13:58
Стабильность и пустота

БЛОГИ на Сибкрай.ru

После длительного (по нынешним меркам) отсутствия в больших медиа наша землячка Ольга Туханина выступила с крепким манифестом. Каковой сводится к фразе в стиле гонимого Дмитрия Анатольевича: «Стабильность лучше нестабильности». Любая деструкция, движуха, шум-гам-тарарам, монстрация против коррупции, раскачивание и подпрыгивание — зло. С этим трудно спорить всякому человеку, которому есть что терять. При раскрутке движняка неизбежно начинают страдать витрины, машины, квартиры, дачи, накопления, судьбы и жизни. Выгодоприобретатели тоже есть, но их на порядки меньше.

Загвоздка — в слове «любая».


Потому что не всякая стабильность хороша. Зададим вводные: слабая в глобальном масштабе и структурно кособокая экономика, отсутствие роста, неустойчивая валюта, жуткая нехватка инвестиций. Техническое отставание, научные открытия мирового уровня наперечет, университеты заскорузли. В школах и прессе — сплошь православие, самодержавие и народность. В искусстве и культуре — официозный классицизм. Социальные лифты не то чтобы застряли — они фактически отсутствуют. Большинству населения жить не только скучно, но и небезопасно: простолюдина могут и побить, и посадить в кутузку, и отправить в места с нездоровым климатом.

Это не про современную Россию, а про николаевскую, 1825-1855 годов. Тридцать лет рафинированной стабильности! Держава крепка, демонстрирует силу, прирастает Арменией, устьем Дуная, сочинским побережьем. Усмиряет Чечню, а по просьбе стратегического партнера — бунтующую Венгрию. В самой России после декабристов уже никто не осмеливается бунтовать по-настоящему. Шевченко тянет лямку на Каспии, Достоевский — в Сибири. Зато мудреет, пока не убили, Пушкин и очень красиво рисует Брюллов. По научно-инновационной части есть профессор Лобачевский и чугунка меж двух столиц. И никакой движухи, как в богомерзкой Европе.


«А дальше беда за бедой, как по нотам». Страна в изоляции, стратпартнёр предал, война проиграна, вражеский флот у Кронштадта, собственный потоплен, крепости срыты… А теперь представим непредставимое. Что при Николае I отменяется крепостное право, причем по самому радикальному сценарию: без выкупа и с землей. Открываются школы для бедных и «инородцев», двери университетов и государственная служба — для всех сословий. Что иностранных фабрикантов хлебом-солью встречают на заводах Урала и Сестрорецка, приглашают европейских профессоров и инженеров… Et cetera et cetera.

Подорвёт ли всё это стабильность? Во многом да. Не обойдется без некоторой турбулентности, эксцессов, и неискоренимых «перегибов на местах». Но очевидно, что нарушения эталона в целом пойдут на пользу и государству, и населению. Свежая кровь во власти, приток денег и технологий в промышленность, образованных людей — во все отрасли и сферы. Другое мироощущение: не «знай, сверчок, свой шесток», а «хотеть — значит, мочь». Крымскую кампанию не проиграли бы — ее бы попросту не было. Однако, не срослось. И таких примеров идеальной, кристально отшлифованной, а потому губительной стабильности немало и до, и после Николая Павловича. Начиная с Рима эпохи упадка (точнее, трехвекового вползания в упадок).



У Стругацких есть формула: «Каждый доволен положением общества настолько, насколько доволен своим положением в обществе». Недовольных в сегодняшней России становится всё больше. Прирост не лавинообразный, но уверенный — согласно любым опросам. Немногочисленная и монолитная (и то и другое ох как плохо!) элита словно одурманена собственной пропагандой и всё сводит к конспирологии. При Николаях «англичанка гадила», сегодня все протесты инспирирует Госдеп. На самом же деле англичанки носили генеральские и камергерские мундиры, а госдеповские агенты сотнями заполоняют высокие столичные кабинеты, тысячами — провинциальные. Они подменили экономическую политику прогнозированием, стратегию — написанием соответственно озаглавленных бумаг, инвестиции — офшорами, ответственность — безнаказанностью, образование — муштрой, заботу о науках — «реформой РАН» и т.д. и т.п. Такое впечатление, что эти люди работают исключительно для отчетов, адресованных самим же себе. И такие бумаги для них лучшее окно в реальность, нежели окно в стене.

А за окном не только школота с утятами. Там и дальнобойщики, и пенсионеры. И новосибирские митинги против 15%-го повышения тарифов ЖКХ. И это только цветочки. Потому что уличный протест — крайняя форма недовольства, на которую решаются самые обездоленные и/или самые пассионарные. На самом деле в стране противников действующей власти гораздо больше, чем по головам считает полиция. Ольга Туханина права, когда критикует государственных мужей и дам за «слабую позицию». И неправа: антоним слабости — сила, а таковую (увы, не без влияния первых лиц) принято сводить к конфликтному противодействию. Пошлем авианосец, перекроем газ, отмобилизуем гвардию, отключим интернет, проведем политзанятия и показательные суды. Запретим всего и побольше.


Про силу интеллекта хронически забывают. Про мягкую силу таких стратегий и решений, которые начнут — не сразу и с большим скрипом! — менять картину мира и у миллионов сограждан, и у самых активных групп. У брянских и томских школьников, московских блогеров, питерских программистов, новосибирских пенсионеров. У действительных членов РАН и мужиков на двадцатитонных фурах. Точнее, менять сам мир вокруг них. Давать поддержки, открывать горизонты, предоставлять шансы, протягивать руку. Убирать все преграды на пути любого развития: личностного, социального, научного, технического, экономического. На тему «что должна делать власть для людей» сказано так много, что нет смысла ни повторять, ни дополнять. И хватит отговорок про кризис и безденежье! Как сказал на днях директор одного из крупнейших академических институтов, «Мы не просим денег, мы просим работу». Выруливать нужно не подачками, а возможностями. И при этом не бояться ничего и никого, а прежде всего — не бояться перемен. Хорошая стабильность — это управляемая движуха. Но настоящая, не для отчетности самим себе.


А если не греть голову? Если ту же Туханину читать не между строк, а буквально: гоните в шею либерал-предателей, приласкайте нас, истинных патриотов, пригласите во власть покрутить гаечки да позапрещать сайтики — и будет вам счастье с клюквенной подливкой. Многомудрый Максим Соколов (и не он один) допускает вариант, что властители не так эгоистичны, как кажется со стороны… а гораздо эгоистичнее. И обратная связь с народонаселением им требуется в минимальном объеме — для некоторого имиджа и тех же отчетов. «Если цель – стабильность любой ценой, а развитие хоть волки кушай, тогда модель «Мы не можем ждать милостей от народа, взять их от него — наша задача» вполне работает… У рабской покорности есть преимущества — например, не надо согласовывать интересы социальных групп и вообще ничего не надо согласовывать».

Рабочий вариант? Да, рабочий. И неизвестно насколько долгоиргающий. «Ленивое время» (А. Герцен) Николая I тянулось тридцать, напомню, лет. Хотя сколько-то ресурса на сегодня уже выработано. А итог неизбежен. Он описан в детской, но очень неглупой книжке.

«Три Толстяка увидели, что спасения нет.
– Нет! – завыл один из них. – Неправда! Гвардейцы, стреляйте в них!
Но гвардейцы стояли в одних рядах с бедняками».

 
Андрей Соболевский
журналист