Сергей Пыхтин: Нас волнует проблема участившихся детских суицидов

Сергей Пыхтин: Нас волнует проблема участившихся детских суицидов
Общество / 07 ноября 2012 / 10:00 / Елена Жукова
На пресс-конференции министр социального развития Новосибирской области Сергей Пыхтин рассказал журналистам о том, как создается региональная стратегия действий в интересах детей.

- Мы сегодня обсуждаем очень важный вопрос. 1 июня президентом был подписан документ «Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012 -2017 годы». Сегодня во всех регионах Российской Федерации идет формирование региональной стратегии, подобная работа ведется и в Новосибирской области. Ключевые моменты стратегии: право каждого ребенка жить и воспитываться в семье, защита прав ребенка, реализация его потенциала, сбережение его здоровья и удовлетворение его потребностей, развитие внутренних ресурсов семьи. Особое внимание уделяется уязвимым категориям детей. Еженедельно собираются общественные лидеры и государственные управленцы, и мы стараемся не упустить ничего при формировании региональной стратегии.

- Есть ли среди предложенных направлений новые, которые в Новосибирской области не развивали раньше?

- Мы начинаем не с нуля, по многим направлениям Новосибирская область впереди других регионов, это отмечалось и на комитете по социальной политике Госдумы. У нас есть фундамент региональной стратегии помощи детям, но нам нужно нашу систему развивать и ничего не упустить, потому что в этом деле нет мелочей. Уже собраны некоторые предложения, сейчас мы их будем систематизировать. К концу года мы должны представить региональную стратегию, на основании которой будут формироваться программы, в них будут прописаны выделяемые финансы.

- Почему вы решили привлечь к созданию стратегии общественность области?

- Я знаю, как привыкли думать и действовать мои сотрудники, и мне нужны иные, новые подходы. Люди, которые руководят общественными организациями, прошли непростой путь, могут посмотреть на проблему с другой стороны и предложить свое, неожиданное решение.

- Каких инициатив, предложений вы ждете от жителей региона?

- Самых разных. Нам бы не хотелось что-то упустить. Сейчас, например, к большому сожалению, в нашем регионе участились случаи детских суицидов – и в районах области, и в городе. И мы в настоящее время занимаемся мониторингом, ищем причины такого явления. Нужно думать, какую вести профилактику, что делать, чтобы уменьшить число суицидов. Мы готовы принимать любые, даже авантюрные предложения новосибирцев по решению этой проблемы. То, что сегодня кажется авантюрой, завтра берется на вооружение. Со своими идеями новосибирцы могут выходить на меня, на моих заместителей, на районных специалистов соцзащиты. В течение ноября нам надо собрать все предложения, чтобы к концу года сверстать все материалы и подготовить сводные документы.

- Будут ли органы соцзащиты предпринимать новые шаги для ужесточения ответственности лиц, которые жестоко обращаются с детьми?

- Мы действуем в рамках российского законодательства. Я требую от своих коллег, чтобы они знали, что происходит в каждой семье, и своевременно реагировали на случаи жестокого обращения с детьми. Мы получаем звонки от соседей, сигналы из образовательных учреждений, стараемся максимально быстро выяснить ситуацию и, если есть необходимость, вмешаться. Я или мои заместители выезжаем на место, либо вопрос решается на уровне района. С одной стороны, это надо делать быстро, с другой – умно и осторожно, чтобы не навредить.

- Опека вам своевременно сообщает о возникших проблемах?

- На данный момент самая болевая точка в министерстве – это отдел опеки и попечительства. Систему опеки в наше министерство передали только год назад, и мне нужно время, чтобы войти в тему и все взять под жесткий контроль, не только в семьях, но и в детских домах. Взять, к примеру, нашумевшую историю с семьей Борисевич. Я несколько раз навещал их и считаю, что не нужно было у бабушки забирать детей. Да, были небольшие нарушения закона, но органы опеки должны были просто поработать с Еленой Борисевич. Она воспитывает совершенно нормальных девочек, и я сделаю все, чтобы вернуть детей в семью, а с руководством искитимской опеки у меня будет особый разговор.

Сейчас идет смена собственников в детском доме «Кадеты Барабы». Ситуация в нем сложилась довольно сложная. Хотя администрация Барабинского района уже вмешалась и кое-что сделано, но до сих пор дети, к большому сожалению, периодически бегут из этого детского дома. В настоящий момент мы «Кадетов Барабы» забираем в государственную собственность. Сейчас у нас 26 муниципальных детдомов и один государственный. Теперь будет еще один.

Вопрос опеки очень сложный. Важно постинтернатное сопровождение, когда дети выходят из детских домов. Например, сегодня, выделяя квартиры выпускникам, селят их не совсем продуманно – целыми блоками. Дети создают сообщество, и бывает так, что все живут в одной квартире, а другую сдают в аренду. Выпускников детского дома надо селить среди нормальных семей, чтобы они смотрели, как живут другие, и учились на чужом примере.

- Национальная стратегия в интересах детей рассчитана на 2012-2017 годы. Каких результатов планируется достичь к 2017 году?

- Должно сократиться количество детей-сирот, главная наша цель – чтобы ребенок был в семье. Если все же он оказался в детдоме или школе-интернате, то должен попасть в руки умных воспитателей. Я не коснулся проблемы детей-инвалидов, а ведь мы очень плотно работаем с министерством здравоохранения Новосибирской области по ранней диагностики заболеваний. Нужно, чтобы родители как можно раньше обращались к специалисту-реабилитологу.

Надо больше рассказывать о добрых, хороших семьях, а мы основной акцент делаем на малоимущих и проблемных. Например, в селе Иванкино местные жители взяли под опеку 12 ребятишек из детдома, это крепкие крестьянские семьи. Дети помогают старшим, в домах достаток, чисто, в хлеву скотина. Все завит от директора школы – он лидер в селе, сумел все организовать, и люди пошли за ним. Таких бы сел было побольше.

- Верите ли вы, что детских домов в России не останется?

- К сожалению, в ближайшем будущем детские дома будут существовать: время у нас суровое, некоторые растерялись, спились, а страдают ребятишки. Почему на Кавказе нет детских домов и домов престарелых? Все дело в менталитете. Я считаю, нужно ужесточить наказание для родителей, чьи дети находятся в детских домах, и для детей, чьи родители живут в домах престарелых. У нас 80% воспитанников детдомов попадают туда при живых родителях И нужно, чтобы все знали о таких родителях-кукушках, они должны быть наказаны. Повторюсь: наша цель – чтобы ребенок жил в семье.

Одновременно надо заботиться о том, чтобы в детских домах были хорошие воспитатели. Вот, например, в Кыштовке – образцовый приют: домашняя обстановка, уют, женщины с добрыми лицами. А что я видел в «Кадетах Барабы»? Воспитатели отдельно – дети со своей жизнью отдельно. Вот ребятишки и бегут

- Вы как-то дополнительно обучаете социальных работников?

- Безусловно. И не только обучаем. В Маслянино открыли реабилитационный центр для соцработников, потому что наши сотрудники быстро выгорают и уходят из профессии. И это понятно – ведь общаться приходится не со счастливыми людьми, а с проблемными. А что такое научить вновь прибывшего? Вдруг ошибешься, и придет не тот человек? Поэтому мы отправляем наших сотрудников учиться и в Москву, и в НГПУ, делаем все возможное, чтобы каким-то образом сохранить людей, помочь им не озлобиться и адаптироваться ко времени.
comments powered by HyperComments