13:58
Берегите родные традиции

БЛОГИ на Сибкрай.ru


Меня часто спрашивают, почему пишу, говорю и ставлю в пример именно педагогов. Неужели потому что я сам учитель и вращаюсь, в основном, в их кругу? Не только поэтому, конечно. Правда, фактор это очень важный, по крайней мере, для меня. Кто как ни учитель находится большую часть времени на виду? Кто как ни воспитатель постоянно даёт необходимые указания и следит за процессом организации труда, обучения? Моя бабушка – учитель географии, биологии. Мама – учитель истории, краеведения. Мой папа – таксист (покинул РЖД), упс, это не по теме… хотя с людьми, разной масти так сказать, ему приходится иметь дело не меньше педагога.

Учитель – человек особой искры, уклада, терпения и силы. Педагог – сколько благородного и крепкого в этом слове! Учителем, как мастером или победителем, не рождаешься, а становишься, получая определённое образование, затем испытывая себя и настраиваясь по жизни. Во многих людях по-прежнему чувствуется педагог и учитель, хотя в школе они не работают давным-давно. Но это лирическое отступление, также имеющее связь с дальнейшим моим разворотом событий. А бываю на мероприятиях разного уровня и аудитории. Последнее (для меня в прошлом месяце), на мастер-классе которого получил ценный документ от Омской епархии, запоминается изготовлением (сворачиванием) куклы для ребёнка, выступлениями иерея Константина Беспалова из Успенского кафедрального собора, методиста Светланы Петровны Баранцевой, а также кандидата исторических наук Татьяны Николаевны Золотовой – заместителя директора Сибирского филиала Российского института культурного и природного наследия. Об этом специалисте поговорим подробнее.

Бурлит во мне врождённое чувство уважения, когда имею честь поговорить с человеком, имеющим учёную степень. Как правило, эти люди знают предмет глубоко, силы отдают научным изысканиям, которые являются основной частью их жизни. Большую роль в постановке цели играет мировоззрение человека, его интересы и Учитель, который встречается у него на пути.

Татьяна Николаевна Золотова – одна из тех учёных людей, которые привлекают внимание своей осведомлённостью и компетентностью. Она кандидат исторических наук, специализируется на изучении славянских народных традиций. Время семинара совпало с окончанием святочного цикла, поэтому Татьяна Николаевна рассказала о том, как отмечали Святки русские сибиряки и какой смысл они вкладывали в проводимые обряды. Рассказывает специалист – приглашённые на семинар и педагоги прекращают совещаться-делиться, слушают, поглядывая на замечательную презентацию. Я уверен, что они чувствуют себя словно на студенческой скамье. Конспектируют внимательно, быстро-быстро орудуя ручкой в толстых тетрадях или в стильных записных книжках. Тем временем, мало кто знает о существовавших в Сибири празднованиях. Слышали и наблюдали по календарю, читали, возможно, что-то слышали от бабушек, но более глубоко проникнуть в суть явления приходилось далеко не всем.

С Татьяной Николаевной удаётся поговорить отдельно – в одном из многочисленных кабинетов «Дома Пионеров», где и проходило мероприятие, организованное отделом религиозного образования и катехизации Омской епархии, куратором Светланой Петровной Баранцевой. Татьяна Николаевна Золотова – этнограф, закончила исторический факультет Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского. Ещё на первом курсе понравились любознательной студентке лекции известного омского учёного Николая Аркадьевича Томилова. Он увлекательно и даже артистично рассказывал о традициях и обрядах народов мира, чем вдохновил многих своих учеников стать этнографами и защитить кандидатские и докторские диссертации. Т.Н. Золотова (в студенческие годы – Афанасьева) – из их числа. В своей первой экспедиции Татьяна Николаевна оказывается в 1984 году в Северном Казахстане, в поселениях бывшего Сибирского казачьего войска.

– Мне очень близка народная культура, а без общения с бабушками и дедушками изучить ее вряд ли возможно, – признаётся она. – Дипломную работу защитила на тему «Календарные праздники русских Тоболо-Иртышского региона в конце XIX-ХХ вв.».

Во время обучения в аспирантуре ОмГУ Т.Н. Золотова одновременно работала в Объединенном институте истории, филологии и философии СО РАН, продолжая выезжать в экспедиции в разные районы Западной Сибири. После успешной защиты кандидатской диссертации в Институте археологии и этнографии СО РАН в г. Новосибирске она стала работать в Сибирском филиале Российского института культурологии, в 2014 году преобразованном в Сибирский филиал Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева.

– Молодёжь в основном не интересуется праздниками и обрядами? – уточняю.

– Нет, Виктор, те молодые люди, которых я знаю, интересуются собственной культурой, историей вплотную. Этому во многом способствует широко развернувшееся в последнее время фольклорное движение. Интерес к своим корням возрастает тогда, когда человек пытается понять «кто он», «откуда пришли его предки». Молодёжь, в основном, пытливая и развитая разносторонне. Бывает, что попадаются и равнодушные люди, но в современном мире нельзя жить, не читая книг, не интересуясь историей, русским языком и литературой, на фундаменте которых основывается наша культура. В тяжелый период перестройки наше общество оказалось на перепутье, страна – в культурном, политическом и экономическом кризисе. Люди потеряли жизненные ориентиры, стирались основы мировоззрения. В период советской власти многие народные традиции исчезли, многие – трансформировались, часть обрядов сохранилась в семье. Антирелигиозная пропаганда, гонения на церковь в 1930-е и в 1960-е гг. пагубно отразились и на традициях, имевших православную основу. Поэтому в XXI веке обязательно нужно читать историческую литературу, чтобы понимать процессы, происходящие в обществе.

Татьяна Николаевна вспоминает о своих встречах с учеными Германии, Венгрии, Японии на международной научной конференции «Аборигены Сибири» в Новосибирске в 1995 году.

– Когда мы с коллегами пели русские народные песни, то иностранцы буквально умоляли нас приложить все усилия для сохранения того бесценного богатства, которое мы еще не успели потерять и которое сейчас называется «нематериальным культурным наследием». В Европе вследствие процессов модернизации и глобализации произошла унификация культуры и обычаи многих народов сохранить не удалось.

Кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института наследия знает, что говорит. Т.Н. Золотова – автор более 200 публикаций, 5 монографий, ответственный редактор научного журнала «Культурологические исследования в Сибири» (глав. ред. – профессор Н.А. Томилов) и электронного научного журнала «Культурное наследие Сибири», которые она и призывает читать. А нам, дорогие, просто необходимо поддерживать родных учёных. Кто, если не они, расскажут нам о предмете более подробно и мотивируют на изучение и сохранение наших традиций.

Т.Н. Золотова
СВЯТКИ В СИБИРИ
(выдержка из книги Т.Н. Золотовой «Русские календарные праздники в Западной Сибири (конец XIX – ХХ вв.). – Омск: ООО “Издатель-Полиграфист”, 2002).

РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО (25 декабря/7 января). Дни зимнего солнцестояния ознаменовывались праздничным циклом Святок. Святки продолжались с Рождества до Крещенского Сочельника, то есть 12 дней. Эти дни были посвящены памяти рождения Христа и Крещения его в Иордане. Вечер накануне Рождества назывался «сочельником»: в этот день готовили сочиво (каша из зерен пшеницы с ягодами, изюмом, курагой) и сочни. С этими сочнями в течение святок гадали девушки. Потреблять пищу до первой звезды категорически запрещалось. Перед ужином под стол клали охапку сена, которую затем раздавали скотине, чтоб «никакой колдун не мог её изурочить. Повсеместно была распространена традиция «славления». Дети, желавшие «славить», собирались с вечера в одном доме, чтоб с утра пораньше, ещё затемно, отправиться по домам. «Славить» ходили все возрастные группы, но чаще – подростки 10-12 лет и старики-нищие. Чаще всего ходили со звездой (деревянной или вырезанной из бумаги) с зажженной внутри свечой, иногда вместо звезды носили на палке колесо, украшенное красной бумагой. Зайдя в дом, пели рождественский тропарь:
– Рождество твое, Христе боже наш!
Воссияй миру, свет разума…
На вопрос хозяев: «Зачем пришли?» – следовал ответ:
– Славите, славите,
Сами, люди, знаете,
Зачем пришел –
За пирогами, за сырчиком
За копеечкой, за сладким варенничком!
В некоторых местностях рождественский сочельник называли колядою и обряд славления называли колядованием. Это было в тех селах, где жили вместе русские, украинцы и белорусы.
– Как шла коляда
Наперед Рождества,
Коляда, коляда!
Ехала коляда
На сивом конечке,
В писаном возочке.
Коляда, коляда!
Решето блинов привезла,
Колбасы и яиц!

Того, кто первым из славельщиков или колядовщиков заходил в дом, сажали на тулуп, чтобы «овечки лучше велись», под шубу, «чтоб богатым был» или на порог, «чтоб куры хорошо парили». Славельщикам давали «жертву», то есть угощали «стряпней» (булочками, шанежками, печеньем, пряниками), конфетами, яйцами, блинами. Но лучшим угощением считались сырчики – замороженные шарики из творога со сметаной, сахаром, изюмом, яйцом. Иногда давали и мелкие деньги (пятаки), а взрослым подносили пива и водки».

«Встреча Нового года происходила в Васильев вечер, или в день святой Маланьи (31 декабря). Ещё этот вечер называли «щедрым», поскольку в доме, украшенном ветками пихты и ели, столы ломились от яств: пирогов с рыбой и мясом, ватрушек, шанег (сырных, картофельных, морковных), пирожков с сушеными груздями, морковью, свеклой, кашей. Готовили также рулет с молотыми ягодами, каральки, печенье в виде животных – «козульки», «коровки», «фигурки» (с ними девушки выходил гадать на улицу), плюшки, картофельную запеканку, хворост, булки, заварные калачи, вафли, жарили рыбу, тушили мясо. Зажаривали целиком молоденького поросенка, начиненного рисом, украшая его бумажными цветами. Варили свиные ножки, любили зажарить и гуся, утку, курицу, которых начиняли рисом, картошкой с добавлением репчатого лука, чеснока, перца. Казачки, помимо этого, готовили галушки, затирки, окорока из мяса и сала, колбасу, курник, вареники с творогом, пельмени. На стол выставляли соленые сало, огурцы, арбузы, грузди. К Новому году шили новое платье и дарили что-нибудь новое, особенно детям и девушкам – ленты, отрез на платье и т.д.

Утром 1 января умывались «с серебра», то есть клали серебряные монетки в воду, чтобы быть «красивыми», «жгли старый год», разводя костер. Дети и взрослые ходили по домам «посевать». Разбрасывая в домах своих односельчан зерна овса, ячменя, пшеницы, гороха, осыпая ими иконы и возле ворот, приговаривали:
– Сею, сею, посеваю,
С Новым годом поздравляю!
Уроди, бог, пищу
Пудов на тыщу,
Девкам – лен,
Бабам – конопле,
Мужикам - рожь,
А мне –грош!
Если хозяева скупились на подношения – заварные калачи, булки, пряники, конфеты, пироги, блины, деньги – им угрожали:
– Кто не даст пирога –
Мы корову за рога,
Кто не даст кока –
Тому вылезет око.
Кто не даст пышку –
Того свинья за лодыжку.

Иногда новогоднее посевание совмещалось с ряженьем, но чаще всего рядились в течение всех святок. Наряжались, в основном, молодежь и взрослое население деревни. Из года в год это были, как правило, одни и те же лица, наиболее общительные, веселые – «любители» ряженья. Существовало несколько видов ряженья: зооморфное, антропоморфное, «нечистая сила», «покойники». Зооморфный вид ряженья был представлен следующими животными: конь, собака, медведь, свинья, журавль, гусь, баран, лиса, волк, заяц. Надетые медвежьи, овечьи, собачьи, волчьи, лисьи шкуры (или вывернутые тулупы) «превращали» человека в соответствующих животных. Ряженье медведем особенно широко было распространено в северных районах. У крестьянства наиболее полно сохранился обряд хождения с «конем». От одного до пяти человек (в разных селах по-разному) накрывались лошадиной шкурой, холстяным пологом или белой простыней. На палку прикрепляли сделанную из тряпок и набитую соломой конскую голову (вместо ушей – ухват или палочки, борода из льна), надевали хомут, прикрепляли к «голове» колокольчики и цветные ленты, рисовали сажей глаза и рот, пришивали хвост из конского волоса. Один или двое парней являлись «едоками». «Жеребец» ржал, подпрыгивал, высоко задирая ноги, раскланивался. Иногда «коня» водил «хозяин», который разыгрывал с ним смешные сценки, заставляя «коня» плясать, а зрителей кормить «проголодавшееся» животное, приглашая смельчаков прокатиться на «лошадке».

Антропоморфное ряженье было также разнообразным. Наиболее популярными были костюмы старика (горбуна) и старухи (нищенки), а также цыган, что соответствовало духу попрошайничества, выпрашивания милостыни. Одетая в несколько юбок и цветастый платок «цыганка» брала в руки «кукленыша» и просила для него молочка. Наряжались также татарками, казашками, «барынями». Повсеместно было распространено явление травестизма – переодевание мужчин женщинами и наоборот.

Превращение в «нечистую силу» достигалось надеванием на лицо личин (харь) из бересты (картона, бумаги, тыквы) с прорезями для глаз, носа и рта, (или просто нарисованными сажей), а также ряженьем в вывернутые шубы, тулупы, шкуры, шапки, тряпье, нарезанную бумагу. В начале ХХ века все чаще маски покупали в магазине. Приделывали картофельные или брюквенные зубы, надевали корчаги на голову, вымазывались сажей. «Черти» мастерили себе на голову вязаную шапочку с «рогами», набитыми соломой, одевали все черное, прикрепляли сзади хвост.

Еще один важный момент ряженья – игра в «покойника», вариантов которой было несколько. «Покойником» мог быть один человек, одетый в белое или завернутый в простыню. Мертвеца могли изображать два человека, один из которых запрокидывал голову назад, а другой вытягивал руки вперед. Зашедший в избу «покойник» говорил, что «пришел с того света» и рассказывал, «как там живется».

Крестьяне называли ряженых «шуликинами» («шиликунами»), «маскированными», «нарядчиками», «обрядовыми», «наряжонками», «чудушками», «слушальниками», а рядиться – значит «машкароваться», «машкарадить», «чудить», «диканиться» (обращаться в дичь, зверей). «Чудушки» ходили по улицам с гармониками, балалайками, ухватами, сковородниками, бубнами, метлами, заслонками, ведрами, толкушками, тазиками, чашками, поварешками, железяками, клюками, погремушками, палками, корзинами (для сбора «дани»). Этим стучали, бренчали, играли. Детей, а иногда и взрослых, били кнутом и ставили в снег головой, ловили в рыболовные сети.

Очень распространенным развлечением на Святки было катание на лошадях и с гор, которые устраивались к этим праздникам. Под горки-«катушки» приспосабливали естественные скаты к реке или делали специально деревянные настилы с высоты около двух метров. Катались на «глызах» (у казаков так называли подмороженный коровий навоз), на шкурах, санках, санях-дровнях, широких лыжах.

Важнейшим обрядовым действом Святок являлось гадание с целью получения сведений о будущем. Гадали в основном девушки, но иногда и парни не отказывались принять участие в ворожбе, хотя это считалось делом грешным и опасным. Чтобы привлечь «нечистые» силы к предсказанию судьбы, гадающие снимали с себя нательные кресты и пояса, развязывали узлы на одежде, девушки распускали волосы, оставаясь в одних рубашках. Для предохранения от злых сил очерчивали вокруг себя круг кочергой, мелом, огарком свечи, протягивали нить к другим участникам гадания, держали наготове платок, чтобы закинуть им зеркало.
Для ворожбы выбирали места, где, по поверьям, обитала нечистая сила – баню, овин, хлев, подпол, заброшенные дома. Ворожили на границе между «своим» и «чужим» миром – около печи, на пороге, возле забора, угла дома, ворот, на перекрестках дорог, около проруби и т.д.

Гадать можно было в течение всех святочных вечеров, но наиболее достоверными считались гадания, произведенные в ночь на Рождество, Новый год, Крещение.

1. Наиболее распространенными были гадания, цель которых – узнать направление выхода замуж (женитьбы): с пимом (чирком, сапогом), который девушка (реже – парень) бросали с ноги через ворота; с бастриком (жердью), который ставили на перекрестки (росстани) и смотрели, в какую сторону упадет. 2. Другая цель – узнать, выйдешь в этом году замуж (женишься) или нет, какова будет судьба. Для этого захватывали колья забора (венцы амбара, охапку дров) и считали, четное или нечетное количество («чет» – в паре жить, «нечет» – одному). По вылитому в холодной воде белку, свинцу, воску судили в целом о судьбе: береза – к одиночеству, церковь – к венцу, кучки и крестики – к смерти (Логиново, Новоникольское, Соляное). О судьбе также узнавали по услышанному на перекрестках, дорогах, где необходимо было начертить круг лучинкой из двенадцати огарков: звон колокольцев, топот копыт – к скорому замужеству, стук топора – к смерти, лай собак – к собачьей жизни (Загваздино, Логиново).

3. Еще одна цель – узнать, сколько человек будет в семье, куда девушка выйдет замуж или сколько у нее будет детей. Глядели в зеркало на месяц – сколько месяцев отразится, зажигали перед иконой свечу – сколько будет отблесков, вытаскивали из поленницы полено – сколько сучков.

4. Следующая цель – узнать основные характерные черты будущего супруга. Цвет волос жениха определяли по цвету шерсти овец, пойманных в овчарне или по волоскам, оказавшимся на гребешке после новогодней ночи (Качесово). Имя жениха (невесты) узнавали, спрашивая имя у первого мужчины, встреченного в новогоднюю ночь. Внешний вид будущего мужа также определяли по полену (без сучков – красивый, с сучками – корявый от оспин). Материальное положение, занятия, отчасти характер будущего супруга определяли по поведению домашних животных (курицы, петуха).

5. Заветная мечта увидеть образ суженого достигалась двумя основными способами – через сновидение и при гадании с зеркалом. Гадание вещими снами было наиболее популярным и повсеместным. Перед сном выпивали соленой воды. Наибольшую достоверность гаданию придавала «молчаная» вода, принесенная девушкой молча из колодца или проруби во рту или ведре. На кружку с «молчаной» водой клали лучинки в виде сруба колодца и ставили под кровать к изголовью: «во сне жених приведет коня поить», при этом говорили: «Суженый-ряженый, приди ко мне наряженный, лошадей поить».

Самым страшным и потому наиболее правдивым считалось гадание с зеркалом и «молчаной» водой, так как здесь происходил непосредственный «контакт» с «нечистой» силой.

К одним гаданьям относились серьезно, веря в их предсказание, к другим проявлялось ироничное отношение не столько со стороны девушек, сколько со стороны парней, которые уносили брошенные за ворота пимы, забирались в бани и овчарни, пугая девушек, что, по сведениям информаторов, имело печальные последствия. По словам информаторов, многие гадания сбывались.

Во время святок молодежь устраивала вечерки, во время которых парни и девушки знакомились, ближе узнавали друг друга. Эти вечерки отличались наибольшим многообразием игр и форм художественного творчества, максимальным накалом праздничного веселья и ряженьем.

БОГОЯВЛЕНИЕ ГОСПОДНЕ, КРЕЩЕНИЕ (6 января/19 января). В Крещенский Сочельник с приговором «спаси и сохрани» или «крест-перекрест, чтобы колдун не влез» на окнах, дверях, на печи, матицах, столах, колодцах, в стайках (хлеву), воротах, около иконы, на посуде ставили огарком свечи (мелом, углем, глиной) кресты, иногда высекали топором, чтобы «худой дух не залез».

В день Крещения совершали крестный ход на реку или озеро к выдолбленной в виде креста проруби – «иордани». Иногда ее украшали маленькими сосенками, пихтами, вылепленными из снега часовенками. Святую воду набирали в сосуды и хранили дома, на божнице или в подполе, используя для лечения болезней людей и скота, обрызгивания дворов с хозяйственными и жилыми постройками. По поверьям, «свячена вода» могла стоять год и два, и «ничего ей не делалось, оставалась чистой, как слеза». В проруби в некоторых местностях считалось обязательным купание тех, кто наряжался «нечистью» на святки, а также прочих грешников и больных.

 
Виктор Власов
Омский журналист, писатель, учитель английского
Бердск начинает праздновать 300-летие под парусом
Сельским школам выделили деньги на системы видеонаблюдения
Детей вывезли из летнего лагеря из-за вспышки менингита
Ребенок получил удар током из открытой трансформаторной будки
Тело мертвого мотоциклиста нашли на полевой дороге
Прокуратура добилась сноса двухэтажного здания в Новосибирске
Более миллиона жителей Новосибирской области стали должниками
Обыски прошли у сына бывшего губернатора Юрченко
Эксперты назвали преграды для снижения младенческой смертности
Задержанные со стрельбой мигранты осуждены за кражи на трассах
Школьники предложили решения для развития доступной среды
Новосибирцам предложили указать на самые разбитые дороги
«Сибирь» одержала первую победу в новом сезоне
Новосибирские олимпийцы получили госнаграды и BMW