13:58
Покрышкин флюгплатц вилькоммен?

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Александр Покрышкин сбил все-таки не 65, а 59 самолетов. Такую цифру он сам приводит в своих мемуарах, честно рассказав и про шестидесятый — свой, советский Су-2, атакованный в горячке первых дней войны. Сегодня у нас обсуждают идею переименования (или доименования) новосибирского аэропорта Толмачёво в «имени Покрышкина». Давайте вообразим, что такое случилось. У нас, сибиряков, хорошие связи с Германией («…ведь там на четверть бывший наш народ!»), регулярные рейсы связывают Новосибирск с Берлином и Франкфуртом. Прилетает оттуда немец и на тебе: не куда-нибудь, а в аэропорт имени аса, уничтожившего свыше полсотни германских машин вместе с экипажами, не считая убитых при обстреле земли с воздуха. Неприятно как-то будет этому немцу, не по себе, согласитесь.

Или обратное допущение. У немцев асом номер один был Эрих Хартман, счет побед которого наши историки любят оспаривать. Шутка ли, 352 самолетов! Хорошо, спишем на Геббельса три сотни, оставим 52. Всё равно много, почти как у Покрышкина. Вы прилетаете к любимой тётушке в Берлин и вдруг узнаете, что флюгплатц Тегель теперь стал флюгплатц Хартман. А все то ли 352, то ли 52 сбитых им самолёта – русские. Все до единого. И не исключено, что среди воздушных или наземных жертв «белокурого рыцаря Остфронта» – ваш дед. Не очень комфортно будет прилетать в такой аэропорт.

Американцы, которых сегодня модно костерить за все смертные грехи, не решились назвать ни один из своих пассажирских аэропортов именем полковника ВВС Пола Тиббетса. Хотя он образцово выполнил задание: одной бомбой уничтожил важный промышленный центр противника, город Хиросима. Зато один из крупнейших хабов США, нью-йоркский, носит имя Ла Гуардиа. Кто это такой? Всенародно уважаемый мэр, при котором «Большое Яблоко» из каменных джунглей без кавычек превратился в будущую родину тэга «I love (значка сердечка у меня нет) New York».

Вот такая подсказка новому энергичному мэру Новосибирска. Работайте, Анатолий Евгеньевич, так, как работал Генри Фиорелло Ла Гуардиа. И тогда депутаты, муниципалитеты, общественность и акционеры в едином порыве переименуют аэропорт Толмачёво в аэропорт Локоть. Желательно при жизни, долгой и здоровой. «Внимание, говорит командир экипажа. Наш самолет начал снижение. Время прибытия в аэропорт Локоть города Новосибирска…»

Если же кому-то на карте нашего города не хватает патриотических названий, то вот вам уйма безлико-технических, которые так и просятся под перекраску табличек на домах. Только прежде чем сделать Абразивную улицей Ярослава Мудрого, а Трикотажную – Ермака Тимофеевича, стоит позаботиться, как минимум, о проезжей части, тротуарах и освещении.

Иначе обидим тени великих предков.