13:58
Колбаса вместо буханки, или Немного о продовольственной безопасности

БЛОГИ на Сибкрай.ru





Ежегодно в конце октября -- начале ноября на головы горожан вываливается традиционное праздничное ведро лапши. Этот продукт состоит из нескольких неизменных ингредиентов-лозунгов: "Область обеспечила себя хлебом!" (???), "Семена засыпаны в полном объёме!" (???!!!) , "План вспашки зяби выполнен на 100%!", "БОльшая часть хозяйств сработала в этом году с прибылью!" (ага, щас). В этом году, в связи с санкциями, появилась актуальная новинка: "Продовольственная безопасность Новосибирской области -- в безопасности!".
Комментировать и разбирать всё это нет никакой нужды: это не то чтобы правда или неправда -- это вообще из параллельной реальности. Альфа-Центавра. Функция этих заклинаний чисто политическая: они кумулятивным снарядом проникают городскому обывателю прямо в душу, минуя мозг, и обеспечивают общественное спокойствие. Важная вещь, на самом деле.
Всё это сопровождается подведением итогов, прости господи, "социалистического соревнования" между сельскими районами и хозяйствами. Этот советский реликт вызывает уже даже не усмешку, а оторопь. Мужики с района звонят: один местный чудак внезапно, за два дня до окончания уборки решил получить "УАЗик"-"буханку" перед оперным театром, и у него "внезапно" на последнем участке урожайность "выросла" с 17 до 47 центнеров с гектара, "добро пожаловать на Кубань", ага. Святая простота. В районных сельхозуправлениях взмыленные люди "натягивают" показатели, составляют бодрые сводки, чтобы не отхватить люлей от начальства, "чтобы район смотрелся!". На дворе, на минуточку, 2014 год, а не 1951-й.
Итак, почему этот абсурд, развращающий не только чиновников, но и аграриев, существует до сих пор, и благополучно пережил Сталина, Хрущёва, Ельцина, и, не дай бог, Путина переживёт? А потому, что до сих пор главное для наших чиновников, для их выживания в своих креслах -- Показатели. Да не простые -- а специально отобранные.
Намолоты, урожайность, надои, объёмы реализации сельхозпродукции, общая прибыль хозяйств региона -- "подтягиваются", вырываются из контекста и вставляются в отчёты "наверх" и пресс-релизы. А контекст, ма-аленькие нюансы -- такие, как массовая смертельная закредитованность крестьян, диспаритет цен, зависимость финансового состояния аграриев от бюджетных субсидий, низкий, африканский уровень эффективности производства, низкий уровень потребления сельхозпродукции горожанами -- технично "забываются". Ну то есть, вся эта красота, как вы понимаете, не имеет никакого отношения к реальному положению дел в продовольственной сфере.
А давайте помечтаем, какие показатели нам реально нужны? За что следует раздавать машины и грамоты на площади перед НГАТОиБ?
****
А вот сейчас, извиняюсь, про продовольственную безопасность. В масштабах России с ней всё понятно: это защита, подушка безопасности в случае геополитических потрясений и возможного существования страны в режиме полной автаркии. А есть ли региональная продовольственная безопасность?
Небольшой гуглёж приведёт вас к выводу: такого понятия не существует. Ну то есть, оно как бы есть -- но его нет. Есть даже местные законы о продовольственной безопасности, какие-то экономисты из кабардино-балкарских вузов пишут какие-то "рекомендации" -- но что такое "региональная продовольственная безопасность", никто толком сказать не может.
Новосибирская область, как и все регионы России, участвует в свободном межрегиональном и международном обмене товарами. На прилавках новосибирских магазинов лежит белорусская сметана, кузбасское молоко, латвийский сыр, новозеландская баранина. Новосибирская пшеница уходит на Алтай, наше молоко, мясо и рыбу кушают в Казахстане, в Иркутске и в том же Кемерово, по западным районам области носятся омские перекупщики, и закупают в хозяйствах молоко для омских молзаводов, казахи берут бычков в барабинских хозяйствах -- отличные бычки, кстати. Как в этих условиях оценить продовольственную безопасность региона?
По официальным данным, НСО обеспечивает себя молоком всего на 60 процентов. Если вы посмотрите региональные продовольственные балансы, публикуемые Новосибирскстатом, мы ввозим молока гораздо больше, чем вывозим. Но это не означает, что в случае объявления нам санкций Кемеровской областью или Алтаем новосибирские бабули будут драться бидонами в очередях за молоком. Это означает, что с животноводством у нас полный швах. Это означает, что этой зимой во многих деревнях области зарежут последнюю корову, и пойдут в магазин покупать химический тетрапак. Это означает, что вся добавленная стоимость, которая могла бы оставаться в области при развитой переработке и торговле, уходит к соседям, формируя налогооблагаемую базу у соседей, а не у нас. Это означает, что колоссальный, ядерный потенциал АПК региона не используется и наполовину.
То же и с мясом. Приезжаешь в село, слушаешь во дворе крепкую крестьянскую "аналитику": "Да пошёл ты, ..., со своим мясом...! Перекупщики всего за 150 рублей берут,...! Говядиной заниматься невыгодно! Иди отсюда,...., корреспондент,....мать!". Возвращаешься в Новосибирск, заходишь в магазин известной мясной торговой сети, и видишь на прилавке очень средненькую говяжью вырезку по цене 425 рублей за кэгэ. 275 рублей навар -- неплохо, правда? Значит, дело не в "нерентабельности" производства говядины, а в отсутствии местной системы сбыта, оставляющей прибыль крестьянину.
Итак, "продовольственная безопасность" региона -- это не липовая валовка любой ценой, и не бессмысленная "самообеспеченность" хоть чем-нибудь, а экономическая устойчивость сельхозпредприятий, создание местных торгово-логистических структур, оставляющих маржу крестьянам, и в итоге доступ горожан к недорогим качественным деревенским продуктам питания. Всё! Вот три критерия хорошей жизни.
Поэтому массовое "вторжение" местных мелких сельхозпроизводителей из области на городской продовольственный рынок должно стать священной миссией, маниакальной навязчивой идеей областной власти. Оно, это "вторжение", кстати, уже и происходит, любой новосибирец может это заметить: открываются киоски, фермерские отдельчики в спальных районах, на социальных ярмарках . Спрос на натуральные продукты -- бешеный, потребительское поведение людей за последние годы изменилось очень сильно, спрос сегментируется, городской народ наелся, наконец, окорочков, от которых за версту несёт рыбной мукой. Но пока процесс "регионализации" продовольственного рынка -- хаотический и бессистемный. Но не везде.
Есть гениальный кооперационный проект Анатолия Волкова, легендарного кемеровского предпринимателя, "колбасного короля" Кузбасса, который создал вокруг своего предприятия сплочённый кооператив мелких фермеров -- поставщиков сырья и готовой натуральной вкуснятины в городские магазины. "Волковские" фермеры сертифицированы по европейской системе менеджмента качества ХАССП, качество сырья и продуктов -- европейское, сформирована система внутренних поставок между членами кооператива: фермерское яйцо идёт на волковскую птицефабрику, сыворотку от молочников берут хлебопёки и т.д.
Есть гениальный кузбасский же кооператив "Согласие" Валерия Лазуткина, который собирает молоко с частных подворий, и собирает из 20 деревень уже 50 тонн (!!!) молока в день, из них 20 тонн уходит на собственную переработку. Кооператив помогает сельчанам с покупкой танков-охладителей, кредитует на покупку кормов, даёт стабильную цену. Причём молзавод, который построил кооператив, принадлежит не мутным "инвесторам" с бегающими глазёнками -- а самим крестьянам! Я такого вкусного молока, ребята, не пил с самого детства, вот ей богу.
Возникает тот самый, чаемый нами мультипликативный экономический эффект: развитие частных подворий до полноценных товарных ферм, расширение ассортимента в городских магазинах, повышение качества продуктов, улучшение здоровья горожан. Это геологические сдвиги на продовольственном рынке мегаполиса. Потому что и "крупняк", ощутив конкуренцию, обязательно начинает повышать качество своего продукта, и совать в мясо и молоко уже не антибиотики и премиксы, а натуральное сырьё. А главное -- основным доходом, и профессией сельчанина становится СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО, а не вахтовое рабство на таджикских стройках.
300 километров от Новосибирска -- и Волков, и Лазуткин рады поделиться опытом. А вдруг кто из новосибирских торговых компаний, или агроолигархов заинтересуется? А вдруг?
И вот когда всё это дело у нас запустится, можно будет смело отменять эти дурацкие чиновные "соревнования", и вручать аграриям награды не за липовые намолоты и надои, и не за "отчётность", от которой очки на лоб лезут, а за реальные достижения. За высокую зарплату работников, строительство домов для специалистов и создание новых рабочих мест, за налоговую дисциплину, за благотворительность, за приверженность органическому земледелию, за активную социальную позицию и т.д. И наступит у нас счастье и продовольственная безопасность.
А пока посмотрите наверху две понятные картинки. Одна снята сегодня в Барабинске, другая две недели назад в Кемерово. Идеальный тренажёр по определению понятий "не сельское хозяйство" -- "сельское хозяйство". Вверх -- вниз, вверх -- вниз.

 
Павел Березин
главный редактор сельскохозяйственного журнала «Председатель»