13:58
Политкорректность? Нет, не слышал

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Опять все и вся вопят: подстава, подстава! Подставили бедненького министра-экономиста, занесли денег, а он зачем-то взял. Тут же взяли и его самого. Подставили, подставился, не суть важно. Брать на подставы будто бы гнусно. Подставленных даже пытаются жалеть. Помню нежные волны сочувствия неоперившемуся бердскому мэру. Разве он мог, такой молодой и симпатичный, лихоимствовать? А как вздыхали по общественнику-разоблачителю, вымогавшему деньги с разоблачаемых, как хлопотали за него в суде о курортно-санаторной мере пресечения! Борца со злом неправильно садить в тюрьму, поймите, его же подставили… Говорят, в роковой момент герой даже жевал купюры от огорчения.



Стоп. Нет такого слова — подстава.



Точнее, оно применимо для ситуаций, в которых жертва обстоятельств действительно беспомощна. Например, когда на дороге твою машину остро подрезают — и по тормозам. Гололед не гололед — всё равно стукнешь. Совсем другое дело, когда тебе неторопливо вручают деньги за то, чего ты делать не должен. Абсолютно не должен. Но можешь. Тебе не заталкивают пачки банкнот в карманы, не подбрасывают их в багажник автомобиля или в ящик стола. Их приносят на заранее назначенную личную встречу. Ты, дружок, ждал этой встречи и этих денег. Знал, за что они. И протянув руку (простите за неуклюжую анатомию), сделал осознанный шаг за решетку. Сам и только сам.



Слово «подстава» — такая же фигура лукавства, как, например, «провоцирующее поведение». Я об этом уже высказывался — о свинских выкрутасах, с помощью которых пытаются оправдывать насильственные и ненасильственные преступления. И что-то в последнее время таких выкрутасов всё больше и больше. Для лавины безобразий подбирают оправдательную терминологию. Прочтет несведущий человек слова «Реформа РАН» и искренне порадуется за Российскую академию наук, которая реформируется, модернизируется, прогрессирует, осовременивается эт цетера эт цетера. Ибо, согласно философской энциклопедии, реформа — это «преобразование, изменение, переустройство какой-либо стороны общественной жизни (порядков, институтов, учреждений), не уничтожающее основ существующей системы». Академию же в первой редакции «реформы» предполагалось вообще ликвидировать. Но и то, что с ней сделали и делают по сей день, с трудом поддается описанию цензурными словами. За три дня составить план научных открытий на три года вперед — это как? Объединить в одно исследовательское учреждение специалистов по свекловодству, кардиологии и астрономии — это зачем?



Один из последовательных и конструктивных критиков «реформы РАН», уральский академик Михаил Садовский, сказал: «Время политкорректности закончилось». Думаю, он прав в более широком контексте. Политкорректность — это тоже лукавый термин, изначально придуманный для того, чтобы не называть негра негром, а кошку кошкой. Это бесконечный набор слов-околичностей, слов-ширм, слов-реверансов. Они вбрасывались в обиход будто бы с благородной целью «никого не обидеть», но известно, куда ведет дорога, вымощенная лучшими намерениями.



Политкорректность привела к искажению одних смыслов и забвению других. О том, насколько это опасно для человечества, знали еще в 6-м веке. «Когда имена неправильны, суждения несоответственны, когда суждения несоответственны, дела не исполняются… В словах благородного мужа не должно быть ничего неправильного».



Как вы догадались, это Конфуций.
 
Андрей Соболевский
журналист