ДТП на «Бетонке»: новые факты развалили версию следствия

ДТП на «Бетонке»: новые факты развалили версию следствия
Общество / 21 марта 2013 / 20:31
Новые следственные эксперименты и экспертизы по делу о гибели Нины Шестаковой, погибшей под колесами Honda Civic экс-инспектора ГИБДД, расстроили версию новосибирских сыщиков. Их результаты показали, что в момент ДТП за рулем был именно Алексей Мозго, а не его жена Татьяна, которая провалила даже простейший тест на умение управлять автомобилем. Между тем в деле появилась новая тайна – в салоне машины нашли кровь неизвестного человека.
Результаты нескольких следственных действий по этому разбирательству обнародовала в четверг адвокат мамы погибшей студентки. Елена Шиповалова рассказала, что Новосибирской коллегией адвокатов было направлено около трех десятков различных ходатайств, заявлений и жалоб, направленных на установление истины по делу. 

«К сожалению, нас допускают не ко всем следственным действиям. Это право следователя, а его права мы стараемся уважать так же, как и права остальных участников данного процесса. Но даже те следственные действия, в которых нам удалось поучаствовать и результаты, которые мы получили, дают достаточно красноречивую картину», – заявила защитница.

«Ранее мы уже говорили, что у нас есть данные о том, что Татьяна Мозго не находилась за рулем автомобиля в момент ДТП. Теперь я считаю уместным обнародовать данные биологических экспертиз вещественных доказательств, – продолжила она. – Экспертизы показали: следы одежды и частицы тела Алексея Мозго присутствуют на водительском месте и отсутствуют на пассажирском. Точно так же следы одежды и тела Мозго Татьяны отсутствуют на водительском месте и присутствуют на пассажирском. В том числе ее следы присутствуют на сработавших подушках безопасности. Здесь нельзя не вспомнить о такой улике, как пятно крови, обнаруженной на боковой стойке и якобы принадлежащей Алексею Мозго, о чем много писали журналисты. Экспертиза ДНК определила, что эта кровь не принадлежит ни одному из лиц, находившихся в тот момент в автомобиле. У нас есть и другие достаточно убедительные результаты».

P2164434.JPG

Шиповалова рассказала, что 15 марта по делу о ДТП на «Бетонке» на автодроме был проведен следственный эксперимент, в ходе которого проверили способность Татьяны Мозго управлять автомобилем. «Эксперт заключил, что такой навык вождения соответствует в лучшем случае 20 часам ученического стажа. Эксперт пояснил, что при этих навыках в городских условиях она не могла разогнаться до 80 километров в час, а тем более, управлять машиной на такой скорости», – заявила адвокат.

Повторили по требованию защиты и эксперимент с пересаживанием. В павильоне, в той самой машине, которая сбила Нину Шестакову, фигуранты дела снова попытались поменяться местами. «Супруги Мозго пересаживались при установленных ими сидениями по своему усмотрению, то есть, максимально отодвинув сиденья назад. Затем инструктор выставил сиденья так, как они стояли в момент осмотра автомобиля сразу после ДТП. Соответственно, в эксперименте участвовал и Александр Черепанов, сбитый автомобилем во время ДТП. Александр по сигналу вставал из положения лежа на земле, в этот момент они пересаживались. Было сделано несколько попыток, при разных положениях сидений. Ни в одном случае они не успевали пересесть, пока Черепанов вставал», – указала Елена Шиповалова.

«И это при «отрепетированном» эксперименте. Следует еще учесть, что в момент ДТП Алексей Мозго, будучи пьяным, должен был проснуться, оценить обстановку, принять решение, сообщить супруге, а у Мозго Татьяны согласно медицинским документам, в момент удара была кратковременная потеря сознания», – добавила она.

Погибшая в ДТП Нина Шестакова.jpeg

«В понедельник я подала следователю ходатайство о привлечении Алексея Мозго в качестве обвиняемого и избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу. Но, я полагаю, что следователь примет окончательное решение по моему ходатайству после получения результатов всех экспертиз, включая результаты опроса с применением полиграфа, которые ожидаются. Хотя мы и понимаем слабость доказательного значения исследования на полиграфе в современном уголовном процессе, однако поддерживаем и эти действия следователя, выполняемые в рамках уголовного дела», – пояснила адвокат.

Напомним, трагедия разыгралась поздно вечером 2 января 2013 года. Автомобиль Honda Civic врезался в автобусную остановку «Бетонный завод»в Ленинском районе Новосибирска и сбил влюбленную пару – 19-летнюю студентку Нину Шестакову и 20-летнего Александра Черепанова. Девушка скончалась на месте. Пострадавший молодой человек заявил, что за рулем иномарки был мужчина (как позднее выяснилось, он имел в виду инспектора ГИБДД Алексея Мозго). Однако следствие предъявило обвинение его жене, которая взяла всю вину на себя. В следственном управлении Следственного комитета указали, что сразу после аварии до этого спящий и нетрезвый Алексей Мозго и его жена Татьяна поменялись местами – за 5 секунд, возможность такой рокировки доказал проведенный сыщиками эксперимент.
comments powered by HyperComments