За что выгоняют из Партии. «Инакомыслящий» Виктор Игнатов

За что выгоняют из Партии. «Инакомыслящий» Виктор Игнатов
Общество / 12 июля 2013 / 18:14 / Александра Филонова
Помощник полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе Виктор Игнатов рассказал корреспонденту Сибкрай.ru о том, за что его исключили из партии «Единая Россия» и почему его мнение разошлось с мнением большинства новосибирских единороссов.
– Виктор Александрович, стало известно, что вас исключили из партии «Единая Россия». Александр Морозов, председатель региональной ячейки партии,  это решение объяснил тем, что вы работали на стороне политических оппонентов. О чем именно идет речь и насколько это обвинение, на ваш взгляд, соответствует действительности?

– Мне по телефону позвонили из партии, сказали, что так и так. Президиум принял решение о моем исключении на основании того, что я якобы поддерживал другую кандидатуру, а не ту, которую поддерживала партия. Речь идет о выборах уполномоченного по правам человека, которые были в конце апреля. Мне инкриминируется поддержка кандидатуры Светланы Воронковой как нарушение партийной дисциплины. Поскольку у партии был свой кандидат – Александр Осипов, я якобы высказывал ряду депутатов свое мнение, чтобы поддержать Воронкову. 

Мне кажется, что это абсолютно абсурдное обвинение, потому что, во-первых, никакого решения партии о выдвижении Осипова не было, его выдвинул губернатор, а депутаты фракции «Единой России» приняли решение о поддержке кандидатуры губернатора. Поскольку решения депутатов, грубо говоря, обязательны для них самих, а не для других членов партии, а фракция в Законодательном собрании не является руководящим органом партии, понятно, что ее решение ни для кого не обязательно. Они сами для себя решают, как будут голосовать. И то, что при этом у меня есть право на собственное мнение, и что я действительно считаю, что Воронкова лучше подходит на должность омбудсмена, чем Осипов, я этого не скрывал и не собираюсь скрывать.

Если депутаты, в том числе и из «Единой России», проголосовали за Воронкову и не стали поддерживать «своего» кандидата, то, наверное, нужно разбираться в причинах, что происходит во фракции, что не устраивает депутатов в системе принятия решений. Я так догадываюсь, что просто они устали от того, что их мнение никто не слышит и отношение к ним как к статистам, что решение принимается без их учета. Наивно полагать, что позиция депутатов может быть подвержена влиянию извне, что кто-то там что-то сказал, они послушались и побежали. Это как минимум соответствует их мнению, они же там все самостоятельные взрослые люди, никто по команде бегать не будет. Это же просто очевидно.

– Почему вы поддержали на выборах омбудсмена именно Светлану Воронкову? Почему не Александр Осипов?

– Самое главное – зачем из института правозащитного делать такую организацию, когда продавливается нужная, изначально лояльная режиму власти кандидатура, которая потом любыми правдами и неправдами обязательно должна победить? Нужны какие-то другие процедуры, общественные слушания, нужно прислушиваться к мнению независимых людей, независимых общественных организаций. Фигура Светланы Воронковой, на мой взгляд, вообще была очень удачной, поскольку она не состоит ни в одной партии, и то, что мне инкриминируют, что я поддержал кандидата КПРФ – это абсолютная ложь. Она не является членом КПРФ, никогда не была. Больше того, она абсолютно открыта к сотрудничеству с «Единой Россией», я с ней это обсуждал.

Она равноудалена, именно такой человек и должен быть на этой должности. Воронкова профессионально занимается защитой прав граждан много лет, в рамках своего телевизионного проекта – программы «Прецедент». То, что ее выдвинули коммунисты, – это понятно, они же выдвинули независимого человека, потому что понимают его соответствие этой должности. Но ее точно также выдвинули и поддержали огромное количество общественных организаций, в том числе, тех общественных организаций, в которых есть отношения и договора о сотрудничестве с «Единой Россией». Причем про это как бы сразу все немножко забыли.

– Не замечали ли вы раньше каких-то предпосылок к исключению вас из партии?

– Они на следующий день после выборов омбудсмена собрали президиум и уже поставили вопрос о моем исключении. Им ревизионная комиссия тогда сказала, что обоснований нет, я не нарушал никаких решений партии, ничего. Они приняли решение, что, мол, не будем исключать, будем другими способами добиваться проведения своих решений в жизнь. А тут вдруг раз – внезапно опять вернулись к этому вопросу, на президиум меня не позвали. Не знаю, что такого могло произойти в период с апреля по июль, в апреле у них аргументов не было для исключения. После этого никаких вопросов подобных, ни выборов не происходило. И тут они решили к этому вопросу вернуться, как-то очень странно, конечно. Других проблем, наверное, нет в области, и в городе все замечательно, поэтому порядок решили провести в партии.

– Вы стояли у истоков партии «Единая Россия», когда только зарождались ее политические принципы, составлялся устав. Как вы можете охарактеризовать состояние партии власти на данный момент? Сильно ли изменились ориентиры?

– Основной деятельностью партии, основным смыслом ее по уставу является обеспечение соответствия решений, принимаемых исполнительной властью, интересам большинства жителей. Это ключевой момент, партия должна быть фильтром и отслеживать. Мое глубокое убеждение, что партия наоборот должна была поправить исполнительную власть и сказать: «Да вы не того человека выдвигаете. Общественные организации молодцы, у них более удачная кандидатура, коммунисты вот нашли независимого человека, которого предлагают на эту должность. Давайте мы их поддержим, потому что их предложение гораздо более широкую общественную аудиторию удовлетворяет, чем предложенная вами кандидатура». Вот этим должна была заниматься партия. А она занимается прямо противоположными вещами.

Если кто-то какую-то самостоятельную позицию пытается высказать, доказать, значит, этого человека не надо слушать и не надо пытаться вникнуть в то, что он предлагает, а нужно его всячески наказать и приструнить, чтоб другим неповадно было. Если альтернативных мнений в нашей партийной организации быть не может, если любое инакомыслие и несогласие с принимаемым решением будет караться исключением из партии, тогда мне тоже нечего делать в ней. Я тогда даже это решение опротестовывать не буду. А если я вот сейчас в соответствующие федеральные органы партии обращусь и если их отношение к этим процессам другое, тогда, может быть, я еще позанимаюсь этой работой. 

Но могу сказать, что, конечно, партию это все очень сильно не красит – не отношения со мной, а именно эти процессы, которые происходят. Эти все мероприятия не делают партию более близкой к народу, а ее рейтинг более высоким. Это, безусловно, подрывает доверие к ней.


comments powered by HyperComments


Новости СМИ2


Подбор недвижимости в Италии