13:58
Животновод опаснее ядерного реактора и другой страх и ужас нормативных документов

БЛОГИ на Сибкрай.ru



"Председатель" по случаю ознакомился с документами, регулирующим тарифы обязательных платежей в фонд социального страхования -- и сделал немало ошеломляющих открытий. Которые, к тому же, дают повод поразмышлять, оправданы ли досужие разговоры об аграриях как о " бюджетных иждивенцах".

Платежи в фонд социального страхования регулируют два документа: во-первых, это постановление Правительства РФ "Об утверждении правил отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска", последняя версия от 25 марта 2013 года. В нём устанавливаются ставки платежей на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, в зависимости от опасности деятельности.
В свою очередь, специальным приказом Министерства труда РФ от 25 декабря 2012 года все основные производственные профессии разбиты на 32 класса профессиональных рисков: 1-й - самый безопасный, 32-й -- самый рискованный. В соответствии с этими классами для предприятий устанавливаются тарифы обязательных платежей в соцстрах, в процентах к начисленной оплате труда. Чем опаснее у предприятия вид деятельности -- тем выше платежи в соцстрах, от 0,2% в 1-м классе до 8,5% в самом опасном 32-м.

Удивляться начинаешь уже с первой страницы этого списка. Оказывается, самым безопасным видом деятельности в России является.... добыча природного газа! Наши чиновники отнесли её к 1-му классу профессионального риска, наряду с гостиничным бизнесом и розничной торговлей. Так что наша газовая отрасль самая благополучная не только в финансовом отношении, но и в плане безопасности. "Мечты сбываются".
Производство нефтепродуктов, по мнению наших властей, тоже не очень опасная работа, потому как попадает во второй класс, со ставкой платежей в соцстрах всего лишь 0,3%.
А как вы думаете, добыча сырой нефти и производство ядерных материалов сопряжены с профессиональными болезнями и несчастными случаями? Вы правильно догадались -- нет! Поэтому наши доблестные нефтяники и ядерщики платят в соцстрах всего 0,5% из фонда оплаты труда, попав в благополучный 4-й класс. Забота правительства о сирых и убогих налицо.
Гораздо опаснее, чем производство ядерных материалов и добыча нефти, является работа по разведению сельскохозяйственной птицы -- она отнесена к 7-му классу опасности со ставкой платежей в соцстрах уже 0,8%. А как вы хотели: а вдруг гусь заклюёт, или на помёте подскользнёшься? Знаете же, какие гуси бывают -- страшнее оружейного плутония.
А ещё, например, выращивание фруктов и орехов (12 класс риска), а также свиноводство и рыболовство (14 класс) -- гораздо более рискованное занятие, чем производство алюминия. То есть, рыболовецкий колхоз -- это 14 класс опасности, а вот алюминиевое производство, делающее людей инвалидами за несколько лет (там используется ядовитый фтор, практически не выводящийся из организма) -- это всего лишь 10-й класс. Тут тоже всё объяснимо -- а вдруг пираньи в Чанах и в Сартлане заведутся, и пониже спины покусают?
Труд наших уважаемых животноводов отнесён к 19-му классу опасности, что куда выше, чем, например, добыча бурого угля и железной руды, производство чугуна и ферросплавов (14 и 16 класс), а также производство ядерных реакторов (12-й класс). Ставка платежей для предприятий, занимающихся разведением крупного рогатого скота -- 2,5% от фонда заработной платы.
Опасность нарастает -- мы подбираемся к самому верху списка, то есть к самым "рискованным" профессиям, где предприятия начинают платить в соцстрах уже серьёзные деньги. В 25-м классе опасности (!) мы встречаем страшные, смертельно опасные профессии коневода и овцевода -- никакого сравнения с лёгким и приятным производством целлюлозы (6 класс), стального проката (15-й класс опасности), или строительством зданий (8-й класс). А как вы хотели? Подумаешь -- сульфатная варка древесины и отбелка целлюлозы с применением ядовитых хлорпродуктов! То ли дело -- риск получить в лоб копытом. Этот риск должен быть заранее и дорого оплачен, потому и ставка обязательных платежей на страхование от несчастных случаев у коневодов, овцеводов и козоводов -- 4,5 процента от фонда зарплаты, а у производителей целлюлозы -- всего 0,7 процента.
И уж совсем не позавидуешь российским предприятиям сельскохозяйственного машиностроения, отнесённым Министерством труда к 26-му и 27-му классам профессионального риска, и выплачивающим в соцстрах уже 5 процентов от заработной платы работников предприятия. То есть, к примеру, сварщик, работающий на производстве колёсного трактора, оказывается, в разы больше рискует жизнью и здоровьем, чем такой же сварщик, работающий на 40-м этаже строящегося небоскрёба. А человек, собирающий комбайн или сеялку, или ремонтирующий борону (26-й класс профессионального риска!), подвержен производственному травматизму и профессиональным недугам сильнее, чем работник РЖД (3-й класс), буровик (3-й класс), или рабочий, который трудится на производстве свинца и олова (10-й класс риска). Как говорится, "а мужики-то не знают". Может, и вправду верно то, что говорят дилеры сельхозтехники: "Берегите сервисников -- это вымирающая профессия!".
В этой же, "сверхопасной" 27-й категории, наши власти отнесли и такое занятие, как сбор дикоросов. По мнению чиновников Минтруда, собирать ягоды и грибы -- это то же самое, что заниматься добычей железных руд или промышленными лесозаготовками (кстати, лесозаготовки -- действительно один из самых травматичных видов деятельности, согласно статистике).
Венчают этот список две самые опасные профессии -- добыча угля и урановой руды. Вздохнем спокойно: есть ещё, оказывается, ещё более рискованные занятия, чем сбор черемухи и свиноводство.
Вообще, у неподготовленного читателя (такого, как ваш покорный слуга) данная классификация рождает массу наивных вопросов: почему, например, выращивание зерновых культур на 7 пунктов опаснее производства цемента, а значит, глава КФХ платит за своих работников в бюджет почти вдвое больше, чем директор цементного гиганта? И почему производство кормов для животных намного более рискованно, чем транспортировка и хранение грузов, а ткацкое производство уравнено с постройкой самолётов и космических аппаратов?
Может быть, при распределении профессий по степени опасности власти опирались на статистику несчастных случаев и профзаболеваний? Но как раз статистика рисует совсем другую картину: наибольшие риски для здоровья людей наблюдаются в металлургическом производстве, добыче руд, в постройке летательных аппаратов (!) -- и в производстве всё той же целлюлозы. Ни животноводы, ни производители тракторов и комбайнов отнюдь не лидируют в этом печальном списке.
Разумеется, сельское хозяйство -- одна из самых неблагополучных по условиям труда отраслей в России, во многих сельхозпредприятиях эти условия по-прежнему просто чудовищны. Также общеизвестны многочисленные профессиональные болячки аграриев: это и астма, и ревматизм, и пресловутое "лёгкое фермера", и так далее. Да и нетрезвый тракторист, несущийся зигзагами по деревне, не улучшает статистику производственного травматизма. Но почему это должно означать, что сельхозпредприятия должны покорно "тянуть" на себе куда больший удельный вес бюджетных платежей, чем ошалевшие от сверхдоходов газовики, строители и алюминиевые "короли"?
Итак, если посмотреть на этот удивительный список в целом, то невооруженным взглядом видно, что почти вся деятельность, касающаяся извлечения полезных ископаемых, находится в ранге относительно "безопасной", а всё реальное производство в России широким жестом чиновников отправлено в самые "опасные" категории, облагаемые более высокой ставкой платежей в соцстрах. Вывод напрашивается сам собой: перед нами -- откровенно пролоббированный документ, призванный облегчить жизнь нашим естественным монополиям. Остаётся только порадоваться за людей. И второй очевидный вывод: финансовая ситуация в отечественном сельском хозяйстве начнёт меняться к лучшему только тогда, когда аграрии научатся, наконец, сообща "продавливать" для себя в высших эшелонах власти вот такие законы и правила.
В общем, будьте осторожны, не поскользнитесь в коровнике. А когда кто-нибудь в вашем присутствии запоёт старую песню "крестьяне-иждивенцы-ничего-не-платят-только-господдержку-требуют" -- просто покажите ему, например, этот волшебный документ.

кстати
Одним из самых опасных профессиональных заболеваний у сельхозпроизводителей является так называемое "лёгкое фермера" (научное название -- аллергический альвеолит). Это заболевание легких, обусловленное вдыханием гнилой растительной пыли и плесени (сена, зерна и т.п.). Мельчайшие частички растений вызывают реакцию повышенной чувствительности альвеолярной ткани. Заболевание трудно диагностируется на ранних стадиях, и может привести к тяжёлому фиброзу лёгких.
А во Франции профессиональной болезнью фермеров признали болезнь Паркинсона. Учёные выяснили, что развитию этой тяжёлой нервной болезни способствует постоянное соседство с химическими удобрениями, прежде всего, пестицидами. Причем заболеванию значительно больше подвержены мужчины, чем женщины.

 
Павел Березин
главный редактор сельскохозяйственного журнала «Председатель»