Академик Диканский. Куда катятся наука и образование

Академик Диканский. Куда катятся наука и образование
Общество / 04 июля 2014 / 15:45
Зачем России ЕГЭ, почему возник дефицит «технарей» и что получится из реформы Российской академии наук. Эти и другие вопросы поднимает бывший ректор НГУ, а ныне заместитель председателя СО РАН Николай Диканский. Академик написал для портала Сибкрай.ru статью, в которой подводит некоторые итоги масштабных преобразований последних лет.
В России реформы идут уже 25 лет и пора бы подвести их итоги, назвав имена их авторов. Мы сосредоточимся на результатах реформ образования и науки.

На начальном этапе Министерство образования в школе боролось за гуманитаризацию школьного образования, его вариативность, что, по сути, свелось к сокращению часов по точным наукам. По-видимому, предполагалось, что в России нужны только юристы, экономисты, филологи и философы. В результате количество абитуриентов желающих поступать на «тяжелые» факультеты (точные науки, инженерию) стало быстро сокращаться. В это время Министерство образования, следуя указаниям сверху, решило рыночные механизмы внедрить в систему высшего образования и стало педалировать платное обучение. Недофинансированное образование естественно схватилось за это предложение и количество вузов и филиалов увеличилось в девяностых годах в десять раз.

Количество выпускников гуманитариев выросло в десятки раз. Этим грешили не только педагогические вузы, но и технические. Важно, что из выпускников пединститутов менее 10% шли работать в школы.

Итог этих нововведений в России – дефицит инженеров, специалистов по точным наукам. Но хуже того введение платного образования стало легализацией продажи дипломов и как следствие девальвацией российских дипломов.

Опять-таки сверху, подсказали, что нужно интегрироваться в Европейскую образовательную систему «Болонский процесс», в которую США категорически отказались вступать. Одним из основополагающих ее принципов является мобильность студентов и преподавателей. Но учитывая большую разницу зарплат и стипендий фондов – это игра в одни ворота, лучших они скупят. Но самым плохим в этой системе явилось двухуровневое образование. Появилась бакалавриатура – недоученный выпускник без специальности. В магистратуру попадают только половина бакалавров, а остальные без специальности, без высшего образования с непонятными дипломами. То ли техникум, то ли университет. Кем они могут работать? Это же потерянные инвестиции в образование. Почему специалитет заблокировали? Массовое производство юристов, экономистов, психологов, менеджеров (без базового образования) – разве это нужно «современной экономике России»? Ведь многие из этих выпускников не работают по специальности. Впрочем, как и многие выпускники по другим специальностям.

И вот шедевр, который родило Министерство образования и науки – ЕГЭ! Эту систему они подсмотрели в США, которую ненавидят многие в США, наши выпускники, которые растят детей там, клянут их школьную систему образования и говорят, что наше дореформенное школьное образование было намного лучше. Зачем сломали лучшее и к чему пришли… Между прочим, финны до сих пор считают, что советская система образования была одной из лучших в мире и ее используют. Когда «демократично» внедряли систему ЕГЭ в нашу систему образования, нам говорили, что это позволит бороться  с коррупцией при приеме в вузы, сравнивать уровень образования в школах и так далее. Но не было учтено, что число вузов много меньше, чем число школ – и коррупция опустилась на уровень городов, поселков, школ и расцвела! И поступают в МГУ 100-балльники на журналистику, а 80% из них получают двойки по сочинению при проверке в начале семестра на первом курсе! А сколько средств МОН вкладывается в проведение ЕГЭ и еще на обеспечение контроля системы ФСБ, МВД… И на это потрачены десятки миллиардов рублей. А результат широкого использования ЕГЭ отрицательный. И вот еще одно нововведение – МОН хочет  ввести в вузах аналог ЕГЭ!!! 

Следует вспомнить, что в 1990 году школьное образование в России было на третьем месте в мире, а в 2012 года стало 40-м. Не пора ли сделать выводы… 

И большинство из авторов реформ в образовании приступили к реформированию РАН.

Результаты деятельности этих людей по реформе образования налицо. Кто вам дал право это делать без широких, открытых, компетентных дискуссий?! Усилиями реформаторов опущена одна из лучших систем образования в мире, и развал ее продолжается. 

Надо назвать фамилии этих реформаторов: Министры образования В.Г. Кинелев, А.Н. Тихонов – гуманитаризация, борьба со сциентизмом, вариативность; В.М. Филиппов – Болонское соглашение, А.А. Фурсенко, Д.В. Ливанов – дальнейшее продвижение ЕГЭ, а теперь и борьба с Академией наук. Общество должно знать «героев» в лицо. Есть еще актеры второго плана, но главные идеологи – всевозможные центры стратегических исследований, ВШЭ с Я.И. Кузьминовым во главе, РЭШ с уже отодвинутым от руководства С.М. Гуриевым, АНХ во главе с В.А. Мау. Д.В. Ливанов – большой любитель американской системы образования, испортив вконец отношения с РАН, решил привлечь американскую компанию PricewaterhouseCoopers для того чтобы сделать «карту науки» РОССИИ.

Российские мальчики лет 25, отучившись по два-три месяца за рубежом, составили эту карту, над которой смеялась вся Россия. Но когда я их спросил, сколько в среднем стоит одна статья у американцев и сколько стоит одна статья в РАН, они не смогли ответить, потупив взор. Они даже не подозревали, что бюджет РАН – это около двух миллиардов долларов, а бюджет любого заштатного университета в США, которых там десятки, имеет столько же или больше. Из их анализа президент РАН – специалист по гинекологии, и таких ошибок – море.

У нас были и свои оценщики. Так, уважаемый министр науки Б.Г. Салтыков, специалист по наукометрии, в начале 1990-х годов произнес: «В России слишком много науки».  Результат – в России погибло около пяти тысяч отраслевых институтов, инженерно-технологических центров, которые связывали институты РАН и вузы с промышленностью (инжиниринговые центры), проводя НИР и НИОКР для промышленных предприятий. Так были разрушены цепочки инновационного развития страны. 

Отсутствие спроса на инновации со стороны государства и компаний в течение 25 лет привело к тому, что квалифицированные коллективы распались. Так погибли инженерные и технологические школы страны.                                         

Конечно, не все эти институты работали на мировом уровне, что нельзя сказать об НИИ оборонного сектора (и среди них всегда были высококонкурентные организации, и высшее признание – в виде санкций США). Состоялась огромная стратегическая ошибка! Конечно, очень жаль, что за 25 лет погибли многие инженерные и технологические школы, что существенно ослабило позиции РФ в мировой технологической гонке. В итоге, когда министерство решило заняться инновациями и вложило в это в пять раз больше денег (300 миллиардов рублей), чем бюджет РАН, это дало увеличение публикаций всего на 2%, а инноваций – кот наплакал. А суровые обвинения были предъявлены РАН, хотя доля РАН в публикациях более 50%. 

Бюджет РАН восемь лет оставался неизменным без индексаций на инфляцию – 62 миллиарда рублей. Огромные инвестиции ушли в песок. Хотелось бы надеяться, что хоть небольшая часть этой колоссальной суммы пошла в дело, однако научно-техническая общественность страны так и не получила ответа об эффективности потраченных за последние десять лет гигантских средств. Реформы ради реформы или реформы ради дела!

Оценка деятельности Российских институтов и исследователей по международным рейтинговым оценкам порочна и в основном ориентирована на англоговорящие страны. Европейцы, как известно, этого не приемлют.

Россия была в изоляции более 75 лет, языковые проблемы послужили толчком к выработке собственных стандартов и перечней специальностей, поэтому резкий переход на международный стандарт системы классификации отраслей науки и технологий FOS-2011 и системы классификации по образованию МСКО-2011, скорее всего, приведут к полной дезорганизации системы подготовки кадров. Где, на каких высокотехнологических предприятиях России молодые инженеры будут проходить практику? Переход необходимо делать очень продуманно.

По оценкам, переход на новые стандарты обойдется России в несколько сотен миллиардов евро.

Риски, генерируемые реформаторами:

1. Педалирование публикаций с высоким индексом цитирования приводит к игнорированию разработок двойного назначения и коммерческих работ лучшими университетами страны и академическими институтами. Мы этого хотим? Хирш или инновации?

2. Финансирование уникальных установок в стране прекратилось 25 лет назад. Выжили немногие!

3. Государство не финансировало мегапроекты в стране 25 лет. Поэтому в течение 25 лет в стране нет новых установок.

4. Государство крайне скудно финансирует исследовательскую работу в академических институтах, поэтому престиж исследователя резко упал. Приток в науку талантливой молодежи резко сократился и упадет еще больше в результате проводимой реформы РАН.

5. Государство вкладывает в международные проекты огромные средства (ЦЕРН – 150 миллионов долларов, Германия – 500 миллионов евро, ИТЭР (Франция) – миллиард евро), а наши проекты, далеко не худшие по уровню, остаются без финансирования.

6. Ориентация только на институты и лаборатории, работающие на мировом уровне, приведет к большому сокращению сотрудников, которые при скудном финансировании работают на достойном уровне. Реальностью становится потеря научной среды!

7. Сокращение исследователей и преподавателей в два или в три раза при существенном увеличении средств на материальную базу работ будет отрицательна во всех отношениях!

8. Одновременное сокращение преподавателей НГУ и исследователей РАН приведет к социальной катастрофе в Новосибирском Академгородке и массовому отъезду молодежи за границу. Ливанов и Фурсенко этого добиваются? Похоже, что да, ведь надо уничтожить опасного конкурента в борьбе за бюджетные ресурсы на науку!

9. Если в наблюдательном совете НГУ академическое влияние сократится (до одной четверти), то университетом будут править, в большинстве своем, посторонние люди, которым судьба НГУ безразлична, и будет потеря преемственности. Университет наш силен короткой обратной связью.

10. Предусмотренное реформой управление со стороны ФАНО институтами, финансирование из Москвы быстро приведет к дезинтеграции и разрушению горизонтальных связей. Многолетний опыт показывает, что финансирование через московские структуры работы региональных отделений РАН равносильно тому, как нюхать розы через противогаз.

11. Поскольку ученые степени доктора наук, кандидата наук предложено теперь присуждать ученым советам, то коррупциогенность такого решения очевидна. Советов по стране очень много, а ранее решения по докторским диссертациям принимал только ВАК. К сожалению, об этом свидетельствуют события, произошедшие в прошлом году одном из наиболее уважаемых вузов страны – Московском педагогическом университете.

12. В результате принятия федерального закона 253 руководство страны и законодательная власть понесла серьезные репутационные потери: МОН и правительство – индекс доверия упал с десяти пунктов до одного, индекс Совета Федерации с минус одного до минус 15, индекс Государственной думы снизился до минус 26 пунктов. В научной среде все ветви власти понесли значительно большие репутационные потери. При этом уровень доверия к РАН возрос.

Что делать:

1. Необходимо изменить закон 253 таким образом, чтобы в функционале была ответственность РАН за реализацию разработок, а в функционале ФАНО – обеспечение работ и функционирование институтов.
2. Необходимо создать Министерство Науки и Высоких технологий, включив в него РАН с ее институтами и Национальные Исследовательские и Федеральные Университеты, а также продолжающие работу на высоком уровне отраслевые институты. Наиболее подходящей кандидатурой на пост министра, на наш взгляд, является такая значимая фигура как академик Е.Н. Каблов – действительный член РАН, генеральный директор ГНЦ «ВИАМ», руководитель важнейшей программы специального назначения.

Интеграция

Роль интеграции в создании научного потенциала Сибири и Дальнего Востока.

В современном изложении СО РАН – мультидисциплинарный мегакластер (интегратор науки образования и промышленных предприятий), созданный 57 лет назад отцами-основателями Сибирского отделения для развития науки, образования, и промышленности Сибири. Интеграция АН СССР, образования, и промышленности, как система, была рождена при создании оборонного комплекса в CССР сразу после Великой Отечественной войны, примером чему являются такие выдающиеся организации как МФТИ, МИФИ, МХТИ и другие. Нечто подобное произошло в США при реализации Атомного проекта и реализации информационных технологий на основе полупроводниковой революции 1960-70-х годов – феномен Кремниевой долины. И то, и другое, является созданием государственной системы для решения глобальных проблем.

Одновременное создание научного центра ННЦ СО АН СССР и университета НГУ – это, по сути дела, было созданием исследовательского университета мегаразмера в научном смысле при небольшом численном составе НГУ. С самого начала существенным деструктивным фактором для СО РАН и НГУ явилась принадлежность к разным ведомствам. В течение многих лет НГУ и СО РАН пытались объединиться юридически, но ведомства не позволяли этого сделать как в советское время, так и сейчас.

Первоначально в Академгородке планировалось создание 13 институтов. Число институтов выросло до 34 по мере развития. Университет вместе с СО РАН подготовили более 50 тысяч научных сотрудников, около 15 тысяч аспирантов закончили аспирантуру НГУ и СО РАН (СО АН СССР).

После насыщения ННЦ было принято решение о направлении выпускников НГУ для создания научных центров в Красноярске, Иркутске, Томске, Якутске, Владивостоке, лабораторий в Хабаровске, Петропавловске (научные десанты). Так, в 1978 году было создано Дальневосточное отделение РАН  –  успешный опыт пересадки науки (НГУ-СОАН СССР) на новые территории рассредоточения науки по Сибири и Дальнему Востоку. По образцу Новосибирского Академгородка образовались зарубежные аналоги: Цукуба (Япония), Монпелье (Франция), Тэджон (Корея), Адлерсхоф (Германия) и так далее. В настоящее время в Сибирском отделении РАН около 80 институтов и более 100 стационаров, распределенных по всей территории Большой Сибири от Урала до Чукотки.

Сейчас у нас есть точки присутствия в виде институтов и научных центров СО РАН (ныне ФАНО) во всех крупных городах Сибири.

Уральское отделение РАН создано в 1987 году ярким представителем Томской научной школы – председателем Томского научного центра СО АН СССР, директором Института сильноточной электроники академиком Г.А. Месяцем.

Интеграция НГУ – СО РАН оказалась очень плодо- и животворной. Бескормица, связанная с крахом системы финансирования в 1990-х годах, привела к оттоку большого количества молодых научных сотрудников, но, благодаря тому, что в центре функционировал университет, кадровые провалы в научных школах своевременно пополнялись и залечивались. Это не привело к фатальным кадровым потерям институтов и потерям научных школ. Некоторые институты за эти годы сменили дважды научный состав. Это, с одной стороны, обеспечило приток молодых выпускников НГУ, а с другой стороны – произошло существенное омоложение кадрового состава институтов. Сейчас, если правительство наконец поймет, что Академия наук – это одно из главных богатств страны, ее золотой фонд, и начнет нормально финансировать собственные проекты развития, есть надежда, что уехавшие ребята вернутся в родные пенаты, и тогда будут залечены провалы в кривой возрастного состава РАН. В научных школах (студенты, аспиранты, научные сотрудники, профессора) должно быть правильное распределение по возрастам (без провалов).

В настоящее время более 100 ведущих российских научных школ находятся в СО РАН, и значительная часть из них являются научными школами мирового уровня.

СО РАН является одним из соучредителей Академпарка, и основная масса разработчиков в нем – бывшие научные сотрудники институтов ННЦ. Естественно, значительная доля разработок в Академпарке вышла из институтов ННЦ, и почти все сотрудники фирм Технопарка – выпускники НГУ, где 80% преподавателей – сотрудники СО РАН.

К сегодняшнему дню в ННЦ СОРАН лежат на полках сотни разработок, не получившие должного развития и не ставшие продуктами рынка, хотя есть и примеры их успешной реализации в таких ведущих институтах СО РАН как ИЯФ, ИНГГ, ИГД, ИК, ИФП, ИХТТМ и других.

Для того чтобы восстановить цепочки инновационного развития страны необходимо интегрировать усилия РАН, университетов и промышленных предприятий.

Инновационная цепочка развития страны, созданная в советское время, была разорвана в связи с гибелью отраслевых институтов. Поэтому необоснованы обвинения РАН о малом вкладе в инновационное развитие страны. У нас есть несколько институтов, имеющих собственные конструкторские бюро и промышленные производства. Вот они и зарабатывают на внешнем рынке миллионы долларов, выигрывая международные тендеры. Исключительно результативно работают конструкторско-технологические институты в системе СО РАН – научного приборостроения и вычислительной техники.

Так, например, ИЯФ СО РАН за десять лет работы выполнил контрактов для ЦЕРНА на 150 миллионов долларов для проекта Большого адронного коллайдера. Институт неорганической химии ежегодно производит кристаллов на пять миллионов долларов, и поэтому ПЭТ-томографы General Electric оснащены лучшими кристаллами в мире из ИНХ ННЦ. Ряд других институтов ННЦ умеют зарабатывать деньги порядка миллионов долларов. Контракт с Brookhaven принес ИЯФу – 14 миллионов, XFEL – 20 миллионов долларов, и так далее.

В чем главный вред проводимой реформы РАН? 

ФЗ-253 и разделил институты РАН, подчинив НИИ управляющей структуре ФАНО, и превратил РАН в наблюдающую, рекомендующую и проводящую экспертизу организацию, то есть функция управления наукой у РАН была изъята, несмотря на формулировку статей 2 и 3 ФЗ-253 о научно-методическом руководстве институтами ФАНО со стороны РАН и ее региональных отделений.

РАН была системным интегратором сотен институтов, осуществляя горизонтальную и вертикальную междисциплинарную интеграцию различных научных направлений.

Менеджмент РАН осуществлялся учеными, либо людьми, вышедшими из науки, поэтому в условиях длительного скудного финансирования науки удалось сохранить институты, научные школы, которые в последнее время от выживания перешли к развитию. Таким образом, менеджмент людьми, обладающими необходимым набором ключевых компетенций, сохранил дееспособность РАН. 

Идеологические вдохновители создания закона ФЗ-253 начали создавать дублирующие РАН структуры – «Сколково», РОСНАНО и так далее, но увеличения количества публикаций и инноваций не произошло, несмотря на значительные затраченные средства. И опять научно-техническая общественность страны находится в полном неведении относительно эффективности вложенных в эти грандиозные проекты средств.

Текущий момент требует максимальной концентрации усилий научного сообщества в решении проблем, стоящих перед страной. Как сказал на последнем собрании академик Г.А. Романенко,  «в истории отечественной науки прослеживается удивительная тенденция – наши правители вспоминают о науке, только когда в стране возникают проблемы, а когда с помощью науки они устраняются, начинают ее реформировать».

И вот сейчас наступил момент, когда надо признать, что реформирование РАН в таком виде является разрушающей страну стратегической ошибкой.

К сожалению, председатель Общественного совета при Министерстве образования и науки Российской академик РАН А.Р. Хохлов не понимает, что возрождать былую славу не нужно – она либо есть, либо ее нет. (смотрим статью в «Российской Газете» от 23 апреля 2014года). «Былая слава» – это разработки глобального масштаба, которые обеспечили независимость и безопасность страны и высококлассное образование. Система РАН и сейчас обладает необходимым набором ключевых компетенций для решения проблем глобального масштаба. Так воспользуйтесь этим богатством и не разрушайте его!

Остаются вопросы, на которые должен быть дан ответ теми, кто инициировал разработку ФЗ-253. О целях и показателях реформы РАН. Общество должно знать, а не догадываться об инициаторах и авторах этого закона. Авторы закона должны были представить функционал новой системы и дорожную карту ее развития, а не перекладывать эту работу на наспех созданную из малокомпетентных в науке людей из ФАНО.

Если закон оставить в прежнем виде без функции РАН по научному и научно-методическому руководству институтами подведомственными ФАНО, то через несколько лет страна обнаружит, что потеряла R&D – департамент инновационного развития страны. Восстановить систему будет очень дорого и потребует десятки лет. Кто ответит за эту стратегическую ошибку? Миссия власти объединять и способствовать реализации поставленных задач.

Некоторые итоги реформы РАН

– Дезинтеграция институтов и РАН, нарушение горизонтальных и вертикальных связей.
– В результате «реформ» разрушены основы мощи российской науки: научные школы, имущественный комплекс и система управления, которые складывались десятилетиями и позволили РАН пережить тяжелые времена 1990-х годов. 
– Российской науке нанесен тяжелый и невосполнимый удар, последствия которого проявятся в самое ближайшее время, прежде всего в неспособности российской экономики освоить шестого технологического уклада и в создании принципиально новых систем вооружений. 
– Передача управления наукой от РАН к ФАНО приводит к коллапсу научного комплекса страны из-за отсутствия высококвалифицированных научных кадров в системе ФАНО и проведения несогласованных с РАН решений (примеры последнего времени – решения ФАНО по выборам директоров и подготовке уставов научных организаций). 
– Необходимо выполнить основное положение ФЗ-253 (Статья 2, пункт 3) – вернуть функции научно-методического и научно-организационного управления наукой со стороны РАН и закрепить это положение дополнением к ФЗ-253 и в других документах, таких как новый устав РАН, соглашение РАН-ФАНО.
– Нанесен непоправимый ущерб имиджу власти в глазах интеллигенции и научных сотрудников, в первую очередь, молодых. Для исправления сложившейся ситуации необходимы срочные меры по обновлению руководства Минобрнауки и руководства научно-технической сферой в администрации президента.
– Нанесен ущерб имиджу страны в международном научном сообществе из-за резкого снижения активности международного научного взаимодействия, как со странами СНГ, так и со странами дальнего зарубежья. 
– Нанесен значительный ущерб системе науки в регионах, что проявится в ближайшее время в потере конкурентоспособности регионов в образовании, инновациях и развитии высоких технологий, в том числе, в сфере ОПК. 
– Существует очевидная угроза потери национальной научно-технической и технологической идентичности Российской Федерации (во времена СССР – это мировое лидерство в космосе, в  ядерной энергетике и в технологиях ОПК).

В результате ситуации, сложившейся с принятием ФЗ-253 в действующей редакции, существуют реальные основания по снижению качества научных исследований, проводимых научными организациями (институтами) объединенной Российской академии наук; снижению квалификации научного персонала и руководства научными организациями (институтами) объединенной Российской академии наук; сужению возможностей проводить междисциплинарные научные исследования на стыках наук, где, как известно, и появляются научные результаты прорывного характера; уменьшению способности выполнять масштабные проекты в интересах федеральных министерств, ведомств, регионов России, ведущих университетов, государственных и частных корпораций, предприятий высокотехнологических отраслей промышленности и оборонно-промышленного комплекса, технопарков и технико-внедренческих зон; снижению способности осуществления полномасштабного международного сотрудничества; снижению возможности по обеспечению качества мониторинга и экспертной оценки деятельности научных организаций;  снижению уровня развития материально-технической базы научных организаций, научных центров и Центров коллективного пользования; снижению возможности развития научных центров и академгородков, строительства жилья для сотрудников научных организаций и научных центров.                                                                                                

Руководство страны должно осознать то, что происходит с образованием и наукой в России. Это не просто катастрофа, это уничтожение условий для их возрождения и развития, это путь к исчезновению самой страны.

Предложения

Необходимо обеспечить положение ФЗ-253 о  научно-методическом и научно-организационном руководстве научными организациями, региональными научными центрами и научными центрами региональных отделений РАН со стороны Российской академии наук и ее региональных отделений в следующей части:
– подготовка предложений по кандидатурам руководителей институтов и научных центров; введение статуса научных руководителей институтов из числа членов РАН;
– подготовка, рассмотрение и утверждение планов НИР, научных и научно-организационных отчетов, подготовка и экспертиза государственных заданий;
– организация, координация и проведение междисциплинарных исследований с последующей оценкой их результатов;
– подготовка предложений по развитию материально-технической базы научных организаций, научных центров и Центров коллективного пользования;
– организация, координация, подготовка планов перспективных исследований и проведение работ с министерствами, ведомствами, руководством регионов, ведущими университетами, государственными и частными корпорациями, предприятиями высокотехнологических отраслей промышленности и оборонно-промышленного комплекса, технопарками и технико-внедренческими зонами;
– подготовка предложений по развитию научных центров и академгородков, строительству жилья для сотрудников научных организаций и научных центров;
– организация совместных фундаментальных и прикладных исследований с ведущими зарубежными научными организациями;
– мониторинг и экспертная оценка деятельности научных организаций, региональных научных центров и научных центров региональных отделений.
– необходимо закрепить положение ФЗ-253 (Статья 2, пункт 3) о научно-методическом и научно-организационном управлении наукой со стороны РАН в дополнении к ФЗ-253, в новом уставе РАН, в соглашении РАН-ФАНО.

В сложившейся ситуации необходимы радикальные организационные меры конструктивного характера. В качестве основной из них предлагается образование на основе имеющихся структур (ФАНО, РНФ) при экспертной и кадровой поддержке РАН нового Министерства науки и технологий РФ. Этот шаг позволит сформировать адекватный канал управления научно-технической политикой, наладить эффективный диалог между наукой, ведущими российскими государственными и частными корпорациями и бизнес-сообществом при опоре на экспертную мощь Российской академии наук и ведущих университетов, сконцентрироваться на отработке эффективных механизмов введения в хозяйственный оборот интеллектуальной собственности, ускорить решение ключевых проблем перевода экономики страны на новый технологический уклад.

Предлагаемая мера по созданию Министерства науки и технологий в полной мере соответствует сложившейся практике государств, демонстрирующих на современном этапе высокие темпы технологического развития, таких как Германия, Франция, Япония, Южная Корея, КНР и другие. Министерства науки и технологий этих стран выполняют функции национальных институтов развития, задают на основе тщательно проработанных экспертных оценок основные приоритеты в области высоких технологий и обеспечивают, тем самым, выход на мировые рынки.

Необходимо изменение коренным образом всей практики поддержки научно-технологической сферы России в рамках нового Министерства науки и технологий с определением государственных приоритетов, привлекая для этого Российскую академию наук в качестве высшего экспертного сообщества страны. Исключительно важно является укомплектование нового Министерства по-настоящему высококвалифицированными кадрами на конкурсной основе при открытой и гласной процедуре отбора кадров. 

Для достижения поставленных целей и задач при проведении фундаментальных исследований, подготовке нового поколения высококвалифицированных научных кадров и кадров новой экономики России, реализации инновационного потенциала предлагается организация научно-образовательных и инновационно-технологических консорциумов (либо в виде других форм институциональной организации – корпорации, фонды, кластеры) по приоритетным направлениям деятельности в сфере высоких технологий (смотри ниже) и при решении задач развития регионов (Дальний Восток, Сибирь, Арктика, Юг России, Крым).

В числе целей и задач консорциумов – совместная деятельность по наиболее эффективному использованию научно-образовательного и инновационного потенциала их участников в проведении фундаментальных, поисковых и прикладных исследований по приоритетным направлениям развития экономики: 
– эффективная энергетика и возобновляемые источники энергии;
– технологии для обороны и безопасности; 
– ядерные технологии;
– космические технологии; 
– нанотехнологии и информационные технологии; 
– биология и медицинские технологии; 
– технологии аграрного комплекса; 
– изучение водных ресурсов; 
– изучение проблем климата и экологии; 
– проблемы разведки, добычи и переработки нефти, газа, угля и минеральных ресурсов; 
– исследования Арктики; 
– археология, изучение истории, гуманитарных проблем и так далее. 

В числе основных задач совместной деятельности консорциумов:
– подготовка и предоставление предложений по объемам государственных средств, предусматриваемых в федеральном бюджете на очередной финансовый год по приоритетным направлениям фундаментальных, поисковых и прикладных исследований;
– подготовка и предоставление предложений по объемам финансирования из региональных фондов развития науки, образования и инноваций;
– подготовка и проведение на конкурсной основе междисциплинарных интеграционных проектов государственного значения с участием вузов, отраслевых институтов, научных организаций стран ближнего и дальнего зарубежья, предприятий высокотехнологических отраслей промышленности, крупных государственных и частных корпораций;
– организация совместных лабораторий между институтами РАН и вузами для повышения качества подготовки молодых специалистов и для повышения международного рейтинга вузов и институтов РАН;
– подготовка и проведение конкурсов на приобретение особо ценного уникального оборудования для институтов, научных центров и Центров коллективного пользования в системе РАН, подведомственных ФАНО; 
– разработка положения по оценке научной деятельности организаций и проведение в согласованном порядке оценки результативности деятельности научных организаций РАН, подведомственных ФАНО; 
– подготовка предложений о создании новых институтов и научных центров, реорганизации и ликвидации организаций РАН и ее региональных отделений, подведомственных Агентству.
– подготовка предложений по кандидатурам руководителей научных организаций РАН, подведомственных Агентству, для представления в конкурсную комиссию ФАНО-РАН и кадровую комиссию Совета по науке и образованию при президенте.
– ведение международной деятельности РАН и ее региональными отделениями, в первую очередь, со странами Евразийского союза и СНГ и подготовка предложений по поддержке совместной работы с научными учреждениями иностранных государств;
– развитие инновационной деятельности за счет организации малых предприятий при институтах РАН, ведущих университетах и в составе технопарков; 
– организация взаимодействия РАН с крупнейшими корпорациями, предприятиями высокотехнологического сектора промышленности, ведущими вузами и университетами России;
– подготовка и осуществление масштабных проектов развития материальной базы, строительства новых экспериментальных установок за счет участия в федеральных адресных инвестиционных программах, федеральных целевых программах министерств и ведомств, в деятельности институтов развития и государственных научных фондов;
– ведение строительства жилья, в том числе – служебного, для сотрудников РАН ее региональных отделений, в первую очередь для молодых научных сотрудников.

Академик Николай Диканский, Сибирское отделение Российской академии наук

Фото: «Наука в Сибири»
comments powered by HyperComments




Вакансии Россия - ищу работу в мурманске, грузчик, билетер, Работа для вас.