Колония №9. Тоска по шпилькам

Общество / 05 февраля 2013 / 19:58 / Елена Жукова
Даже за решеткой можно оставаться женщиной, считают осужденные в женской колонии №9 в Раздольном. Родственники шлют девушкам тушь, помаду и модные журналы, чтобы они могли блеснуть в коллективе новой прической и макияжем.

Эта колония – единственная в Новосибирской области, где мужчин можно по пальцам пересчитать. И осужденные, и ее сотрудники – практически все женщины. И хотя все они носят униформу, в колонии остается место милым женским штучкам, например, серьгам, ободкам, косметике и прическам.

В колонии отбывают наказание более 1000 женщин. Большинство из них работают на швейном производстве. Шьют женщины все, что закажут: сейчас это форма для военных и полицейских.

P2054223.JPG

В закроечном цеху несколько женщин растягивают темно-синюю ткань и размечают мелом детали будущих летних полевых костюмов для полиции. Девушки одеты в одинаковую форму, но некоторые из них украсили волосы нарядным ободком или надели массивные серьги.

– Не забудьте взять автограф у Ленки, она будущая звезда шансона, будет не хуже Ирины Круг, – смеется одна из закройщиц, указывая на подругу.<br>– Торопитесь, торопитесь, потом уже не достанете, когда у нее концерты по всей стране будут, – шутит другая.

P2054221.JPG

Елена Курбатова сидит в колонии почти шесть лет за торговлю героином, но не унывает, готовится к песенному конкурсу «Калина Красная» и ежедневно накладывает макияж. «Посмотрюсь в зеркало, вижу, что красиво, от этого настроение подымается, – признается Елена. – Женщина везде должна оставаться женщиной. Условия здесь нормальные, на что жаловаться? Сами сюда попали, сами виноваты».

P2054222.JPG

Осужденные получают лишь четвертую часть заработанного на производстве. На зарплату они могут купить себе продукты в магазине на территории колонии или отправить деньги домой, как это делаетбригадир столовой Татьяна Литвиненко. «Мне хватает всего, я, наоборот, стараюсь не напрягать родственников. Деньги, которые я зарабатываю, отправляю домой, а если буду просить продукты, они обратно мои же деньги отправят. Понимаю, где нахожусь и что я совершила.Может кому-то бы хотелось икру красную, но это колония все-таки, и кормят здесь очень хорошо», – говорит Татьяна.

000.JPG

Литвиненко сидит в колонии за перевозку героина. «На русский авось надеялась, сама не наркоманка, я работала на рынке, – говорит она. – Потом разошлась с мужем, полтора года жили с дочерью отдельно, потом меня попросили перевезти героин. Предложили хорошие деньги, раз перевезла, два, а потом поймали. Я уже полсрока отсидела, из них три года работаю на кухне. Должна была выйти на свободу в 2016 году, а по условно-досрочному освобождению увижу свободу через год».

По словам Татьяны, кормят в колонии хорошо, никто не голодает. По утрам –молочная каша сладкая на сливочном масле, иногда запеканка или омлет. На обед –суп на бульоне и второе, сегодня это суп с рисом и плов.На ужин, например, картофель, тушенный с мясом, рыба и кисель. Рыба в меню ежедневно по 57 граммов – камбала, кета или селедка. Также каждый день девушки едят молоко, творог, два раза в неделю куриное яйцо.

P2054211.JPG

Женщины не только шьют и готовят, но и наводят красоту. В местной парикмахерской работают две осужденные. Но выглядят они как обычные парикмахеры в городе – со стильными прическами, в фартуках. Девушки стесняются и только по секрету рассказывают, что в колонии не многие решаются на необычные стрижки, потому что в комнатах, где живут женщины, нет возможности укладывать прически.Так что, чаще всего женщины просят парикмахеров сделать каре или простую стрижку. Впрочем, некоторые, насмотревшись модных журналов, хотят повторить прическу как у звезд глянца. А вот красить ногти и волосы на территории колонии строго запрещено.

P2054243.JPG

Но есть заветный день, когда все запреты снимаются, и женщины могут вспомнить, как они наряжались на свободе. Именно поэтому осужденные с нетерпением ждут конкурсов «Калина Красная» и «Мисс Весна». «На конкурсах можно и на каблуках пройтись и платье красивое надеть, ногти накрасить, побыть с мамой 20 минут, – рассказывает 21-летняя Ксения Лиходеева. – Мы тщательно готовимся к конкурсам, родственники присылают нам ткани для платьев, мы шьем из них вечерние наряды, передают нам косметику.Как женщине мне не нравится ходить в форменной одежде, хочется носить обычные вещи, как на воле, хочется выделяться, разнообразить внешний вид. Но нельзя. А конкурс дает такой шанс».

r.JPG

Ксения отбывает наказание за убийство, она находится в колонии четыре года, предстоит отсидеть еще восемь. Вспоминать о событии, из-за которого она оказалась в колонии, Ксения не хочет. «Никто не застрахован от того, чтобы попасть сюда. Не скажу, что я такая положительная, но я училась в музыкальной школе, у меня был молодой человек, все было хорошо, но попала не в то место, не в то время, не в ту компанию, – говорит Ксения. – На свободе я мечтала о творческой карьере. Если на воле я училась и работала, и чтобы сидеть и писать стихи, нужно было найти время, то колония дала возможность непросто просиживать срок, а развиваться. Теперь я сама пишу песни, пою, танцую».

P2054248.JPG

«Я – завклубом, со мной работают люди, нужно хорошо выглядеть, да и самой себе макияж настроение поднимает, так что крашусь я каждый день, – улыбается Ксения. – Но мы здесь читаем не только модные журналы, вот Неле присылают журналы «Вокруг света», мы узнаем новые технологии, это нужно, особенно тем, у кого большой срок, мы же не видим, какие изменения происходят на свободе, и должны быть немножко подготовлены, у нас не совсем «каменный век».

Конкурсы красоты не только позволяют сменить казенную форму на вечернее платье и каблуки, но и делают участниц популярными. Правда, не всем такая слава нравится. Например, родственники победительницы конкурса «Мисс Весна» Юлии Ивановой узнали о том, что девушка находится за решеткой, из телевизионного репортажа. «Мы говорили всем, что она заграницу уехала, а потом по телевизору показали, как мама Юли ей на конкурсе корону одевает, а потом еще и говорят, спасибо, что воспитали такую дочь. Воспитали, что она в тюрьму попала», – говорит бабушка Юлии.

Большинство осужденных свои лица от камер скрывают и интервью стараются не давать, хоть и говорят, что «от тюрьмы не зарекайся». 



comments powered by HyperComments