет! Это вообще ни в какие ворота не лезет!»

Дело в том, что утверждения Татьяны Борисовой опроверг министр образования Новосибирской области Сергей Федорчук. Он назвал конкретные критерии, которые должна выполнить школа, чтобы «получить» те самые спецклассы, а вместе с ними и дополнительное финансирование. На основе этих критериев проводится конкурсный отбор школ по прозрачной процедуре, в результате которой определяется победитель и обладатель спецклассов. 

«То есть, экспертиза конкурсной документации, а не изучение сплетен. По итогам формируется рейтинг участников конкурсного отбора и никакие репутационные моменты на выделение средств не влияют. И при рассмотрении вопроса о создании в гимназии №5 спецклассов, если такое  вообще имело место быть, эта история не рассматривалась и никак не могла повлиять на решение министерства образования. В связи с этим, нужно провести в школе внеплановую проверку соответствующими специалистами Рособрнадзора и выяснить, почему минобр отказал гимназии в создании спецклассов, чтобы окончательно развеять миф о том, что этому помешал поступок Жоглика», – предложил Константин Антонов. 

У некоторых общественников сложилось мнение, что директор гимназии Татьяна Борисова нашла удобный для себя аргумент оправдать тот факт, что гимназия не набрала нужных баллов для открытия специализированных классов и избрала весьма удобное оправдание - во всем виноват ученик 11-го класса. 

Члены общественного совета пришли к напрашивающемуся выводу, что подросток просто вскрыл нарыв, который был в образовательном учреждении – документации не было, работа с информационной системой была поставлена из рук вон плохо, педагогический коллектив среагировал непрофессионально и неадекватно ситуации.  

Общественники обратили внимание и на то, что карательные меры были приняты директором единолично, в ситуации не разбиралась служба медиации, родительские и общешкольные советы. Матери Жоглика был выдвинут ультиматум: либо Владимир забирает документы из школы, либо на него подают заявление. Так как инцидент случился накануне итогового сочинения, по результатам которого школьников допускают или не допускают к ЕГЭ, то было принято решение не забирать документы. Собственно, после этого директор написала заявление в правоохранительные органы. 

«Родители куда смотрели? Все остальные? Два с половиной года ребенка прессуют, ему жизни никакой нет… Если мы с высоких трибун говорим, что мы должны растить активного гражданина, а что мы ему показываем на практике?» – задается вопросом член общественного совета, директор ООО «Сибшнур» Александр Токарев. Ему вторит ветеран педагогического труда Светлана Павлючик: «Меня пугает, что школа и родители вступают в конфронтацию. Люди, которые ответственны за то, что должны воспитать правовую компетенцию у детей, обеспечить права ребенка, на самом деле делают совершенно обратное!»

По итогу обсуждения совет сформулировал предложения в решения, которые необходимо, по мнению участников, выносить на пленарное заседание общественного совета. Одно из предложений – обратиться в департамент образования мэрии и министерство образования, чтобы они обеспечили эффективную безопасность работы информационной системы в соответствии с нормами и провели плановые проверки по данному направлению. Во-вторых, рекомендовать власти разработать план мероприятий по обучению и контролю за обучением работников образования по использованию информационных систем и информационной безопасности. Третье – проверить действия и функционирование института медиации в системе образования. Четвертое – добиться от минобразования организации серии методических психолого-педагогических обсуждений: важно понять, как действовать педагогам в подобных ситуациях дальше. И пятое – рассмотреть вопрос о соответствии  директора гимназии №5  занимаемой должности. 

Справка Сибкрай.ru: Владимир Жоглик находится под подпиской о невыезде с момента предъявления ему обвинения в 2017 году. Уголовное дело в отношении молодого человека возбудила полицейский следователь в Советском районе Новосибирска. По вменяемой бывшему гимназисту статье Владимиру Жоглику грозит штраф в размере до 200 тысяч рублей или лишение свободы на срок до двух лет. В настоящее время он намерен восстановиться на тот же первый курс университета.

История «школьника-хакера» получила широкую огласку в прошлом году. После того, как было обнаружено исправление одним из школьников оценки, Владимир признался педагогу, что тоже делал это. В итоге гимназист обвинен во всех обнаруженных исправлениях – всего 51 отметка. Директора образовательного учреждения встревожила возможность публикации в интернете персональных данных всех педагогов и учеников. Мать обвиняемого Лилия Жоглик рассказывала, что, несмотря на отсутствие каких-либо публикаций, личные извинения перед педагогами и желание загладить вину, ей было предложено забрать ребенка из образовательного учреждения прямо перед допуском к ЕГЭ. 

Ранее следствие неоднократно продлевало сроки расследования. Защита утверждала, что делалось это без законных оснований. В итоге из-за разбирательств Владимиру пришлось брать академический отпуск на первом курсе университета, куда он успешно поступил. 
В ноябре Генпрокуратура проверяла работу прокуратуры Новосибирской области и изучила материалы уголовного дела в отношении Владимира Жоглика. Как сообщил защитник Жоглика, замгенпрокурора Юрий Пономарев лично в присутствии матери и адвоката предложил местным прокурорам принять меры к прекращению дела «за отсутствием состава преступления».

Сейчас защита Владимира Жоглика готовится к предварительному судебному заседанию В рамках этого заседания можно решить вопросы исключения доказательств, возврата дела прокурору. В прокуратуру из суда материалы уже возвращали: впервые дело передали на рассмотрение суда в ноябре 2017 года, но тогда суд выявил недостатки в материалах. 

31 января мэр Новосибирска Анатолий Локоть распорядился перевести разговор о «школьнике-хакере» в «педагогическую плоскость»



comments powered by HyperComments


Новости СМИ2



Олимпокс управленческие меры обеспечения информационной безопасности.