13:58
Нежные и удивительные

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Никто не заметил. А если и заметил — не акцентировал. Промолчал, сраженный наповал собственным открытием. В России на уровне федерального закона уже два года как легализована особенная, уникальная, избранная группа населения. Нет, это не женщины вообще и не многодетные матери в частности (простите за обманчивый заголовок). Не долгожители и не ветераны войн, не дети и не инвалиды, не представители сверхмалых народов и не космонавты. Особые люди России — это верующие. Независимо от конфессии. Ибо только их эмоциональную сферу государство защищает буквой писаного права и карает за посягательства. Карает довольно строго: штрафом в сотни тысяч рублей, принудительными работами или даже реальным тюремным годом, при отягчающих — тремя. То есть можно рассказывать тупые анекдоты про блондинок и чукчей. Можно обзывать, например, пьяницами и неудачниками рыболовов ( к которым принадлежит и глава государства), можно издеваться над людьми с определенными диагнозами, вкусами, профессиями… И ничего такого противоправного. А верующих лучше не трогать.

Почему так? Допустим, что именно вера в сверхъестественное делает человека особо ранимым — настолько, что его чувства надо брать под охрану, как амурского тигра. Но тогда где уфологи, где эзотерики, где всевозможные сектанты («русоверы и бабаджисты») или, к примеру, дети, которые ищут в школьном подвале призрак якобы погребенного там физрука-садиста, где?! Все они тоже верят в то, что непредставимо с точки зрения современной науки. Вломитесь в храм и начнете скандировать «Бога нет!» — можете схлопотать. А если придёте в детский сад и станете разоблачать мифы про Бабу Ягу или Деда Мороза — разве что воспитатели пальцем у виска покрутят. Хотя чувства искренне верующих детишек могут быть изрядно смущены.

Хорошо. Оттолкнемся не от слова «верующие», а от слова «чувства». Эмоции как юридически защищаемый объект. Наряду с объектами гражданского и авторского права, культурного наследия, живой природы и т.д. и т.п. Однако сознание человека не ограничивается чувственной сферой. Есть у Homo Sapiens и интеллект, между прочим. Оскорбления рассудка (даже на уровне здравого смысла и школьной логики) мы наблюдаем постоянно и повсеместно. Особенно отличаются на этом поприще федеральные телеканалы и депутаты разных уровней. Возмущённый разум иногда кипит… и только. Никто за антиинтеллектуальные выходки не тащит в суд. Впрочем, интеллект на то и интеллект, чтобы стоически переносить все надругательства. И верующие, кстати, не настаивают на следственно-судебной защите теологических постулатов. Для них важно, чтобы не затрагивали эмоции.

Ладно. Есть ещё один подход — содержательный. Присмотримся к тому, что конкретно оскорбляет чувства верующих. Театральные постановки, песенные и танцевальные выступления, фильмы, выставки, отдельные картинки и хэппенинги. На 99% — события культурной жизни. Упомянутый закон следовало назвать «Об эстетическом шокировании…», так точнее. На Дни науки, на лекции про эволюционизм, на захватывающие (можно сказать, эпатирующие) теории типа Большого взрыва верующие не реагируют. Их могли бы возмущать отдельные виды спорта: явно не христианские бои без правил, идеологически вредная йога или не требующие эпитетов стрип-дэнс и чирлидинг. А реклама, реклама?! Тут без преувеличения на каждом повороте есть от чего прийти в священный гнев и ужас. Но нет. Оскорбляют не рациональные (наука) и не грубые (спорт, реклама) месседжи — а именно утонченные, неоднозначные.

Выходит, что по нервам верующих людей избирательно бьют только эстетические проявления. О чем это может говорить? Поделюсь гипотезой. Как бы ни старалась церковная пропаганда, как бы ни втемяшивали в нас тэги типа «духовных скреп» и «православной культуры», на самом-то деле верующих очень-очень мало. Не тех, кто носит крестик и ходит в церковь (мечеть, синагогу, дацан и т.д.), а тех, кто искренне привержен своим богам и пророкам, соблюдает их заповеди и если не все, то, по крайней мере, ключевые постулаты своей веры. Их и не может быть много. Более того, эту категорию людей должно резко, как эпидемия, выкашивать информационно-технологическое развитие современного мира. Надо ли объяснять, почему?

Чем меньше становится сообщество, тем оно уязвимее. И чувствительнее. Сигнал кажется вызовом, и чем он тоньше, тем сильнее возбуждает. Ничего парадоксального в этом нет. Если бы столь ранимые субъекты реагировали на грохот поп-культуры, на массовки девочек в обтяг и битвы экстрасенсов на ТВ — давно бы сошли с ума. Избирательность чувств верующих — не более чем средство психологической самозащиты.

Но будем помнить, что в ситуации обреченности защита сменяется агрессией. Как у амурских тигров.

 
Андрей Соболевский
Журналист