Дело «Интерры»: «Show must go on в этом адском цирке»

Дело «Интерры»: «Show must go on в этом адском цирке»
Общество / 13 августа 2015 / 16:54
Текст обвинительного заключения по делу о хищении средств, выделенных на проведение форума «Интерра» в 2012 году, не выдерживает никакой критики, заявил основной обвиняемый по делу Дмитрий Петров и описал некоторые противоречия в выводах расследования. Если в ходе начавшегося суда его вина будет доказана, предпринимателю грозят десять лет заключения.

Свой новый текст в интернет-журнале Siburbia Петров озаглавил «В плену слов», публикация появилась на этой неделе. Портал Сибкрай.ru перепечатывает текст полностью:

«30 августа исполняется ровно два года «делу Интерры». И почти полтора года, как я нахожусь в СИЗО-1 Новосибирска. Почти два года длилось расследование хищения 2,7 миллиона рублей при организации форума «Интерра-2012». И, наконец, в июне этого года прокуратура утвердила обвинительное заключение и направила 206 томов дела в Заельцовский районный суд.

Обвинительное заключение – это, по сути, итог работы следователей и основной документ судебного разбирательства. Суд не может выйти за рамки обвинительного заключения и должен рассматривать только те обстоятельства дела, которые изложены в тексте этого документа. С этой точки зрения в заключении важно каждое слово, каждая запятая.

Зачастую именно запятая, как в известной резолюции «казнить нельзя помиловать», в буквальном смысле определяет судьбу обвиняемых. В моем случае речь идет о наказании до десяти лет тюрьмы.

На филфаке меня учили очень внимательно и вдумчиво подходить к анализу текста. Только при таком подходе раскрывается вся смысловая палитра и становится видно неочевидное. В дальнейшем навыки, сформированные в студенческие годы, мне очень пригодились в работе. В сфере коммуникации слово является одним из главных инструментов. Памятуя об этом, я всегда крайне тщательно, иногда до занудства, подходил к выбору слова. И вот сейчас от того, как будет проанализирован и истолкован текст, зависит моя судьба и жизнь моих близких на ближайшие годы.

Что же собой представляет обвинительное заключение? Это пять томов, из которых лишь 42 страницы текста самого обвинения, изобилующего канцеляризмами, повторами и следовательскими штампами типа «имея преступный умысел» и «действуя из корыстных побуждений». Что касается последних, то это вообще такой беспроигрышный риторический прием, когда к любому, даже абсолютно невинному описанию действия добавляются соответствующие конструкции, и оно начинает выглядеть как преступление. «Группой лиц по предварительному сговору, заранее распределив роли, реализовали преступный умысел поездки на дачу, сопровождающейся распитием спиртных напитков и иными действиями, имеющими противоправный характер». Ну что, любители дачного отдыха, вы уже слышите, как похрустывают пальцами следователи в своих кабинетах?

Оставим за скобками грамотность авторов обвинительного заключения, хотя элите следственного дела неплохо бы знать, что «документооборот» – это одно слово, а не два. Пусть и довольно длинное.

Кстати, о длине. Иногда она все же имеет значение. Например, когда надо тщательно спрятать смысл написанного, похоронить суть под грудой слов.

Так, в одном из предложений обвинительного заключения я насчитал 263 (!) слова. Когда подлежащее и сказуемое разделяет полстраницы текста, понять, о чем идет речь, практически невозможно. Ну, да бог с ними, с этими орфографией и пунктуацией, в конце концов, не в них заключается главная задача отечественных Пинкертонов. А, по мнению их главного начальника Бастрыкина, «в установлении объективной истины по делу». Но вот с этим, как оказалось, тоже не все в порядке.

Из обвинительного заключения следует, что меня обвиняют в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана. Подобно тому, как бабушке требуется обладать уникальными признаками, чтобы стать дедушкой, хищение (для называния таковым) тоже должно иметь набор определенных признаков. Основные признаки хищения – противоправность, безвозмездность, изъятие имущества у данного собственника или обращение чужого имущества в пользу виновного, причинение собственнику или владельцу имущества ущерба. В обвинительном заключении сказано, что «в результате умышленных, совместных и согласованных мошеннических действий был причинен ущерб областному бюджету Новосибирской области в размере 2,7 миллиона рублей». Однако не сообщается, в чем именно заключается ущерб, причиненный областному бюджету.

Из текста заключения следует, что якобы похищенные 2,7 миллиона рублей были выделены из бюджета в качестве субсидий на выполнение работ, связанных с организацией форума «Интерра-2012». Перечень, состав и количество работ были закреплены в государственном задании ГБУ НСО «Агентство регионального маркетинга» (АРМ).

Как следует из материалов уголовного дела, госзадание было не просто выполнено, а перевыполнено. О том свидетельствует и отсутствие претензий со стороны заказчика в лице министерства экономического развития Новосибирской области. Более того, по итогам проведения форума, сотрудники АРМ были премированы, а люди, участвовавшие в организации «Интерры-2012», награждены грамотами и благодарственными письмами. Весь объем оговоренных в госзадании работ был выполнен качественно и в срок. А это означает, что никакого ущерба государству причинено не было, и ни о каком безвозмездном изъятии средств из областного бюджета речи идти не может.

Государство выделило средства на проведение форума, форум был проведен с превышением всех количественных и качественных показателей. В обвинительном заключении нет ни слова о том, что какие-то работы не были выполнены или были выполнены недобросовестно. И судя по тому, что в материалах дела отсутствует даже попытка провести оценку стоимости форума или какого-либо из его мероприятий, следствие не ставит под сомнение стоимость организационных работ, обозначенную в госзадании. Так, если стоимость работ адекватная, сами работы выполнены, заказчик претензий не имеет, то где же здесь хищение?

Мошенничество – это хищение, совершенное путем обмана. Обман, как правило, заключается в сообщении потерпевшему заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений. Обман может выразиться в предоставлении фальсифицированного товара или услуги. Однако в обвинительном заключении не содержится ни одного утверждения, что товары или услуги в ходе организации и проведения форума были фальсифицированы. Еще раз: все, что было обещано, было сделано. Тогда где же здесь мошенничество?

Таким образом, из обвинительного заключения совершенно не ясно, о каком преступлении (и о преступлении ли вообще?) идет речь. Поскольку нет никаких данных, указывающих на основные признаки мошенничества – безвозмездное изъятие средств, причинение ущерба или обман – то вообще отсутствуют и состав, и событие преступления.

Надо сказать, обвинительное заключение содержит множество неточностей, логических противоречий и расхождений с реальностью. Чего стоит фраза: «Петров Д.В. организовал изготовление, подписание и проставление печати в фиктивном договоре неустановленными лицами». Это при том, что ни моих, ни чьих-либо еще показаний на этот счет в деле нет. То есть, доказательств нет, лица не установлены, зато присутствует полет следовательской фантазии. Вполне достаточно, чтобы лечь в основу обвинения.

Но креатив сотрудников Следственного комитета не ограничивается домыслами и ничем не обоснованными предположениями. В не меньшей степени эти люди владеют искусством умалчивания.

Согласно тексту обвинительного заключения, якобы похищенные средства были переданы мне в период с 29.06.12 по 24.07.12. При этом совершенно очевидно, что следствие, располагая моим загранпаспортом, детализацией телефонных звонков и фотоархивом, не могло не знать, что в указанный период я находился за пределами Новосибирска: сначала в Португалии, а потом в Москве. Но зачем следователям упоминать о моем алиби, если это поставит крест на их двухлетней работе. Ведь если нет факта передачи денег, значит, нет хищения. Нет хищения – дело разваливается. Дело развалилось – прощайте премии, очередные звания и дружеские похлопывания по плечу со стороны руководства.

Поэтому раз уж назвался клизмой, полезай в соответствующее место. Вот и приходится бедным сотрудникам следственных органов лепить дела, скрепляя их клейковиной собственных домыслов и фантазий. Ну, а там – прокурор не выдаст, судья не съест.

Внимательно изучив обвинительное заключение, я пришел к выводу, что оно не выдерживает даже минимальной проверки здравым смыслом и действующим законодательством. И будь ситуация в стране не такой запущенной, этот текст не утвердил бы ни один прокурор и не принял к рассмотрению ни один судья. Зато появились бы вопросы к господам следователям о том, чем занимались они два года за бюджетные деньги. Но ситуация в стране развивается от плохого к худшему, маховик посадок и репрессий раскручивается все интенсивнее, а значит – show must go on в этом адском цирке».

Оригинал размещен по адресу http://siburbia.ru/social/v-plenu-slov/
comments powered by HyperComments