Станционный агитатор: антисоветизм и три шунта в сердце

Станционный агитатор: антисоветизм и три шунта в сердце
Общество / 06 апреля 2018 / 17:55 / Виктория Бурбилова

Невысокий пожилой новосибирец уже десять лет появляется на станции метро «Площадь Ленина» в белым баннером с неким посылом и шахматной доской. Мужчина занимается скрытой агитацией, и об этом давно знают как жители города, так и сотрудники метрополитена и полиции. Корреспондент Сибкрай.ru, которая тоже сталкивается по пути на работу с этим мужчиной, решила узнать – к чему он призывает новосибирцев, зачем он этим занимается, и почему рыбалка – не его конек. 

Станция метро «Площадь Ленина», послеобеденное время, самая центральная скамейка. Уже десять лет Юрий Мартыщенко каждый день «дежурит» в этом месте и раздает агитационные листовки. На скамейке, снова по традиции, – шахматы, рядом небольшая очередь; из желающих поиграть здесь в основном мужчины. Некоторые любопытные коротают время до электрички и наблюдают за ходом игры. Сам Юрий Мартыщенко стоит возле своего неизменного «мольберта», в котором находятся листовки с агитационным текстом. 

74-летний житель Новосибирска ратует за введение пожизненной природной ренты от продажи природных ресурсов для каждого россиянина. В листовке его требования прописаны, перемешиваясь с цитатами Вернадского, Ключевского, Чичерина, Гумилева… Здесь же самоуверенный тон: «приказываю Вам, господин президент», «граждане России имеют право принудить правительство», «необходимо срочное освоение прямой демократии». Листовки, или, как их называет сам инициатор, «Манифесты независимых от кого-либо волонтеров», Мартыщенко предлагает отправить напрямую президенту – адреса указаны непосредственно внутри. 

За час «дежурства» к агитатору за листовками подошли трое. Вопросы Мартыщенко уже давно никто не задает. К странному, на первый взгляд, мужчине, который независимо от погоды, в длинном черном пальто, разноцветном шарфе и табличкой «Социализм нежизнеспособен» на груди привыкли все – новосибирцы, работники метро, сотрудники полиции. 

IMG_8899.JPG

«Уже лет пять меня отсюда не выгоняют, – гордо замечает Мартыщенко. – Первое время работники метро злились, вызывали полицию, забирали в участок… Но отпускали быстро, потому что моя деятельность законная, задеть меня нечем. Поэтому, наверное, смирились. А зачем меня забирать, я общественный деятель, не просто так тут дежурю. Можно сказать, я занимаюсь политической деятельностью. На улице это можно делать без проблем, а тут есть свои сложности – метро считается зоной повышенной опасности и любые публичные мероприятия запрещены. Но я не выставляю листовки на показ, просто люди уже знают, где их брать. Метро мне нравится больше, здесь всегда хорошая погода…» 

Антисоветизм, неправильные конспекты и волонтеры прямой демократии

«Активным общественным деятелем» Мартыщенко стал в 2008 году, после выхода на пенсию. До этого никогда «политической деятельностью» не занимался, всю жизнь посвятил образованию и освоению ряда рабочих профессий. Первую свою профессию Мартыщенко получил еще в девятом классе, участвуя в весенних полевых работах на тракторе: как школьник, который особо хорошо разбирался в сельскохозяйственной технике. 

На следующий день после выпускных экзаменов устроился слесарем-сборщиком на вагоностроительный завод, параллельно готовился к поступлению в университет. После пяти неудачных попыток поступить в НГУ, подал документы в НГТУ на физико-технический факультет, правда, уже после армии, через рабфак. 

IMG_8939.JPG

«Второе образование я уже получил заочно, в Институте народного хозяйства, – ударился в воспоминания Мартыщенко прямо посреди станции метро. – У меня были амбиции, я хотел стать директором крупного машиностроительного завода. Поэтому начал изучать экономику. Но ничего не получилось – давление бюрократии, в общем, я не смог прижиться. Работал на разных должностях и предприятиях города. А когда начался развал, то не вписался ни по одному своему образованию. И снова ушел на рабочую должность». 

Уже в зрелом возрасте Мартыщенко успел получить еще одно образование в Сибирском институте интеллектуальной собственности. Неоконченное высшее имеет и в Барнаульском политехническом университете, где учился до поступления в НГТУ. 

«Ушел оттуда, потому что на экзамене по политической экономии что-то не то сказал и меня обвинили в антисоветизме, – усмехается Мартыщенко. – Решил не искушать судьбу и сбежал с третьего курса. Но основные дисциплины по специальности автоматика знаю – и сопротивление материалов, и теоретические основы электротехники». 

Все авторы, которых «политический деятель с десятилетним стажем» указал в своем «Манифесте», были проработаны им самостоятельно. Мартыщенко занимается самообразованием, он изучал ученых, ведя конспекты. Искусству ведения конспектов 74-летний новосибирец пытался научить и меня, проведя двадцатиминутную лекцию. 

IMG_8893.JPG

За это время шахматисты отыграли одну партию, а мимо «мольберта» не прошла равнодушно только одна женщина, которая вступила с Мартыщенко в полемику, доказывая, что Советский союз совсем никуда не делся, а манифест она уже отправляла президенту не раз. Но все время получала отписки, и больше этим заниматься не собирается. Но листовку все-таки взяла.

«Вот видите, какой у нас менталитет у народа! – не остался удовлетворенным после общения с женщиной собеседник портала. – Советский союз уже давно канул в лету, а она говорит, что никуда не делся. Зачем тогда брала манифест? Знаете, вот за десять лет моей программы, разобрали их уже около 600 тысяч! Из них по обратной эпизодической связи вернулось 200 тысяч. То есть, треть из всех листовок была отправлена! И все больше новосибирцев обещают мне обдумать предложения и стать волонтерами прямой демократии».

Для того, чтобы стать «волонтером прямой демократии», считает Мартыщенко, нужно просто носить бейджик и слоган про социализм. А также – агитировать сограждан к выражению своей позиции и призывать их отправлять манифесты на адрес президента. Цель общественного деятеля – собрать десять тысяч таких волонтеров, с помощью которых до главы государства дошел бы миллион таких листовок.  

IMG_8922.JPG

«Конечно, с этой бандурой только мне таскаться, – смеется Мартыщенко, указывая на «мольберт». – Но бейджик – это же никого не затягостит, в свободное от работы время. Пока, насколько я знаю, волонтеров нет. Распространяют некоторые заинтересованные среди своих родственников, коллег по работе. Но так, чтобы публично, с бейджиком – таких нет. Опасаются, наверное, нашу власть. До конца не понимают всей серьезности, не развили свой интеллект. Но, в любом случае, с согражданами мне легче работать, чем с должностными лицами. С последними вообще бесполезно что-то решать». 

Мартыщенко уверен, что отсутствие волонтеров и малое количество публикаций в СМИ – реакция на боязнь осуждения и санкций власти. Деятельность агитатора, по его словам, «замалчивается», и «вряд ли вам редактор разрешит это публиковать» (редактор, как видите, разрешил). 

«Среди людей, на глазах людей и в интересах людей»

Кроме площади Ленина Мартыщенко «работает» и на площади Маркса, утром, до обеда. Правда, в день нашей встречи туда он не попал – помешали домашние хлопоты. Копии манифестов размещены и в социальных сетях – политически активный новосибирец неплохой пользователь, отвечает на сообщения в «Одноклассниках» даже на своем «рабочем месте». 

Домой Юрий Мартыщенко торопится не особо – когда-то большая семья разлетелась, и теперь он живет один. Хотя, как вспоминает общественник, именно семья повлияла на то, что по профессии он не работал никогда. Знания, полученные в университетах, так и остались неиспользованными, ведь «семья и реальная жизнь важнее, чем обиды за невозможность самоутвердится». 

IMG_8891.JPG

«Надо было кормить семью и растить детей. И только на пенсии я разобрался во всем и начал вести свою политику, – добавил Юрий Георгиевич. – Впрочем, я все равно всегда жил так, как хотел. Всегда пытался разобраться в жизни – для этого получал системное образование и занимался самообразованием. Много монографий изучил, дважды читал библию, изучал эзотерику, буддизм… Сейчас занимаюсь самообразованием еще больше – дома меня никто уже не ждет, дети взрослые, ведут свою жизнь. Домой я прихожу только есть и спать, а остальная жизнь проходит на улицах города и станциях метро». 

За шахматной «лавочкой» происходит перестановка – сыграна еще одна партия. Мартыщенко носит шахматную доску с собой постоянно. Играют с ним практически одни и те же мужчины – за десять лет здесь сложился свой шахматный клуб. Игрокам не мешает ничего – ни постоянно громыхающие электрички, ни снующий туда-сюда народ, ни повышенное внимание, ни непривычная обстановка. Свое пристрастие к шахматам Мартыщенко объясняет все так же – эта игра является одной из самых интеллектуальных, в ней много вариативности и разных выходов. Правда, далеко не всех человек с тремя образованиями может обыграть. 

Свой рабочий день Юрий Георгиевич описывает как раз через шахматы: «Ну, часа два-два с половиной поиграю и иду домой». На вопрос, почему в это время пенсионер не занимается, например, рыбалкой или собиранием грибов, Мартыщенко отвечает довольно прямо:

«От других пенсионеров я отличаюсь развитостью своего интеллекта. Кто-то отучился, отработал и дальше развиваться не хочет. Остановился, доживает уже ради своего удовольствия. Мало что понимает в мире, мало что его волнует. А развитой интеллект можно получить только непрерывным образованием. Развитой интеллект начинает понимать, что в жизни происходит. Я понимаю, что происходит, и пытаюсь рассказать другим. У меня такой статус – я среди людей, на глазах людей и в интересах людей». 

IMG_8945.JPG

Именно на станции метро «Площадь Ленина» происходит постоянная отшлифовка текста манифеста, работа над ним в беседах, спорах и полемике с людьми. Разрабатывает Юрий Георгиевич свою точку зрения вместе с новосибирцами. Для этого он также посещает публичные лекции, открытые мероприятия и площадки для дискуссий. 

Однако в последнее время заниматься общественной деятельностью становится труднее. Уже сейчас у Мартыщенко стоят три шунта в сердце. Он живет, следуя строгой диете и режиму питания. Но считает, что активная позиция его лечит, потому что происходит совмещение приятного и полезного действия. 

«Вы приходите сюда почаще. Не всегда же эти дядьки тут в шахматы играют. Иногда их нет. Тогда я и вас научу играть. И расскажу еще немного о том, как составлять конспекты…», – прощается «дежурный по станции».  


IMG_8903.JPG



comments powered by HyperComments