Свидетель по делу «Электроагрегата» запутался в показаниях

Общество / 02 декабря 2015 / 17:04

Центральный суд Новосибирска продолжил допрос свидетелей по уголовному делу о станции нейтрализации завода «Электрогарегат». Трое выступивших в ходе заседания свидетелей заявили, что здание разбиралось, однако полностью ли оно было снесено или нет, пояснить не смогли. Именно это и пытается выяснить суд в ходе разбирательства.

Первым во вторник, 1 декабря, был допрошен свидетель Валерий Козлов. На завод он пришел рабочим в 1958 году, с 1996 года и до ухода в 2014 году на пенсию работал в должности заместителя главного инженера предприятия. Козлов рассказал, что недостроенное помещение станции нейтрализации было возведено в три этажа. Он заявил, что объект представлял собой каркас без внутренних перегородок, наружных и внутренних коммуникаций. Внутри – имитация лестничного пролета, с которого можно было с легкостью упасть. В каких годах началось строительство здания станции нейтрализации, ему неизвестно. Он также указал, что с 1988 года станция нейтрализации была закреплена на праве полного хозяйственного ведения и поставлена на баланс завода. Когда было приостановлено строительство, Козлов не помнит.

«Когда решался вопрос о сносе этого здания, комиссия зарегистрировала трещины. Также подвал периодически наполнялся водой из-за того, что это здание было брошено и не достроено», – рассказал свидетель. Как заместитель главного инженера он принимал участие в комиссии по обследованию строения. Акт обследования техсостояния был передан на рассмотрение на заседании совета директоров.

«Когда началось строительство нового здания, не помню, началось на том же месте, где и было старое здание. Когда было окончено строительство здания, не помню», – ответил на вопросы гособвинителя Козлов.

Что касается нового объекта, якобы построенного на месте станции нейтрализации, Козлов сообщил, что представители завода занимались подведением к объекту наружных коммуникаций, водопровода, электроснабжения, канализации, а разводку внутренних коммуникаций делал подрядчик ООО «Колби 9». К слову, руководитель этой организации Борис Колмаков при допросе в суде заявил, отвечая на тот же самый вопрос, что работы с внутренними коммуникациями производились силами ОАО «Электроагрегат». Ответить на вопрос, сносилось ли здание полностью перед строительством нового, свидетель Козлом прямо не смог: «Не знаю, что сносилось. Видел, что машины что-то вывозили, строительный мусор. Здание было огорожено забором».

В ходе допроса свидетеля бывший директор «Электроагрегата» Владимир Цыкин, который является одним из обвиняемых по делу (он инициировал его расследование), поинтересовался у Козлова: «Валерий Дмитриевич, вы знали, что здание станции нейтрализации является государственной собственностью?». Козлов ответил: «Нет». Цыкин попросил Козлова пояснить его же показания, который он дал в апреле 2013 года, а именно фразу «с 1988 года в ОАО «Электроагрегат» числился объект НЗП «Станция нейтрализации», который был закреплен на праве полного хозяйственного ведения и поставлен на баланс предприятия». По мнению бывшего гендиректора «Электроагрегата», ее смысл как раз в том, что станция нейтрализации является собственностью государства, а сама формулировка взята из договора, заключенного между предприятием и комитетом по управлению имуществом мэрии Новосибирска. Козлов лишь указал, что эту фразу он услышал на заседании правления завода от кого-то из техслужбы.

Свидетельница Татьяна Бычкова, которая работала на заводе с 1980 по 1998 годы и с 2000 по 2008 годы, рассказала, что станция нейтрализации строилась вместе с гальваническим производством. Здание нейтрализации возводилось из силикатного кирпича; по ее словам, у брошенного недостроя были только оконные проемы. В осмотре объекта вместе с комиссией она участия не принимала, однако бумагу о плохом техническом состоянии строения подписала, до конца не ознакомившись со всеми данными, которые приводились в документе. «Помню, что было указано про трещины и про то, что здание подлежит сносу», – рассказала в ходе заседания Бычкова.

Полностью ли было снесено здание, она не знает, поскольку из-за высокого забора не было видно. Она лишь заметила, что демонтируют лестничные пролеты, а также какие-то металлоконструкции. «Со стороны улицы Красина стену разбирали», – сказала свидетельница, но тоже не смогла сказать, сколько этажей было разобрано.

Третьим был допрошен свидетель Константин Сульженко. На заводе он проработал с 1974 по 2010 годы. Как и предыдущие выступающие, он подтвердил, что на территории завода стояло здание станции нейтрализации, оно было построено в три этажа из белого кирпича. Подписывал ли акт, подтверждающий аварийность сооружения, он не помнит. Предположил, что если был членом комиссии, то, возможно, свою подпись ставил.

«Работу по сносу видел, замечал на площадке рабочих, машины, которые вывозили кирпич, строительный мусор, однако детально рассмотреть не мог, так как территория была огорожена забором высотой примерно в 2,5 метра. Проходил мимо, видел, что стены разбирались, но не могу утверждать, полностью или нет», – сказал выступающий в ходе заседания свидетель. Между тем, Сульженко ходил мимо станции нейтрализации – от проходной предприятия до своего рабочего места – как минимум дважды в день, утром и вечером, потому не видеть, что происходит на площадке перед объектом, не мог.
 
Начало новых строительных работ Константин Сульженко видел, но не обращал на них особого внимания, в каком году они начались, не знает. Однако он подтвердил, что новое строение было возведено на том же месте, что и станция нейтрализации. «На момент увольнения, в 2010 году, новое здание уже было в четыре этажа, окна, облицовка», – продолжил он.

Представитель стороны обвинения обратил внимание судьи, что показания Сульженко разнятся с теми, что он давал в апреле 2013 года следователю. В частности, ранее свидетель заявлял, что видел, как коробка стягивалась швеллерами. Позже Сульженко подтвердил, что это, действительно, говорил и такое лично видел. Также ранее свидетель заявлял, что не принимал участие в осмотре недостроя, а в ходе судебного заседания дал обратные показания. «Мне кажется, принимал. Не знаю даже», – ответил Сульженко.

«Неизвестно, кто подготовил акт обследования. Более того, напротив акта стоит не моя подпись. Подпись принадлежит Шучалину, который был начальником корпуса №4», – зачитал прокурор ранее данные следователю Сульженко показания.

– Ваша подпись есть?– поинтересовался судья Григорий Бракар, показывая Сульженко акт.
– Моей [подписи] здесь нет, – ответил Сульженко, заметив, что за него расписался Шучалин. 
– Почему он поставил свою подпись? – спросил гособвинитель.
– К нему вопросы, почему.

После этого Сульженко заметил, что акт он впервые видел у следователя, ранее с этой бумагой знаком не был.

Цыкин поинтересовался у свидетеля, если он ходил мимо сначала недостроя, потом строящегося объекта каждый день, почему не видел, как велось строительство или снос. «Вот вы говорите о том, на чем заострено ваше внимание, а у меня было внимание, что я делаю в цехе, какие проблемы нужно решить, чтобы производство не стояло. Ну ходил я, но что, на него нужно смотреть? На какую высоту разбирали? Метра полтора-два, дальше я не видел. Если бы надо было специально, я бы смотрел, ходил», – эмоционально ответил Сульженко.

Напомним, на скамье подсудимых по делу о мошенничестве оказались председатель совета директоров предприятия Александр Одинец и бывший директор «Электроагрегата» Владимир Цыкин. По версии следствия, подлежавшее сносу здание станции нейтрализации не было уничтожено, и административный корпус на его месте – это не новое здание, а надстроенное старое. При этом на снос выделяли средства из бюджета предприятия. Общий ущерб оценен в 95 миллионов рублей. Следующее заседание по делу состоится 7 декабря.

Новые дела руководства «Электроагрегата»

Напомним, ранее появилась информация, что «Электроагрегат» фигурирует еще в одном уголовном деле, которое расследует Главное следственное управление ГУ МВД по Новосибирской области. Оно связано с хищением денежных средств в размере более 77 миллионов рублей, вырученных от продажи нежилых помещений, принадлежащих ОАО «Электроагрегат». Сделка по продаже состоялась три года назад, но деньги в кассу предприятия до сих пор не поступили, а руководство не предприняло действий для их истребования. В деле фигурируют председатель совета директоров ОАО «Электроагрегат» Александр Одинец и генеральный директор Александр Рудских. 

По информации Владимира Цыкина, к настоящему времени следственным отделом следственного управления Следственного комитета в Октябрьском районе возбуждено еще одно уголовное дело, по факту хищения акций ОАО «Электроагрегат» и ЗАО «Опытный завод Электропривода», которые находились на балансе других юридических лиц. «Одним из фигурантов этого дела, которое было возбуждено по статье  «Мошенничество в особо крупном размере» являются все тот же председатель совета директоров ОАО «Электроагрегат» Александр Одинец. В настоящее время правоохранительными органами проводятся следственные действия, по окончанию которых, я думаю, будет предъявлено обвинение уже конкретным лицам», – сказал порталу Сибкрай.ru бывший гендиректор предприятия. 

Он отметил, что с «Электроагрегатом» уже связано три уголовных дела. «Заметьте, во всех опять же фигурирует председатель совета директоров ОАО «Электроагрегат» Александр Одинец. И, что характерно все обозначенные уголовные дела возбуждены по части 4 статьи 159 – «Мошенничество в особо крупном размере», на мой взгляд, прослеживается определенная закономерность с элементами продуманной системной мошеннической схемы» – заявил Цыкин. 

Одинец давать какие-либо комментарии 1 декабря отказался.

comments powered by HyperComments