Как не развязать войну с подростком

Как не развязать войну с подростком
Фото: johnpavlovitz.com, Елизавета Милованова
Общество / 06 апреля 2017 / 09:04 / Елизавета Милованова

Девочка-подросток попросилась из приемной семьи, в которой прожила более десяти лет из-за конфликта с родителями. Неразрешимыми оказались противоречия в видении будущего ребенка. При этом она не сбежала из дома, как делают некоторые «бунтарки» ее возраста, а обратилась за защитой своих интересов к детскому омбудсмену. 

Со стороны взрослого человека, подростки ведут себя порой нелогично и неправильно, но часто то же самое думают и подростки о своих родителях. И на почве взаимного непонимания, как грибы после дождя, растут всевозможные конфликты, которые могут перерасти в серьезную проблему. С одной из таких проблем столкнулась семья из Новосибирской области. Действующими лицами в семейном конфликте оказались не только члены семьи, но и органы опеки.

В многодетной семье с восемью детьми произошло то, чем обычно только пугают, но на самом деле почти никогда не делают. Серьезно поссорившись с родителями, приемная 16-летняя дочь написала письмо уполномоченному по правам ребенка в Новосибирской области, в котором сообщила, что хочет уйти из семьи, потому что чувствует себя некомфортно. Девочка живет в семье с пяти лет, и до этого времени серьезных конфликтов не было.

Как отмечает детский омбудсмен Любовь Зябрева,  раньше такие случаи тоже бывали, но за все время работы аппарата уполномоченного (с апреля 2014 года) дети, не желающие жить с приемными родителями, обращались к ней лишь трижды.
 
«Мне кажется, есть определенный конфликт, который произошел между родителями и девочкой, и связан он с тем, что не сошлись их взгляды на ее дальнейшее будущее. Это началось год-полгода назад, когда она закончила девять классов, хотела уехать в город и получить профессию парикмахера. Еще ею руководило то, как я выяснила из беседы,  что в городе уже жила старшая приемная дочь, которая ранее также воспитывалась в этой семье, и которая в настоящее время обучается в высшем учебном заведении. Но родители посчитали, что для этой девочки целесообразнее остаться в том районе, где они живут, и получить другое образование», – рассказала Зябрева.


o1_003.jpg
 
Получать то образование, которое предложили родители, у подростка не сложилось – выбор ее не устроил, и она оставила учебу после нескольких дней посещения занятий. Сейчас она вернулась в школу – в десятый класс.
 
«Родители уже согласны, чтобы она ехала в город и училась, но при встрече со мной, в беседе, она высказала категорическое «нет» – она хотела бы уйти из семьи и поселиться в детском доме, – сообщила детский омбудсмен. – В настоящее время мы с ней договорились, что все-таки пусть она поживет в центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей, месяц, два, три – для того, чтобы принять правильное решение. Органы опеки и попечительства сразу же подключили психолога, чтобы помочь семье разрешить конфликтную ситуацию и в детском учреждении, в котором она находится, будут с ней работать психологи».


Зябрева предположила, что причины такого поведения кроются не только в разности взглядов на дальнейшую судьбу и получение профессии, а имеют более глубокие корни. Девочка рассказала, что, когда в семье начались разногласия, родители в пылу ссоры заявили ей, что сами от нее откажутся, и это могло сильно ранить подростка.

По данным министерства социального развития Новосибирской области, регион не первый год занимает лидирующие позиции по семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей, а также входит в первую десятку субъектов Российской Федерации, в которых количество детей, устроенных в семьи, превышает количество выявленных детей, оставшихся без попечения родителей. Количество «возвратов» детей каждый год сокращается: в 2016 году было 83 таких случая, при том что усыновили или взяли под опеку 1024. 90% детей-сирот или оставшихся без попечения родителей в 2016 году воспитывались в замещающих семьях.


infografika.png

Подростковый возраст «богат» на конфликты, и они случаются не только в приемных семьях. Иногда кажется, что причины лежат на поверхности – поссорились из-за одежды, музыкальных вкусах. Но на самом деле они глубже.

«Подростковый возраст у детей – это, прежде всего, прохождение второго кризиса рождения личности, – прокомментировала практикующий семейный психолог Александра Павловская. – Если в первом ребенок отвечал на вопрос «кто я?», то во втором кризисе он отвечает на вопрос «какой я?». То есть, определяются качественные характеристики личности. Это сепарация – отделение от родителей через спор, через какую-то негативную оценку, от каких-то догм, интроектов, заветов, убеждений, представлений о мире, о жизни,  которые передавали родители, учителя и вообще все предыдущие поколения. Это бунт, оценивание, отказ, оспаривание, тестирование ценностей, которые до этого дети принимали дословно, потому что родители так сказали, и на выходе из этого кризиса у подростков происходит выработка собственных представлений о мире, собственных систем ценностей, собственных целей, собственных личностных качеств».

Конфликты, которые возникают в этот период, по мнению психолога, происходят из-за перестройки человека, и не только на физическом уровне. На физическом уровне происходит перестройка организма, на личностном уровне – формирование отдельно качественно проработанной личности, а на социальном – смена ролей, и в связи с этим изменение требований и ожиданий, изменение позиционирования.

Павловская отметила, что по-настоящему серьезных конфликтов очень мало – чаще всего это ошибочные родительские убеждения либо тестирование границ со стороны подростков, а большинство спорных ситуаций можно решить с помощью вдумчивого обсуждения проблемы.

«Тут для родителей такая задача, буквально олимпиадного уровня. С одной стороны, любой ребенок очень любит своих родителей, даже очень плохих, которые безобразно к нему относятся; с другой стороны, у него сейчас идет такой период, когда он проходит период отрицания ценностей родителей, и это нормально. Так вот, олимпиадная задачка для родителей – помочь ему в следующем: показать возможность того, что он может плохо относится к их ценностям, к их представлениям о жизни, к их жизненным стратегиям, но это не отменяет любви и уважения друг к другу. Если задача выполняется, то это практически гарантирует благополучную внутреннюю и внешнюю жизнь – и у ребенка, и у самих родителей».



comments powered by HyperComments