13:58
Узник совести

БЛОГИ на Сибкрай.ru


Миша приехал из Петропавловска в Омск поступать учиться. С профессиональным училищем пока не определился, а квартиру снять по объявлению удалось сразу. Нашёл недорогую комнату в посёлке Амурский. Первую неделю посвятил поискам учебного заведения. Надо сказать, что парень, в отличие от многих своих ровесников, не был белоручкой. Хорошо владел сваркой, работал дрелью, болгаркой, знал, как мешать раствор и укладывать плитку. Выбрав учебное заведение по душе, подал документы и заскучал без дела, дожидаясь сентября.

Увы, и так случается: поблизости не нашлось ни одного заказчика, которому понадобились бы его знания и умения домашнего мастера. Но Миша не отчаялся и решил сменить сферу деятельности. На охранную – рядом с домом открывалась частная аптека, и в неё требовался сторож. Миша, конечно, поспешил зайти туда и предложить услуги. Фармацевт, женщина лет сорока оценивающе посмотрела на него, молодого и неленивого, и одобрительно кивнула, спросив лишь, на какой срок хотел бы тот устроиться. Сторожем парень ещё нигде не работал и сказал, что «напостоянно». Решимость молодого человека порадовала Марию Петровну. Она доложила владельцу аптеки, что нашёлся охранник на постоянную работу. Добрая весёлая женщина показала «секьюрити» помещение квартиры, оборудованной под торговую точку.

– Никому не открывай дверь. Вот ключ. Разных там: «Открой, братка, поговорим» не слушай!.. Здесь тепло, но под утро воздух остывает. Принесёшь плед, подушку, еду, а раскладушку вытащишь себе из встроенного шкафа, вон там, под прилавком. Телефон к твоим услугам, только не звони в другой город, а то хозяин вычислит, оштрафует и выгонит.

Друзей и знакомых в Омске у Миши пока не было, поэтому он заверил, мол, телефон ни к чему. Ему понравилось бродить между витрин, заставленных разными коробочками, тюбиками и пачками. Он понял, что работа досталась «не бей лежачих» – проще быть не может, тем более аптека открывалась только утром, а ночью в ней никого и не будет.

Миша был пунктуален как Штирлиц! Ровно в восемь часов вечера и явился, с собой принёс необходимое для отдыха, кое-какое питание и портативный DVD-плеер, чтобы время шло быстрей и увлекательней. Заведующая и фармацевт уже закончили раскладывать препараты на витринах, проверять кипы регистрационных листов и других документов и, попросив сотрудника в следующий раз приходить пораньше, быстренько «испарились» по домам. А Миша, оставшись один в большом помещении, повёл себя хозяином; от ощущения своей важности спать ему совершенно не хотелось. Парень ходил, рассматривал препараты, изучал инструкции на упаковках – набирался медицинских знаний. Странно и забавно было читать названия известных трав на английском и латинском языках, и он с удовольствием вдыхал их душистый аромат. Потом, когда наскучило это занятие, смотрел новые фильмы, устроив свой «дивидюк» на модном столе, за которым, наверняка будет вот так же, как он, сидеть хозяин аптеки – очень важный человек. Словом, чувствовать себя собственником Мише понравилось.

Заснул Миша ненадолго – проснулся от боли в спине, заметил, что лежать крайне неудобно, казённая раскладушка под его тушей порвалась. Разворошил пустые коробки и настелил на пол много находившегося у входа гофрокартона, сверху развернул плед. Отметил, что на полу гораздо удобней, чем на узкой раскладушке. Проспал оставшуюся ночь, а утром, услышав громкий стук, открыл глаза. За дверями, под пронизывающим ветром, стояли женщины-фармацевты.

– Долго стоите? – спросил он виновато.

– Минут пятнадцать, – ответила Мария Петровна. – Думала: может, что случилось?!

А вообще ночами никто не проверял и не звонил. Миша был творческой личностью, любил экспериментировать в работе, и тут не удержался: взяв ключ от аптеки, перешёл дорогу и оказался дома. Завёл будильник на время, чтобы не опаздывать. Возвращался всегда за час до прихода Марии Петровны.

Из Челябинска по каким-то делам приехал отец, ну и, конечно, захотел отметить удачное поступление и трудоустройство сына. Миша позвал его в аптеку, и тот взял с собой водочки. Праздновали долго, почти до утра, покуда Миша, смекнув, чем грозит ему «палево», во время выставил отца за дверь, и тот прикинулся покупателем.

– Аптека откроется через неделю, – сказала Мария Петровна, поглядев на синий нос незнакомого ей мужика, обивающего порог. – Приходите, будем ждать.

– Ого, так рано за «бояркой»!? – деланно удивился Миша.

– Это поздно, – улыбнулась Мария Петровна. – Я работала в круглосуточной аптеке, так алкаши за настойкой приходили и пораньше.

Отец побыл день и уехал домой.

Какое сладкое слово – «свобода», подумал Миша. На следующее утро он пришёл в аптеку и увидел открытую дверь. Кровь резко прилила в голову, виски сжало, словно тисками. Внутри погром, товар разбросан по полу, витрины побиты, лишь огнетушитель остался на стене, как и висел. Скоро придут! Что скажут?

– Надо действовать! – решил Миша.

Выйдя на улицу, быстро нашёл компанию скитающихся по дворам бездельников. Начал задираться – резко и зло напомнил о неудачах в их никчёмной жизни, грубо и обидно обозвал. Мужики завелись с полуоборота – поколотили парня славно. Едва успел вернуться в аптеку, пришли фармацевты.

– Что случилось, Мишенька? – ахнула добрая начальница.

– Оторвали дверь, толпой отметелили, – язык едва ворочался. – Сознание потерял.

Понял тогда Миша важную вещь: абсолютной свободы быть не может, надо помнить об ответственности всегда. Из аптеки парень ушёл, не дожидаясь начала учебного года «по состоянию здоровья», а Марию Петровну нередко встречал, когда топал на учёбу. При встрече старался разминуться поскорее.