Андрей Ксензов прокомментировал свою отставку

Андрей Ксензов прокомментировал свою отставку
Общество / 27 января 2014 / 18:15
Исполнять решения, с которыми  не согласен, и работать в команде, которая будет такие решения реализовывать, Андрей Ксензов посчитал для себя неприемлемыми. Прежде всего, он выступил против проведения досрочных выборов мэра Новосибирска. В интервью порталу Сибкрай.ru уже бывший заместитель губернатора прокомментировал добровольную отставку, которую сегодня принял губернатор, рассказал о ее причинах и своих планах на будущее.
– Андрей Евгеньевич,  поясните, пожалуйста, причины Вашей отставки.

– Первый разговор с губернатором состоялся в пятницу, продолжили сегодня. Губернатор попросил меня определиться, намерен ли я выдвигаться на пост мэра Новосибирска или нет.  Я посчитал себя обязанным быть честным с Василием Алексеевичем. И если уже я приму  решение участвовать в избирательной кампании, то сделаю это самостоятельно, никого не подставляя. 

Нельзя работать в команде, и одновременно, иметь другое мнение. Здесь так: если решение принято – исполняй, если не согласен – уходи. На мой взгляд, это будет честным и по отношению к себе, и по отношению к другим.  Невозможно себе лукавить, и если ты  с чем-то не согласен, то сидеть и что-то выжидать… Я этого не хочу. Поэтому проще уйти из структур власти, и если ты чувствуешь в себе силы – выдвигайся. Если нет, то работа найдется. То, что произошло в городе Новосибирске, мне  категорически не понравилось.

– Что именно?

– Досрочная отставка Владимира Филипповича Городецкого. Я встречался с Городецким и сказал ему лично, что для меня это неприемлемо. Я думаю, что на Городецкого давления никто не оказывал, он сам принял такое решение. Но мне кажется, что если вы избранный человек, то надо было дорабатывать свой срок, до 1 марта уже не так много времени осталось, а после этого уже и определяться…

Я высказывал свою позицию, что операцию «преемник» нельзя делать, потому что это вызовет отчуждение от власти думающих, мыслящих, людей с активной гражданской позицией. А ведь Новосибирск всегда славился своими демократическими традициями. Между субъектом федерации и муниципальными образованиями также всегда были партнерские, демократические отношения. То, в какой форме произошла смена власти, не способствует и улучшению  инвестиционного климата города.

– Получается, что вы не были в курсе планируемого перехода Городецкого на работу в правительство и проведения досрочных выборов?

– Нет, конечно.

– Когда вы об этом узнали?

– Я узнал об этом в декабре. Понятно, что меня никто в это не посвящал. Когда я встречался с Городецким и ходил к губернатору, то высказывал ему эти мысли, уточнял, окончательное ли это решение? Губернатор сказал, что это мое решение как губернатора, и я буду проводить его в жизнь.

– Какое-то время считалось, что ваш переход из мэрии на работу в администрацию области был связан с вашим будущим «мэрством». Иными словами вам была обещана поддержка на выборах. Этот вариант обговаривался с губернатором?

– Такие вещи при переходе на работу принципиально не оговариваются.

– Ну, подразумеваются…

– Подразумеваться могут. И многие  воспринимали мой переход именно так: мол, Ксензов пошел работать в администрацию с прицелом на кресло мэра. Но вы помните мое первое интервью, где я сказал, что амбиций мэра у меня нет. Я дал понять сразу, что я никуда не собираюсь ни двигаться, ни направляться, что у меня здесь будет пласт содержательной работы. Я и губернатору тогда сказал: я тот, которого надо постоянно нагружать. Если я не буду тянуть какую-то проектную деятельность, если я не буду какие-то сферы координировать, то, поверьте, я не смогу так. Этот предел наступил, потому что аппаратная работа… Есть помощники, чего ее вести? Да и персонально сам губернатор ее координирует. Я же привык работать на результат, добиваться результата, работать в проектах – формулировать проблему, искать пути ее решения, принимать управленческие решения и добиваться ощутимого результата. Такой конкретики в моей работе здесь не было.

– Нет ли противоречий: вы говорите, что амбиций мэрских не было…

– На том этапе не было…

– А с другой стороны, вы говорите, что одна из причин отставки – «ситуация с досрочными выборами» и поддержка губернатором другого человека…

– Я думаю, нет противоречий, потому что если бы события плавно развивались и они бы демократично проходили в моем понимании [выборы мэра не в апреле, а в сентябре]…

– Нет ли здесь обиды?  Губернатор имеет право выдвинуть и поддержать свою кандидатуру, но выдвинул не вас.

– Нет, я не действую как в пословице – в отместку невестке, этого нет. Если я приму окончательное решение участвовать в выборах, это должно быть осознанное, просчитанное решение, я должен быть уверен, что меня это люди поддержат… И если я проиграю, у меня не будет никакой обиды, что я проиграл [на выборах]: да, достойный человек победил, люди сделали свой выбор. Я ухожу, чтобы не связывать себя какими-то обязательствами, не хочу никого подводить, если буду самостоятельно принимать решения по выбору своей жизненной траектории. Я, может быть, приму решение никуда не выдвигаться, может быть, найду какую-то другую работу.

– Получается, что Вы не удовлетворены своим нынешним статусом в администрации и положением в команде. И, с другой стороны, вы не согласны с одним из важнейших решений, которое принято этой командой. Поэтому вы уходите так?

– Да, главная причина – то, что произошло в городе, для меня категорически неприемлемо. Второе – это то состояние, в котором я нахожусь сейчас.

– Так вы приняли решение баллотироваться на пост мэра или нет?

– На этой неделе я окончательно приму решение.

– Можно ли сейчас сказать о том, пойдете ли вы на выборы самовыдвиженцем или от партии?

– Сейчас идут консультации, либо это будет партия, либо самовыдвижение. Есть несколько вариантов.

– Не КПРФ?

– Нет.

– Вы понимаете, что уйдя так в отставку, вы рискуете осложнить свои отношения с нынешней командой губернатора? И если вы пойдете на выборы, то вас объективно будут рассматривать как оппонента и противника?

– Наверное, это произойдет. Но я надеюсь, прежде всего, на способность людей мыслить. И думаю,  что этого не произойдет. Око за око, зуб за зуб – не очень хороший принцип. И губернатору я сказал, что ухожу не для того, что бы «дружить» с кем-то против него или против кого-то. Просто вы должны понять, что я тоже имею право на самостоятельные решения и на свой собственный выбор.

– Но губернатор имеет же право  обидеться: вот я его позвал, он работал со мной в команде, я принял решение, а он выступил против него и ушел. Может же такое быть?

– Да, может. Но я пытался объясниться, меня не услышали. Я пытался объясниться по личности… Если бы была другая кандидатура…

– Речь о Владимире Знаткове?

– Да, речь о Владимире Михайловиче. У меня с ним прекрасные отношения, дружеские. Нет никаких противоречий, мы дружим и дружили раньше, общение было неформальным, семьи друг друга знают, это нормальные человеческие отношения. И я не против того, что он избирается. Но я против того, как такие решения принимаются.

– То есть, вы не против самой кандидатуры Владимира Знаткова?

– Нет, конечно!  Но я против того, как это решение принималось, как оно сопровождалось.

– Вы пытались найти объяснения тому, почему предложили кандидатуру Владимира Знаткова, а не вашу?

– Есть версия, что на этом настаивал Владимир Филиппович, и губернатор вынужден был на это согласиться.

– Губернатор пытался уговорить вас остаться здесь работать?

– Мы говорили о конкретных задачах, которые будут стоять передо мной, как перед заместителем губернатора. Предлагал работать, а не создавать проблем для Новосибирской области, хотя я не понимаю, какие я проблемы могу создать своим уходом.

– Не уходом, а решением баллотироваться на пост мэра…

– Никакого решения еще нет, я же об этом не заявил. Вот когда момент «икс» наступит, тогда от него начнется отсчет. Поэтому, если решения не будет, я уеду из этого города, хотя я здесь родился и вырос… Поймите, я ухожу добровольно, а не хлопаю дверью.  Я еще раз хочу сказать, что это эмоциональный поступок и для меня он очень сложный. И я хочу сказать: я также переживаю, как любой нормальный человек. Я прошу не рассматривать мою отставку как конфликт. Просто у нас в стране не привыкли к тому, что человек может сам, по собственной воле уйти из власти. 

Не нужно рассматривать власть как самоцель. Если человек не согласен с конкретным решением конкретной властной структуры и принимает решение уйти, это не означает, что он обязательно вступил в конфликт и стал врагом. Мы должны привыкать к тому, что добровольная отставка – это не демарш, не конфликт, не месть, а нормальное поведение чиновника, соответствующее демократическим процедурам и отношениям.
comments powered by HyperComments