13:58
Непогода как война

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Катаклизмы, которые вот уже третий год подряд происходят на полях Новосибирской области, объясняются областными чиновниками исключительно в свете погодных аномалий. "Гнев богов", куда деваться!". То засуха, то наводнение, а в этом году -- и то и другое. И вправду какой-то злой рок с головой накрыл наших аграриев: второй раз за три года выгорает не только Кулунда, но и другие, северные и восточные районы. А нынешней осенью повторились прошлогодние мытарства, когда бесконечные дожди не давали даже зайти на поле, не то что провести уборку зерна в оптимальные сроки. Минимум пятая часть урожая потеряна полностью. Это минимум.
Финансовое положение фермеров -- критическое. Только в этом году новосибирские аграрии набрали кредитов на 5 миллиардов рублей, и держать этот пресс больше нет никакой возможности. По официальным данным, 30 процентов хозяйств не в состоянии обслуживать свои кредиты. По оценкам самих сельчан, до 80 процентов фермеров НСО за эти три года вышли уже не на грань, а за грань финансового краха, и ждут своей судьбы: начнут банки массовые банкротства или не начнут. Может быть, начнут. А может и нет. Так и живём.
Но штука в том, что все эти природные апокалиптические картинки -- лишь часть правды. За эти ужасные три года на поверхность всплыло всё, что целое десятилетие тихо плавало внизу, на глубине. А именно -- полная деградация управления отраслью.
Прежде всего, проявилась нехватка техники у крестьян: зерноуборочных комбайнов, тракторов, грузовых машин. Ведущие хозяйства, вдоволь оснащённые мощной энергонасыщенной техникой, убрались в этом году без особых проблем. В конце сентября -- начале октября было недельное "окно" без дождей, в которое счастливчики и успели завершить уборочную. Но таких хозяйств в области -- раз-два и обчёлся. Большинству пришлось месить грязь на полях.
Отдельная беда: колоссальный дефицит сушильного оборудования. Сушилки в каждом районе можно пересчитать по пальцам. В результате фермеру либо снимают 1000 рублей с закупочной цены тонны зерна за сушку, либо он оставляет зерно с влажностью 25 процентов гнить на своем дырявом складе. "Выбор всегда есть", ага.
Кроме того, в области попросту отсутствует инфраструктура для нормального зернового рынка. Регион за последние пять лет фактически остался без крупных элеваторных и мукомольных мощностей. Крупнейшие линейные элеваторы -- Тогучинский, Первый мелькомбинат -- переживают череду банкротств и судебных тяжб, потому как поимели "счастье" попасть в скандально известные агрохолдинги САХО и ОГО. В результате везём пшеничку за 600 километров на Алтай, где местные переработчики мелют муку, которую затем продают новосибирцам под "алтайскими" марками.
А ещё сельчане барахтаются в поле без всякой поддержки науки. А ведь грамотный подбор сортов растений и агротехнологий способен если не снять, то серьёзно нивелировать ущерб от погодных катаклизмов. Примеров -- масса.
Итак, аграрии вот уже третий год остаются наедине с природой без достаточного количества техники и сушильного оборудования, без технологий, без элеваторов, без дорог, без цены, без денег, без перспектив.
На самом деле, традиция списывать бездарное управление отраслью на природные условия идёт ещё с советских времён. Все эти "битвы за урожай" -- пропагандистский сюжет, который был призван отвлечь внимание советского человека от "косяков" административно-командной системы. Но в наше время, когда село являет собой зону перманентной экономической и социальной катастрофы, кивки на погоду выглядят особенно цинично. Непогода как война -- всё спишет.
В последнее время пошла мода валить все проблемы на федералов. Ну, вы знаете: "путин-путин-во-всём-виноват-путин-ехал-путин-через-путин-майские-указы-олимпиада". Риторика, весьма выгодная местным чиновникам.
Справедливости ради отметим, что большинство причин краха сельской экономики действительно лежит там, "наверху". Никакой Иващенко не может, например, изменить откровенно коррупционный федеральный закон об агростраховании, написанный в интересах страховщиков, и по которому у крестьянина нет ни единого шанса получить компенсацию за гибель урожая. В итоге в области, как и по всей стране, страхуется не более 10 процентов посевных площадей. Общеэкономические, земельные, торговые, кадровые проблемы также, увы, не в компетенции местных властей. Многим кажется, что функция областных чиновников -- только лишь делить бюджетные деньги и запускать "наверх" феерические отчеты о тучных стадах и колосящихся нивах.
Это не так.
Ежегодно из областной казны на поддержку сельского хозяйства выделяется в среднем 2 - 2,5 миллиарда рублей. Приличные деньги: это, на минуточку, 500 новеньких белорусских комбайнов, это 130 роскошных сушильных с компьютерным управлением. Это деньги, с помощью которых вполне можно делать грамотные "точечные" вложения в технику и в инфраструктуру. Ну ладно, в последние годы половина этих денег -- софинансирование федеральной господдержки. Всё равно неплохо.
Шесть лет назад в Новосибирской области был принят блестящий областной "Закон о государственной поддержке сельского хозяйства". Серьёзно, лучший документ такого рода в России. Основной мерой поддержки там является субсидирование покупки новой сельхозтехники. Государство компенсирует аграрию от 30 до 50 процентов стоимости купленной машины, в зависимости от поголовья скота в данном конкретном сельхозпредприятии. Эти субсидии существенно улучшили ситуацию с техническим парком в АПК области.
Но этот великолепный законодательный инструмент не сработал и вполовину от своего потенциала. Потому что начался наш обычный дурдом: ни критериев распределения бюджетных средств, ни элементарного порядка, ни грамотной номенклатуры субсидируемых машин, ни контроля за расходованием средств так и не появилось. Интеллигентные люди из областной Счётной палаты в заключении о деятельности Минсельхоза НСО по части выполнения этого закона интеллигентно написали, что практика распределения чиновниками аграрных субсидий "носит субъективный характер и признаки коррупциогенности". То есть, по-русски выражаясь, в этой сфере все последние годы царил бардак. "Тебе дам -- тебе не дам", "Все хозяйства равны, но есть более "равные", "А этим-то мясокомбинатом знаешь кто владеет?! Вот и молчи, холоп, отдадим ему все деньги". Аграрий покупает два "Камаза", получает на них 50-процентную субсидию, и сдаёт эти "Камазы" в аренду на ближайшую стройку. Рисуются липовые справки об отсутствии задолженности по зарплате и налогам, безбожно приписываются посевные площади и коровы, и проча, и проча, и проча.
А главное -- за эти годы в регионе так и не появилось вменяемой технической политики в сфере сельхозпроизводства. Модельный ряд сельхозтехники являет собой полный хаос, непонятно зачем покупаются 12-миллионные импортные машины при урожайности 10 центнеров с гектара. По прицепной технике вообще творится что-то несусветное. Лично слышал, как один "знатный" тогучинский аграрий требовал у чиновников областного минсельхоза: "Я уже себе всё купил, давай-ка мне ещё знаешь что?... О! Субсидию на "Газель", на которой я своих доярок на ферму вожу!".
В позапрошлом году областные власти героическими усилиями наскребли дополнительные 158 миллионов на корма и семена пострадавшим от засухи хозяйствам. Кто-нибудь проследил, резали коров эти хозяйства или нет? Угадайте.
Можно прекратить этот бардак? Легко. Надо это кому-нибудь? Э-э-э... посмотрим, как будет мести новая метла. И будет ли.
То же касается и других сфер: может областная власть "стимулировать" ритейл сотрудничать с местными сельхозпроизводителями? Ну, "мягко попросить о сотрудничестве"? Разумеется. Томская область тому пример.
Может областная власть на паях с олигархами построить пригородный современный логистический центр, где бы распределялась овощеводческая продукция мелких фермеров, и который бы стимулировал развитие частного подворья? Разумеется. Омская область тому пример.
Может областная власть создать структуру, отвечающую за техническую политику в регионе, проводящую экспертизу и испытания машин, дающую разрешение на покупку той или иной техники, если там есть хоть один рубль бюджетных денег? Вообще не вопрос.
А пока новая метла не разошлась -- имеем то, что имеем: комбайны молотят воду и снег, крестьяне пытаются собрать ещё хоть что-нибудь, что как-то сойдёт за зерно, и что можно продать за бесценок пятым классом птицеводам. Тем, у кого зерно есть, перекупщики уже предлагают 7200 рублей за тонну эксворкс, то бишь "с места", прямо со склада хозяйства. Это значит, ребята, что с зерном у нас в этом году некоторые неприятности. Главное "веселье", как предрекают эксперты, ожидается на рынке будущей весной, когда жесточайший дефицит пшеницы мукомольных кондиций запустит в Сибири непредсказуемую ценовое ралли. Но это, как говорят в телепередачах на НТВ, совсем другая история.

 
Павел Березин
главный редактор сельскохозяйственного журнала «Председатель»