13:58
Ветер крепчает

БЛОГИ на Сибкрай.ru

На недавнее Общее собрание РАН приезжал премьер-министр. Его охраняли традиционными (оцепления, телохранители) и нетрадиционными методами. Например, когда я приподнялся, чтобы сфотографировать главу кабмина, на плечо легла тяжелая рука: снимать только сидя! Я недоумевал: служи мой аппарат замаскированным огнестрелом, успешно применить его можно было бы, не вылезая из кресла.

Тот же академический форум посетил и вице-премьер. Без малейшего намека на охрану. И фотографировать его можно было хоть стоя, хоть лёжа, хоть левитируя. Я недоумевал еще больше: неужели второе лицо правительства настолько менее ценно матери-истории, чем первое? Или же это просто средневековый порядок, когда статус вельможи сообразен числу алебардистов и пажей при нём?

Безопасность — тема горячая и скользкая, как свежесваренный кисель. На пароль «В интересах безопасности!» принят единственный отзыв: «Будет исполнено!». Фразу «Безопасности много не бывает» надлежит считать аксиомой, а отрицающих или просто сомневающихся в ней — едва ли не вредителями. Хотя рискну заметить, что избыточные меры, направленное на любое благое дело, особого эффекта зачастую не приносят. Истина «всё хорошо в меру» более универсальна.

В Ростове упал «Боинг». Над Синаем взорвался «Эрбас». До этого погибли два малайзийских лайнера. Катастрофы воздушных судов обрывают людские жизни сотнями. Причины разные: неисправности, погода, плохое топливо, ошибки экипажа, огонь с земли, террор… Но за всю историю гражданской авиации ни один самолет не погиб из-за курения на борту. Тем не менее, его сравнительно недавно запретили «в целях безопасности полета». Да, и охраны здоровья тоже, но в магнитозаписи, которую мы слушаем перед взлетом, этот аргумент стоит на втором месте.

А вот обратный пример. Раньше, когда в российский город приезжала важная персона (отечественная или заграничная), улицы надолго перекрывались. И не только по маршруту следования. В интересах безопасности, естественно! Затем прислушались к всё громче роптавшему общественному мнению и изменили практику: перешли к кратковременному ограничению движения во время проезда первого лица. А не первого просто возят с мигалками и крякалками. И что? Ни единого гнилого помидора.

Много или мало — это оценки, а не точные численные определения. Всё может быть посчитано и взвешено. Вообще, безопасность — актуальнейший, но дьявольски сложный и трепетный предмет научного исследования. Хотя бы потому, что в одних условиях интересы государства и отдельных граждан совпадают, в других — расходятся, в третьих — противоречат. Чем готовы поступиться власти для защиты своих подопечных? На какие жертвы готовы простые обыватели ради общего, а не только личного благополучия и спокойствия?

Хотя не философы, а социологи и психологи стали, вероятно, ведущими гуманитариями, работающими в интересах безопасности. Труды Энрико Карантелли из Чикагского университета по панике (и, в целом, по «катастрофическому поведению») цитируются в научных публикациях и учебных пособиях. Не менее досконально исследован «Стокгольмский синдром» (солидаризации заложников с террористами) и другие человеческие проявления в нечеловеческих ситуациях. Политологи, этнологи, культурологи тоже вносят свой вклад, который не всегда заметен. Некоторые их результаты воплощаются в аналитические записки, ложащиеся на столы сильных мира сего с соответствующим грифом. То же можно предположить и для математиков: государству необходимы расчеты вероятности тех или иных рисков.

Про естествоиспытателей (физиков, химиков, медиков, биологов, сейсмологов и так далее) и говорить не приходится. Их исследования носят и фундаментальный характер, и воплощаются во множестве полезных изделий: от эффективного рентгеновского сканера до вакцин и анализаторов опасных веществ. Аптечка спасателя или комплект полицейского спецназовца содержат частицы труда учёных, которые заняты, казалось бы, далекими от экстремальных ситуаций вопросами. Пишут формулы, доказывают теоремы, ищут антитела, синтезируют материалы…




Как раз в дни Общего собрания РАН случились теракты в Брюсселе. Интернет забурлил комментариями экспертов: от диванных до весьма компетентных. Последние сходились во мнении о том, что на наших глазах сменилась парадигма терроризма — из средства достижения некоторых целей он стал самоцелью. И не то, чтобы искоренить, а хотя бы приостановить эту новую глобальную опасность можно только на основе её серьезного изучения, только противопоставив «новому террору» широчайший инструментарий — от конкретных средств противодействия до общих мер профилактики.

И способна на это лишь многоотраслевая и централизованная научная организация. Конкретная лаборатория или институт может разработать, скажем, новый бронематериал. Но «броня» для всего государства и общества не по силам отдельному коллективу, даже самому мощному и разностороннему. Это задача для всей национальной науки (заграница если и поможет, то не существенно), имеющей единый центр планирования, управления и обеспечения. В России сегодня такового нет и в помине: наукой занимается около 18 различных ведомств, а в академической системе, по выражению президента РАН академика Владимира Фортова, «деньги находятся в одном месте, а идеи в другом».

Об этом тоже говорилось на Общем собрании Академии наук. Говорилось с нарастающей тревогой: пока чиновники от науки самовыражаются на ниве реструктуризации и приоритезации, уходит драгоценное время.

Ветер крепчает.

Так называется, между прочим, фильм о работе учёных и инженеров накануне большой войны.
 
Андрей Соболевский
журналист
Тепло возвращается к жителям Северо - Чемского жилмассива
Травников: бюджет 2020 года будет социально ориентированным
Дорогие обогреватели: почему Северо-Чемской сидит без тепла?
Альфонса Мажорика с украденным колье ищут полицейские
Сменщик Караськова покинул новосибирский парламент
Пациенты травмпункта в Новосибирске подрались из-за очереди
Пылающий BMW сняли очевидцы на Димитровском мосту
Попытка согреться в Заельцовском районе закончилась пожаром
Выбивать долги по зарплате из работодателя станет проще
150 тонн запретных яблок и куриц пытались ввезти в Сибирь
Питомцы приюта на Северо-Чемском мерзнут и голодают
Новосибирец стал бездомным в Санкт-Петербурге
Пьяный вахтовик из Перми обматерил новосибирских полицейских
Губернатор вернулся ночью из Москвы из-за аварии на сетях