Россия после выборов 4 декабря. Что делать?

Россия после выборов 4 декабря. Что делать?
Общество / 22 декабря 2011 / 18:26

Этот вопрос стал центральной темой круглого стола, который состоялся 21 декабря в Новосибирском союзе журналистов. Организаторы пригласили новосибирских политологов, журналистов, аналитиков и тех, кто организовывает митинги «За честные выборы» 10 и 24 декабря.

Речь шла о том, как действовать гражданскому обществу после окончания выборов в Государственную Думу, о протестном движении и его перспективах, о причинах, приведших страну к всплеску недовольства, о возможностях компромисса с властью и перспективах российской демократии.

Сибкрай публикует отчет с заседания круглого стола с некоторыми сокращениями и стилистическими правками.

Митинги – это реакция на беззаконие и произвол власти

Александр Люлько, депутат Новосибирского городского Совета

Участники протестного движения требуют пересчета голосов, но это кардинально не изменит ситуацию. Митинги это – реакция на тотальное нарушение законодательства. В этом ряду стоит прошлогодний митинг на Манежной площади, когда милиция отказалась арестовать убийцы Сычева, народ вышел на улицы.

И сейчас дело не в том, что кто-то подбросил бюллетени на прошедших выборах. У нас нарушаются основополагающие законы. Например, Конституция, статья 30: «никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем». Но она нарушается, ведь все мэры и губернаторы принуждаются тотально вступать в ЕР. А Денис Агашин – мэр Ижевска – вообще заявил, что я нарушаю закон, потому что я являюсь членом ЕР.

Или такая конституционная норма: «каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется». Но происходит тотальное нарушение – партии просто не регистрируются. А регистрируются те, которые не представляют конкуренции правящей партии. Если посмотрим 95-й закон о политических партиях, запрещающий вмешательство должностных лиц в деятельность политических партий, использовать должностные полномочия в политической агитации. А что нас?... За меньшие нарушения во Франции осудили на 2 года бывшего президента Жака Ширака.

Дмитрий Рогозин в свое время провел эксперимент – изменил только одно слово в уставе «Справедливой России», вместо «справедливая» написал «великая», и у него устав не приняли, сказали, что он не соответствует закону.

У нас происходит нарушение всех элементарных законов и Конституции. Наши мэрии и правительство области просто превратились в избирательные штабы.

Люди не могут добиться исполнения законов иначе, чем выйти на улицу. Система выборов депутатов в Госдуму по партийным спискам нарушает права беспартийных граждан. Я, например, как независимый депутат не имею возможности быть избранным в Государственную Думу, потому что не являюсь членом партии.

Что делать? Нужно через два года переизбрать Думу по смешанной системе, провести выборы всех губернаторов.

Власть и народ существуют отдельно друг от друга

Олег Донских, доктор философских наук, профессор

Почему есть все возможности нарушать закон? Это связано с тем, что власть существует сама по себе и сама для себя. Я могу судить об этом на конкретных примерах. Например, документы, которые мы получаем из министерства образования, не имеют ничего общего с реальной жизнью.

Зачем нужен президент стране? - Чтобы объединять нацию – это его главная функция. Соответственно, он должен вести диалог со всеми группами населения. Но эта функция элементарно забыта. Ясно, что президент представляет вполне определенную партию и группу элиты. Это неправильно.

Я в свое время писал колонку в Вечерний Новосибирск, пока эту газету не уничтожили, а ведь это была единственная ежедневная читаемая газета в городе. Я писал о том, что у нас нет гражданского общества. Я ошибался: акции протеста показали, что оно есть. Оно не организовано так, как хотелось бы. Митинг на Болотной площади не был кем-то спровоцирован. Это была инициатива людей.

У протестного движения нет объединяющей идеи

Василий Бубнов, один из организаторов митинга 24 декабря.

Мы столкнулись с тектоническим сдвигом в сознании российских граждан. Согласно опросу в группе «Вконтакте», 48% участников протестного движения – студенты. 15% – офисные работники, «офисный планктон». Казалось бы, что эта категория людей не имеет к политике никакого отношения, не случайно их назвали планктоном. 60% участников движения не поддерживают ни одну политическую партию, из них 15% ненавидят политические партии.

Эти данные говорят о том, что произошло из ряда вон выходящее. Идеологические взгляды участников движения порой диаметрально противоположны друг другу. В нашей группе «Вконтакте» можно увидеть, как гомосексуалисты спорят с нацистами. Такого количества людей с радикально противоположными взглядами я еще не видел.

Этот протест подготовлен интернет-поколением. У них есть своя точка зрения и под воздействием официальной пропаганды они ее не поменяют.

Но возникает один вопрос – что же мы хотим? Если честно сказать, я не знаю – объединяющей идеи у протестного движения нет. Я могу предполагать, как дальше будет развиваться эта волна. Вот Навального освободили, и он может придать импульс этому движению. Но все равно движение будет затухать, и это естественно. Потому что оно неоднородно. Нужно ориентировать людей на какую-то надпартийную идею, которая объединила бы всех, взывала бы к глубинным человеческим ценностям.

Нужно заставить верховную власть перераспределить ресурсы

Олег Носков, кандидат культурологических наук, журналист

В чем была сила либеральной оппозиции конца 1980-х годов? - Они объяснили, что монополия КПСС это плохо, а хорошо – либеральная экономика и западная демократия, к чему нужно стремиться. В чем сила нынешней власти? Почему Путин может себя вести так надменно с обществом? Потому что в его руках все деньги. Поэтому все остальные, в том числе и губернаторы, находятся в прямой и тотальной зависимости от верховной власти.

Необходимо протестному движению сформулировать лозунги: например, бюджет – народу, а не кремлевской шайке. Мне до сих пор непонятно, почему лидеры оппозиции на это не обращают внимания? Давайте создадим инициативную группу, которая эти вещи будет разрабатывать.

Корень зла кроется в пропорциональной системе выборов

Яков Савченко, политолог

Что происходит? Хотел бы коснуться событий последних двух недель, с моей точки зрения, в это время все политические силы делали такие шаги, которые ухудшали их собственное политическое положение и положение страны. Собралась оппозиция (организаторы митинга на Болотной площади), и провела оргкомитет в прямом эфире. Результат – потеря авторитета этого оргкомитета в глазах тех, кто приходил на Болотную площадь. При том наличии противоречий, при несогласованности их позиций этот результат был естественным.

Парламентская оппозиция в грязь лицом тоже не ударила. Зюганов вместо того, чтобы поступить как приличному лидеру оппозиции – попытаться стать единым лидером оппозиции – пришел к Медведеву и обратил внимание на «оранжевую проказу» на Болотной. Миронов оттер Оксану Дмитриеву, единственного кандидата, который сумел бы одержать победу над Путиным, и стал кандидатом, который устраивает Кремль. Сын Жириновского сообщил, что Болотная площадь – продукт западного влияния. Продолжалась очевидная девальвация как системной, так несистемной оппозиции в глазах общества. Но, к счастью, в стране имеется премьер-министр, который «спас» ситуацию. Он выступил в прямом эфире. В его речи был целый ряд правильных соображений, с которыми трудно не согласиться, но все это оказалось перечеркнуто тремя вещами: «презервативами», «баранами» и «бандерлогами». И все это сопровождалось пренебрежительным стилем к обществу и плохо скрытой неприязнью к участникам митинга на Болотной площади. Таким выступлением он обеспечил явку 24 декабря лучше, чем кто-то из оппозиции.

На каком фоне все это происходит? На фоне обесцененного авторитета всех партий традиционной оппозиции. Мне запомнился лозунг, который я увидел в руках одного из участников митинга на Болотной площади: «я не голосовал за этих сволочей, я голосовал за других сволочей, но куда вы дели мой голос?» Совершенно очевидна востребованность в новых политических лидерах.

При той политической неопытности студентов и молодого поколения – основной движущей силы протестного движения – ожидать быстрых результатов в этом направлении сложно. Отсутствует организационный опыт. Мне эта ситуация не напоминает общемировой кризис партий. У нас 12 лет страна была прикована к постели, как больной, и вот теперь она встала и начала делать неуверенные движения.

Много времени займет кристаллизация новых политических лидеров и общественных организаций.

Что нужно делать? Тем, кто пришел на митинги, нужно самоорганизоваться – создать широкий союз за честные выборы без всякой политической окраски. Нужно отчетливо понимать, что идет борьба за лидерство. Перспективной политической программой, которая могла бы объединить и власть и оппозицию, может стать отказ от пропорциональной системы, от этих безответственных партийных списков, где места продаются за деньги. Ведь, какова глупость Кремля? Если бы они полтора года ввели мажоритарную систему и ввернули графу «против всех», то они легко обеспечили бы себе большинство, без такого конфликта, как сейчас.

Нужно перейти на мажоритарную систему выборов, вернуть выборность губернаторов и Совета федерации, без всяких президентских фильтров. Это могло бы объединить и старых лидеров и лидеров нового зарождающегося движения.

Никто не тешит себя иллюзиями, что это можно сделать легко. Но я не соглашусь, что нет никаких механизмов. Корень зла кроется в первую очередь – в пропорциональной системе выборов. Ясно, что это ведет к политической коррупции, к политической безответственности. На текущий момент молодежь заинтересована, чтобы изменить это. А Путин – единственная сила, которая способна сейчас это изменить. Эти лозунги абсолютно неангажированы, не отражают интересов какой-то конкретной политической силы.

Жажда справедливости – единственная объединяющая идея

Владимир Кузменкин, политический обозреватель

Я не очень понимаю, зачем нужно кому-то что-то предлагать? То, что происходит – это реакция общества, заслуга гражданского общества. Это спонтанное выражение общественного недовольства, которое власть обязана услышать и начать диалог с обществом, должна меняться.

Что будет дальше? Дальше президентом будет Путин. Потому что у нас нет реальной оппозиции, нет «Солидарности», как было в Польше. Объединить людей можно только на одной чисто российской основе – желании справедливости. И митинги были вызваны этим – достижением справедливости.

Итогом будет не процент голосов, а вера общества в то, что выборы будут справедливыми и их результат будет признан легитимным.

Появление новых лидеров и партий – процесс длительный. Есть законные способы решения политического кризиса – пересмотр законодательства. Для нашей области характерно другое противоречие: есть голоса за ЕР в Думу, и есть голоса за ЕР в областное Законодательное собрание. И неизвестно, во что выльется это противоречие в ближайшее время.

Второй тур: Зюганов и Путин

Алексей Мазур, политический аналитик

Есть три составляющих происходящих политических событий: движение, которое возникло, в нем люди, которые никогда не занимались политикой. Есть политические партии, организации, которые действовали до этого. Есть власть. Она посмотрела на митинги и поняла – революции не будет. Может быть, люди еще пару раз выйдут, но ничего страшного не будет. Сейчас потрясем несколько избиркомов, потеряем один мандат и скажем: со всеми нарушениями разобрались и все. Народ успокоится. А что с партиями? Каждая партия думает, как бы не потерять того, что завоевали.

Что будет происходить с политическими движениями? Люди не имеют никакого организационного опыта, взаимодействия с той же властью, не умеют находить компромисс. Сейчас они объединены идеей борьбы с общим врагом – «Единой Россией». Один раз выйдут на митинг, второй. Начнут создавать организацию. И тут все противоречия, которые нивелировались наличием одного общего врага, обострятся, и люди массово побегут из движения. Останется что-нибудь или нет от этого протеста? Останется ли что-то кроме пара, который уйдет весь в гудок?

Все забывают – мы находимся в очень узких временных рамках. 4 марта кто-то станет президентом России. Численность митингующих будет снижаться, и власть вместе с Чуровым въедет в выборы, где получит компанию кандидатов, комфортную для избрания Путина. Если будет второй тур, то это будут Путин и Зюганов. Есть предложение заключить некий общественный договор с Зюгановым: он обещает, что идет только на два года и только для того, чтобы сменить политическую систему. Если Зюганов на это подпишется, то он получит поддержку общества.

Или мы вползаем с Путиным, легитимность которого будет под вопросом, народом, который не может договориться и политическими силами. В итоге получаем Латинскую Америку.

Нужно коренное изменение политической системы

Евгений Митрофанов, исполнительный директор Новосибирского общественного фонда защиты прав потребителей

Существующая политическая система непублична. Решения принимаются правящей партией и носят имитационный характер. Все решения, которые принимались 12 лет, на самом деле принимались не Думой, там они проходили только легитимизацию. Как голосовали ЛДПР, КПРФ? Они скооперировались с ЕР – отмена выборов губернаторов, 7%-й барьер и прочее. КПРФ продалась недорого – за место зампреда госдумы и председателей комитетов. После этого их конечно, подвинули. Так что нынешний политический порядок – это их совместный продукт. И сейчас эти оппозиционеры озабочены только тем, что пытаются отвоевать для себя теплые места.

Поэтому решение политического кризиса в рамках существующей политической системы невозможно. Люди, которые сейчас принимают решения, фактически должны совершить политическое самоубийство – свободные выборы и так далее. Они же не идиоты, чтобы эту систему разрушить своими руками. Поэтому, ситуация тупиковая.

Каким образом обеспечить ненасильственную, бескровную трансформацию политической системы? Это вопрос номер один.

И другой – в политической сфере отсутствие контрэлиты. Те люди, которые являются якобы оппозицией, на самом деле никого не представляют. Они пытаются протестное движение просто оседлать. Они между собой договориться не могут. Как они, в таком случае, могут организовать работу госдумы и вообще что-то организовать!

Нужно мягко менять законодательство

Александр Бакаев, уполномоченный комиссар Союза ЖГУТ, председатель правления НРОО «Ассоциация обманутых дольщиков и инвесторов»

Я добавлю еще один момент. Невозможно сравнивать то, что происходит у нас с тем, что было в Польше или в Чехословакии. Если в 1980-х молодежь могла долго двигаться вперед, то нынешняя молодежь следует модному тренду. Это модно – собрались.

Единственный выход из политического кризиса – мягкий демонтаж политической системы. Есть ключевые точки, которые помогут демонтировать эту систему:

- выборы глав субъектов федерации;

- возможность беспрепятственной регистрации партий, в том числе и региональных. В Англии, например, чтобы зарегистрировать партию, нужны три человека. Платишь пошлину и все! А у нас должно быть 50 тысяч членов партии.

- ликвидация права отказа в регистрации кандидатов. Для этого используются надуманные причины.

И ключевой момент – у нас нет контрэлиты. На Западе элиты меняются раз в четыре года и ничего не происходит.

Я считаю, что это долгосрочная работа, но надо начинать ее сейчас. Мощный накат на власть дает возможность зацепиться за какие-то вещи.
comments powered by HyperComments