13:58
Кнопка регресса

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Недавно в Новосибирске прошла российско-белорусская научная конференция. Её участники ощущали себя гражданами одной страны (отчасти так оно и есть) и говорили на одном языке. И в переносном, и в прямом смысле. В документах форума отсутствовало англо- или двуязычие, все изъяснялись по-русски. Разве что у белорусских коллег буква «я» в словах заменялась твёрдым «а»: «прамо» вместо «прямо», «повтораю», «радом»…

…А теперь представим, что в рамках одного из интеграционных проектов СО РАН и Национальной академии наук Беларуси учёные добились фантастического результата — перемещения во времени (а что, про невидимость уже говорят всерьез!). И мы с вами получили возможность из одного тысячелетия попасть в другое. Точнее, из четырнадцатого года в тринадцатый век. Ещё точнее, в первое его десятилетие. Что мы там увидим?

Сначала услышим. Густой колокольный звон. На холме стоит монастырь, его белокаменные стены богато украшены резьбой не только на религиозные, но и на мирские сюжеты. Под холмом пасёт гусей девочка в длинной рубахе и лаптях. Между прочим, она учится письму и счёту в монастырской школе: мы с вами попали в одну из самых грамотных стран тогдашней Европы. А за холмом, вдалеке, подымаются клубы дыма. Что это? Пойдём, спросим у девочки.

Её ответ мы уясним не сразу: всё-таки тогдашний язык, предок и русского, и белорусского, и украинского, был весьма отличен от нашего сегодняшнего. Но суть мы поймём, как понятно было услышанное на конференции «прамо». За холмом горит деревня, которую разорил соседний князь. Девочка говорит спокойно: к усобицам притерпелись. Не дикие половцы, ни безвестные пока монголы — свои жгут и режут своих. Только вот своих ли? Слово «Русь» и производные от него уже существуют, но они в тени частностей: «рязанцы», «тверичи», «владимирцы». Не русич грабит русича, а смолянин псковича.

К чему вся эта древнерусская тоска? А к тому, что мы без особых, по сути, оснований поверили в существование исторического прогресса. И сочли конечным его результатом формирование крупных национальных государств, а затем — их объединений. Поэтому мы не можем вообразить, что когда-нибудь, как во времена Варфоломеевской ночи, одни французы будут резать других, а сама Франция опять сцепится, например, с Германией из за тех же Эльзаса с Лотарингией. Слова «объективные закономерности развития» стали нашим снотворным.

И тут Донбасс.

Не важно, какие экономические и политические коллизии привели к этому конфликту. Важно то, что команда «огонь» с обеих сторон звучала одинаково. Разве что одни командиры выкрикивали это слово со звонким «г», а другие — с фрикативным, хэкающим. И вся разница. «Мы больше не братья» — пропагандист, запустивший в обиход эту фразочку, считал её, наверно, крутым креативом. И получил за нее премию от заказчика. На самом деле он оправдал каинов грех. По больше не братьям можно сразу стрелять на поражение, чего теперь-то миндальничать?

Автор фразочки нажал на кнопку, возвращающую нас в тринадцатый век. Поэтапно. Сегодня москвичу перестал быть братом киевлянин. А завтра кто? С каким выговором прозвучит команда «огонь»? С белорусским, через «а» в начале? А дальше? Ведь кнопка нажата, роковые слова вылетели: не воробей, не поймаешь. Очередные политические трения, затем критическая ситуация — и люди одного с вами языка, культуры и биографии ближайших поколений запросто объявляются «не братьями» со всеми вытекающими (точнее, вылетающими из стволов) последствиями. Вот вам и все скрепы, четыре слова им цена: мы — больше — не — братья.

Древнерусские княжества, напомню, грызлись с особым энтузиазмом, когда ослабевала центральная власть — Киевского, потом Владимиро-Суздальского престолов. Что может начаться в нашей стране сегодня, случись в Москве неладное? Лучше не давать волю подобным фантазиям: как минимум, потеряете сон и аппетит. Но придумщика идеи отказа от братства (многовекового, если кто не помнит) хочется знать в лицо.

Вернёмся к учёным. Они привыкли работать сообща, без оглядки на политику и пропаганду. На упомянутой в начале текста конференции заместитель председателя СО РАН академик Василий Фомин сообщил, что пожелания участвовать в интеграционных проектах поступили от Тайваня, Казахстана, Монголии «…и даже Украины».

И даже. Но поступили.

Живём дальше, работаем. И внимательно оглядываемся по сторонам. За холмом ещё не пожар, но колокол звонит.