Лада Юрченко. Возможность города

Лада Юрченко. Возможность города
Общество / 05 декабря 2014 / 11:45
Портал Сибкрай.ru публикует рассуждения организатора «Интерр» Лады Юрченко о законе «О стратегическом планировании в Российской Федерации» и том, что нужно менять в управлении Новосибирском и областью.
 
172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», определяя новые принципы планирования развития регионов, значимый акцент делает на взаимоувязке планов и прогнозов различного уровня, координации участников планово-проектной деятельности и межотраслевом подходе. Формируемая Вячеславом Володиным по инициативе Института медиа, архитектуры и дизана «Стрелка» президентская программа урбанистики своей основной задачей видит преодоление негативных последствий отраслевого принципа проектирования.

И то, и другое дают надежду на то, что развитие территорий в России, наконец, преодолеет отраслевой планово-отчетный характер и будет осуществляться в логике естественной жизни, а не бухгалтерских таблиц, разделяющих эту жизнь по статьям расходов и не соединяющих ее обратно.
Надо сказать, что 172-ФЗ мне нравится. Его логика предельно конкретно указывает принципы организации стратегической разработки для регионов.

С точки зрения специалиста, 172-ФЗ – это методологические принципы проектного управления и устойчивой стратегии, возведенные в ранг закона. Любой специалист, знакомый с существующей практикой разработки стратегий и программ развития субъектов и муниципалитетов в России, подтвердит, что понять логику существующих стратегий и программ можно, только изменив парадигму мировосприятия. До сегодняшнего момента – а, судя по 172-ФЗ, так будет оставаться до 2017 года (конечный срок приведения в порядок системы стратегического планирования и управления) – это табун тех самых «сферических коней в вакууме», которые скачут сами по себе, не соприкасаясь и даже не видя друг друга. Отраслевой принцип управления – главный конфликт государства и жизни, поскольку жизнь, как ее ни крути, ни на какие отрасли не распадается. Также на эти отрасли не распадается территория, даже если это моногород.

Существующие сегодня программы и стратегии (как бы они ни были прекрасны) не имеют жесткой горизонтальной связи (федерация – субъект – муниципалитет – субъект деятельности), равно как и не имеют горизонтальных связей (образование не ведает, что творит культура, территориальная схема не совпадает с планами строительства, производство не учитывает планов транспортников и так далее), и потому все решения требуют ручного управления, отнимающего много сил, времени, исключающего  делегирования полномочий и создающего массу условий для злоупотреблений (или недомыслия, как угодно). Нигде ни в одном субъекте и муниципалитете России я ни разу не получила ответа на вопрос: как в вашей стратегии связаны промышленное и  гуманитарное развитие. Впрочем, ответы на более простые вопросы, связанные с отсутствием энергомощности или канализации в зоне строительства нового предприятия или микрорайона, тоже не находят ответов и яркая иллюстрация этому – отсутствие парковок, детских садов, зеленых зон и досуговых центров где бы то ни было. До 172-ФЗ мы жили по райкинскому «к пуговицам претензии есть?», теперь, надеюсь, это уйдет в прошлое. От проектного управления, рекомендованного специалистами, чиновник может отмахнуться (как это происходило последние 15 лет), от закона отмахнуться гораздо проблематичнее, а потому есть надежда, что эффективное управление сможет все-таки проникнуть в Россию.

Детально, как и положено закону, 172-ФЗ определяет целеполагание, прогнозирование, планирование, программирование, а также, что меня очень радует – мониторинг и контроль, которые закон определяет как деятельность по комплексной оценке хода и итогов и по оценке взаимодействия участников в части соблюдения принципов стратегического планирования. А расшифровка базовых принципов единства и целостности, сбалансированности, реалистичности, ресурсной обеспеченности исключает соревнование министров-отраслевиков за выполнение своего плана в ущерб планов сопредельных министерств или соревнование города и региона за бюджет, предназначенный для развития общей территории. Вертикаль планирования июльского закона выражена в требовании обеспечения согласованности и сбалансированности документов стратегического планирования, разрабатываемых на федеральном уровне, на уровне субъектов Российской Федерации и на уровне муниципалитетов.

Зона ответственности чиновников в соответствии с этим ФЗ включила координацию государственного и муниципального стратегического управления и мер бюджетной политики; координацию действий и мероприятий по срокам их реализации, ожидаемым результатам и параметрам ресурсного обеспечения с учетом внутренних и внешних условий, тенденций, ограничений, диспропорций, дисбалансов, возможностей субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, отдельных отраслей и сфер государственного и муниципального управления, включая научно-техническое, информационное, ресурсное и кадровое обеспечение стратегического планирования и создание условий, обеспечивающих вовлечение граждан и хозяйствующих субъектов в процесс стратегического планирования.

С урбанистикой немного сложнее.

Закона об урбанистике пока нет, есть ожидаемая президентская урбанистическая программа и грядущий в декабре всероссийский форум по урбанистике. К слову сказать, новосибирский урбанистический форум «Город Завтра» – первый в России (!), который имел статус международного, был «похерен» новосибирскими властям по причине нежелания понимать такие абстракции, как городские среды, городские пространства, городские сообщества, социальные и общественные инфраструктуры и культурные коды, а также связь всего этого с развитием наукоемкой экономики и опережающим технологическим развитием. Четыре года на «Интерре» проходили урбанистические секции, но именно примеры формирования творческих городских пространств и городских сред вызывали самые яростные нарекания, в том числе, и со стороны чиновников, ответственных за развитие экономики. Термин «человеческий капитал» как-то был снят с повестки заседания правительства по инициативе министерства экономики Новосибирской области «за смехотворностью».

Итак, урбанистика. Чуть больше века назад Лондон открыл кафедру городского планирования. Первую в мире. До этого идеи и практики градоустроения от Платона до Османа воплощались в жизнь ненаучно, а значит, были лишены научно-технического обоснования и методологии, без которой, будь у Наполеона III современные градостроительные законы, мы никакого Парижа бы не получили. Впрочем, будь у него современные конкурсные законы, мы бы этого Парижа тоже не получили. Но, не о Париже, а об урбанистике.

Париж я здесь вспомнила только потому, что в нем очень ярко реализуется программа «профессионального горожанства», где все люди, желающие участвовать в принятии решения о развитии города, проходят небольшое, но обязательное обучение. Чтобы принимать решение о строительстве станции метро, например, не на основании «нравится – не нравится», а на основании «возможно, рентабельно, полезно, созвучно стратегии города, учитывает интересы всех сообществ».

Современная урбанистика имеет три направления: инфраструктура, экономика и социум, и основная задача урбанистов состоит в том, чтобы согласовывать интересы различных городских сообществ при выработке и реализации градоустроительных решений.

Когда мы говорим об урбанистике, мы всегда говорим о преодолении отраслевого подхода в развитии территории в пользу межотраслевого, сбалансированного и скоординированного, в котором во главу угла ставится не развитие отрасли, а развитие территории в интересах действующего на ней человека. Действующего – значит, работающего, творящего, созидающего и прирастающего в своей продолжительности и качестве жизни и в своей производительности на благо себя и Отечества.

И когда мы говорим о президентской программе урбанистики, мы говорим о включении действующих граждан в формирование территориального развития, городской среды и экономики городов. На уровне планирования, реализации и оценки. Города приоритетны, но это не значит, что мы ограничиваемся только ими: правила урбанистики действуют на все территории, где живет человек.

На уровне планирования, реализации и оценки все урбанистические процессы могут и должны с этого года проходить по 172-ФЗ, о котором я говорила выше, а значит, увязывать интересы городских сообществ (территориальных сообществ) со стратегиями развития территорий: от клуба садоводов Бывшего Кривощеково до целевых достижений прироста ВРП России в 2020 году. 
Так я читаю 172-ФЗ и президентскую программу урбанистики. И это мне нравится. Но дальше возникает вопрос: как? С точки зрения взаимоувязанности, координации, градоустройства, сообществ и сред?

В первую очередь, необходимо наладить сбор, анализ, мониторинг актуальной информации по более широкому, нежели в отраслевом планировании охвату. То есть, мы должны научиться находить не только статистическую информацию прироста объемов, вложений и выпуска, не только параметры научно-технологического развития, но и более сложную информацию планов, страхов, представлений сообществ.

В урбанистической практике это называется анализом сред, который включает в себя анализ социальных сценариев жителей, деятельности креативного и высокотехнологичного бизнеса, тенденций формальных и неформальных событий, трендов деятельности городских сообществ, функционирования и востребованности общественных пространств, анализ конфликтов и коалиций, анализ культурных кодов, локальных брендов, гуманитарных (в первую очередь образовательных и культурных) услуг, мониторинг потоков значимых групп населения.

Такой анализ дает нам объективную оценку состояния главного капитала территории – человека. Понимание этого параметра дает нам возможность скорректировать потенциал ресурсного, производственного и технологического состояния территории и определить необходимые для стратегического планирования ресурс, риски и угрозы его достаточности для достижения целей стратегии.

Далее урбанистика занимается проектированием общественных пространств, событий и инфраструктурой сред, включая необходимые гуманитарные кластеры и дизайн городской среды, включающий парки, скульптуры, фасады, освещение, оформление, дизайн-код города, стандарты наружной рекламы и вывесок, навигации и прочих «необязательных» вещей, формирующих либо желание жить в городе, либо желание бежать из него со всех ног. 

Урбанистика гораздо глубже, чем государственное стратегическое планирование уходит в локальную жизнь территорий, занимаясь разработкой концепций развития районов города, включенности в его развитие школ, культурных центров, ТОС, управляющих компаний и ТСЖ. Партнеры урбанистики – девелопмент и социальное модерирование. Эти три кита создают основу постиндустриальной экономики или реиндустриальной экономики, или экономики шестого и далее технологических укладов, которые уже неизбежно базируются на ресурсе творчества и интеллекта, источниками которого является исключительно человек, живущий в условиях, способствующих его интеллектуальной и творческой деятельности. Сами по себе станки работать больше не будут, и нефть сама по себе находиться и добываться больше не будет, и даже мосты будут строиться не на Восток, а от человека к человеку. Не в романтическом, а в очень прагматическом смысле этого слова.

Те города, которые будут продолжать игнорировать механизмы развития человеческого капитала, будут стремительно перемещаться в категорию придорожных городов, обслуживающих движение жизни по федеральным трассам и транспортным артериям.

От функции обслуживания социокультурных потребностей граждан общественные городские пространства переходят к функции общественной, гуманитарной инфраструктуры территории, приобретая все признаки и значимость инфраструктур транспортных и технологических. Сложность городских процессов и коммуникаций, сложность управления новыми инфраструктурами приводит к выработке и новых подходов к планированию и управлению, ядром которых является интеграционный подход, призванный обеспечить синергетический эффект действий и учитывающий культуру и ценности сообществ, образующих население территории. Урбанистика, сосредотачиваясь на человеке, разрабатывает социальную карту города, карту культурных кодов, карту общественных пространств, образовательной и досуговой инфраструктуры, рекреационного  пространства, комьюнити-центров.

Разрабатывает – это значит включает все городские сообщества: и конфликтные, и оппозиционные, и подростковые, и пенсионные – в организацию этой структуры города, помогая формировать пространства взаимодействия на базе общественно-активных школ, новых культурных центров, во дворах, в поселках и микрорайонах.

Именно с помощью урбанистики глобальные стратегии развития территорий ставятся «на землю» и включаются в ежедневную жизнь каждого человека, укореняется на территории и обретает силу.

В полюбившемся мне 172-ФЗ это обозначено терминами сбалансированности, реалистичности, ресурсной обеспеченности, согласованности и сбалансированности с учетом внутренних и внешних условий, тенденций, ограничений, диспропорций, дисбалансов, возможностей субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, отдельных отраслей и сфер государственного и муниципального управления, включая научно-техническое, информационное, ресурсное и кадровое обеспечение стратегического планирования и создание условий, обеспечивающих вовлечение граждан и хозяйствующих субъектов в процесс стратегического планирования.

Для того чтобы это произошло в реальности, необходим единый инструмент и единый центр территориальных стратегий, способный объединить требования и подходы закона, программы и сходных «методологических рамок». По сути, общественный экспертный институт, помогающий государству развивать страну. Звучит иллюзорно, но другого выхода, похоже, нет.

Да, и зачем я все это написала?

Во-первых, подходит время утверждения всевозможных планов и стратегий развития региона и хотелось бы, чтобы их утверждение прошло с учетом новых возможностей.

Во-вторых, через неделю состоится IV Московский  урбанистический форум, где запланировано выступление мэра нашего города в секции «Борьба за горожанина», и как горожанин я хочу, чтобы за меня боролись осознанно и результативно.

В-третьих, я очень рада, что образовательная, экспертная и популяризаторская деятельность, Института экономики города, Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», Центра территориальных инициатив «Архполис», Центра прикладной урбанистики, Сибирского центра поддержки общественных инициатив, Фонда «Академгородок», Фонда «Общее Дело», Института регионального маркетинга и креативных индустрий, форумов «Город Завтра» и «Интерра» обретает под ногами твердую почву. При этом очень хочется надеяться, что проектное управление и урбанстика стали не модой, а стилем российского управления. Тогда, пожалуй, мы реализуем данную нам возможность города.
comments powered by HyperComments