13:58
Ошиблись по-крупному или Вновь о кормильцах

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Давайте представим фантастическую картину: включаем новости, а там сидит Путин, и говорит: "Ну, мы, в общем, это... посоветовались тут с пацанами и решили: отобрать яхту у Абрамовича и сумочку у Скрынник, продать яхту и сумочку, а деньги пустить на сельское хозяйство. Это позор, что Россия не кормит себя! И с завтрашнего дня бюджетные субсидии для российских аграриев будут как в Европе -- 380 евро на гектар! Ура, товарищи, а теперь -- дискотека!".
Прекрасно, а теперь главный вопрос -- КОМУ давать эти субсидии? Вообще, КТО должен кормить страну? Вопрос интересный.
То, что мы нынче имеем в сельской экономике, известный экономист Виталий Найшуль метко назвал "институциональным бардаком". Пройдёмся по крупному селу километрах в 150 от областного центра. Это будет путешествие на машине времени.
На одном конце села вот уже 20 лет загибается бывший колхоз "Имени Розы Люксембург", а ныне ЗАО (коллектив 130 человек, из них клинических алкоголиков 40 человек, "зашитых" 15 человек, коровники постройки 1953 г., порода коров "сибирская горбатая полумёртвая", надои 1874 кг в год, балансовые активы "неизвестны", посевные площади "неизвестны", урожайность "неизвестна", средняя зарплата по хозяйству 5160 р., квартира председателя в элитной городской новостройке 180 кв.м., любовницы -- 80 кв.м.). Этот жуткий реликт советской эпохи, этот ходячий мертвец существует на "подсосе" у власти: очень часто это "селообразующее" предприятие, другой работы в селе нет, и социально-политические последствия массового банкротства таких "хозяйств" лучше даже не представлять. Только этого сейчас власти и не хватало. А потому с этим коматозом нам некоторое время ещё придётся жить. Но понятно, что никакого будущего у таких "предприятий" нет и не может быть: слова "эффективность" и "новые технологии" к ним неприменимы, сама управленческая и производственная структура там полностью нежизнеспособна, это сгнившая изнутри пустая оболочка.
Рядом, за околицей, волком рыщет олигархическая латифундия-агрохолдинг, эффективная как пылесос вертикально-интегрированная структура "от поля до прилавка", с современным менеджментом и технологиями, с мощнейшей "лапой" во власти, и агрессивной политикой захвата земель и предприятий.
Прогуляемся на другой конец села -- там героически барахтается семейное фермерское хозяйство: фермер с женой и взрослыми детьми, полеводство плюс 80-100 голов скота, арендуют около 1000 гектаров плюс какие-то выпаса, на сезонные работы нанимают несколько временных работников, находятся в вечном поиске кредитов, сбыта и направлений развития хозяйства (то ли кур завести, то ли рыбу, то ли пилораму).
Заглянем в первый попавшийся двор: там местные жители ведут личные подсобные хозяйства (таких всё меньше и меньше). Кто-то держит огород и пять-десять поросят по неизбывной сельской привычке, кто-то для прокорма, приворовывая комбикорм из колхоза и посылая домашнюю колбаску в город детям-студентам. Кто-то пытается развиться в полноценное товарное производство, но юрлицом становиться не спешит, по понятным причинам. Ваш покорный слуга лично видел "подсобное хозяйство", в котором содержится 300 голов свиней, рассказывают, что где-то есть и двухтысячные поголовья. Нормальный такой огородик. Это "внутренний оффшор", фактически выключенный из экономики, неподконтрольный ни ветслужбам, ни другим контролирующим инстанциям. И который, разумеется, не платит налоги. Что там, во дворе, происходит -- никто не знает.
Итак, четыре "хозяйствующих субъекта" в одном селе. Они отличаются друг от друга по объемам и структуре производства, целеполаганию, идеологии, по управленческим методам, собственности, по психологии работников и взаимоотношениям между ними и т.д. Разные миры.
Первый тип -- "колхоз-ЗАО" -- пожалеем и забудем навсегда. Всё с ним ясно.
Лет десять назад власть сделала ставку на гигантские агрохолдинги полного цикла. К сельскому хозяйству решили применить "гениальный" управленческий метод путинской эпохи: "А давайте соберем двадцать-тридцать олигархов, отдадим им все бюджетные деньги, и пусть они сделают нам красиво. А все эти фермеры, мелочь пузатая -- пусть морковкой у трассы торгуют, холопы". В строительство всех этих "суперкомплексов" по всей стране были вброшены из казны колоссальные средства. По новеньким фермам водили президентов, министров и губернаторов, владельцы, сверкая испанским загаром, вещали им о будущих сельскохозяйственных "нью-васюках", которые раскинутся на сотни тысяч гектаров и накормят, наконец, Россию-матушку.
Как говорит современная молодёжь, "конец немного предсказуем". Во-первых, многие эти суперпроекты обернулись банальным разворовыванием бюджетных средств и банковских кредитов ("дело Росагролизинга", "дело Бажанова", "Изумрудная страна" и т.д. -- имя им легион). Во-вторых, выяснилось, что крупные агропредприятия всецело зависят от макроэкономической ситуации и инвестиционного климата ("кто бы мог подумать?!"), и точно так же, как и "мелочь", валятся как кегли от всех экономических передряг. В-третьих, "крупняк", пользуясь монопольным положением на продовольственном рынке, начал откровенно шантажировать власть, вынуждая её вливать в свои предприятия всё новые и новые миллиарды ("Власть, ты же не хочешь подорожавших "социальных" окорочков к губернаторским выборам? Ты же не хочешь, чтобы десять деревень без работы осталось, чтобы молоко с перебоями в городские магазины поступало? Ну тогда "бабки" на стол!"). Например, в АККОРе, всероссийской фермерской ассоциации, вашему покорному слуге шёпотом рассказали, что недавно одной из крупных олигархических латифундий любезно реструктуризовали кредиты аж до 2030 (!!!) года."Шоб я так жил".
А главное, никакой "продовольственной безопасностью" в стране по-прежнему не пахнет. Поголовье КРС как падало, так и падает, производство молока обвалилось до опасных пределов, промышленное овощеводство не в состоянии конкурировать с импортом, зарубежной еды в магазинах становится всё больше, а российской всё меньше. Единственный продукт, с которым у нас ныне всё в порядке -- это куриные окорочка. Окорочков у нас теперь -- как у дурака махорки.
Показательный момент: весной этого года группой экспертов РАНХиГС был опубликован подробный доклад о продовольственной безопасности в России. В этом документе агрохолдинги прямо названы главной угрозой этой самой безопасности: чрезмерная концентрация производства продовольствия в крупных корпорациях чревата самыми печальными последствиями для страны в условиях геополитической и экономической "турбулентности".
Ну а теперь о фермерах.
Никому не нужные, брошенные властью, ненавидимые "добрыми" односельчанами за "рвачество" и "буржуйство", замордованные бесчисленными "проверяющими", они тянут свою лямку, несмотря ни на что. Фермерский сектор -- единственный в отечественном АПК, кто в последние годы демонстрирует стабильный рост. АККОР наконец-то добился, что Росстат стал выделять среди сельхозорганизаций микропредприятия. В основном это фермерские хозяйства, основанные на семейной собственности. Озвученная председателем АККОР В. Плотниковым на 25-м фермерском съезде статистика произвела в отрасли эффект разорвавшейся бомбы.
Реально фермерский сектор произвел в 2013 году 31,7% всего валового сбора зерна в России. Подсолнечника - 36,5%. Картофеля - 3 млн 38 тыс. тонн - почти столько же, сколько и сельхозорганизации. Овощей - даже больше, чем сельхозорганизации: фермеры - 2 млн. 318 тыс., сельхозорганизации - 2 млн 196 тыс. тонн. Коров в реальном фермерском секторе - уже 1,23 млн. голов. Но власть продолжает петь старую песню, которой уже 20 лет: «фермеры дают всего 10% к российскому "караваю", только массовая индустриализация АПК накормит страну».
Вот ещё один определяющий показатель. По данным Минсельхоза и Россельхозакадемии, ежегодный прирост производства в АПК за последние 12 лет составил в среднем 3,4%. У фермеров же этот показатель – 13,8%. То есть динамика роста производства в фермерском секторе за последние 12 лет -- более чем в 4 раза выше, чем в среднем по отрасли. При этом фермерам достаётся в среднем 1,5 процента всех кредитов, выделяемых в России сельскохозяйственным предприятиям.
Казалось бы, всё ясно: именно фермерство, снабжённое современной бизнес-инфраструктурой, скооперированное в мощные конгломераты, является основой будущего процветающего российского сельского хозяйства. В этой связи очевидна задача "дорастить" грамотными государственными мерами поддержки личные подсобные хозяйства до полноценных семейных товарных ферм.
Как бы не так: в верхах продолжают заниматься гигантоманией, грезить о "фабриках по производству еды". На самом деле, логика власти понятна: олигархи -- они свои, родные, понятные. С ними можно "договориться", "порешать вопросы", медленно и печально распилить кредиты, покататься на яхте в Коста дель Соль. А фермеры -- их много, какие-то они непонятные, подозрительные, чего хотят -- хрен бы их знал. Одно слово -- народ. А народ, как говорил герой Салтыкова-Щедрина, надо бы уже весь повывести, а то дух от него тяжёлый.
"А как же, скажут мне, США, величайшая аграрная держава, кормящая полмира? Там ведь большую часть продовольствия производят крупные корпорации!". Да, это правда. Вот только эти мегамонстры работают в теснейшей кооперации с мелкими сельхозпроизводителями. Производством сырья для корпораций на договорной основе занимаются тысячи и тысячи мелких семейных ферм. Холдинг обеспечивает их ресурсами, комбикормом, ветеринарным обслуживанием. А фермер выращивает, откармливает, оказывает другие аутсорсинговые услуги. Только такая структура действительно надёжна и стабильна для страны. Такой агробизнес более гибкий, мобильный -- ведь в нём задействовано всё аграрное сообщество.
То есть, структура будущего сельского хозяйства России ещё только намечается. Не нужно изобретать велосипед: ведущие аграрные страны давно уже пришли к оптимальным моделям рыночного облика сельхозпроизводства. Эти модели основаны на узкой специализации хозяйств -- и теснейшей кооперации. И, естественно, на современной сбытовой инфраструктуре.
В следующий раз, пожалуй, расскажу о европейских провинциальных оптовых сельскохозяйственных рынках -- ключевом элементе сельского хозяйства ЕС. Это не наши "колхозные рынки", где на кортах сидят "гости с юга" и торгуют черешней. Это настоящие заготконторы 21 века.
Ну и, разумеется, ни о каком развитии фермерства, ни о каком собственном продовольствии не может идти и речи, пока не будет ликвидирован нынешний бардак в земельных отношениях -- это настоящая часовая бомба под страной. Но об этом... в другой следующий раз.

 
Павел Березин
главный редактор сельскохозяйственного журнала «Председатель»