13:58
Ответы на распространенные вопросы по «Тангейзеру»

БЛОГИ на Сибкрай.ru

(можно отсылать интересующихся к этому тексту; он составлен по следам дискуссий в группе vk.com/tannhauser_nsk, и многие люди узнают в нём свои аргументы)


1. В чем конфликт вокруг оперы «Тангейзер»?

В НГАТОиБ поставили оперу «Тангейзер», режиссер которой перенес сюжет в современность. Несколько людей возмутились парой кадров из спектакля, ударное крыло из Александро-Невского собора растиражировало их и выпустило несколько пропагандистских роликов ( с по-настоящему оскорбительными кадрами намеренно НЕ из «Тангейзера»), чтобы верующие почувствовали себя как можно более оскорбленными. Митрополит обратился в прокуратуру; суд счел, что опера никого не оскорбляет. Тем не менее, оскорбившиеся (не постановкой, а тем, что им о ней рассказали) православные продолжили митинговать, министр культуры РФ зачем-то снял уже на тот момент оправданного директора театра, а дальше ситуация вышла из-под контроля – из-за назначенного новым директором Кехмана из театра уже ушли слишком многие, почти треть постановок сняли с показа в апреле и мае, сезон вдруг решено закрыть на полтора месяца раньше. Из-за горстки фанатиков и с потворства министерства культуры происходит разрушение культурного храма города.

2. Я видел в сети постер из спектакля. Разве можно такое использовать в театре?

Растиражированный радикалами небольшой постер был только на премьерных показах, причем он висел на заднем плане сцены 28 секунд во втором акте. Это вымышленный постер вымышленного фильма «Грот Венеры», который снимает вымышленный главный герой оперы Генрих Тангейзер. По сюжету Вагнера, герой совершает страшное кощунство, за которое потом расплачивается всю оперу. В разных постановках режиссеры передают такое кощунство по-разному, режиссер НГАТОиБ же решил передать его тем, что Тангейзер снимает фильм о неизвестных годах жизни Христа. Постер явно осуждается в самой опере – героя за него начинают избивать и выгоняют с фестиваля. Стоит помнить, что в фильме «17 мгновений весны» Татьяны Лиозновой показаны человечные фашисты, в фильме «Перекличка» Никита Михалков въезжает в церковь на танке – и всё-таки мы не считаем, что Лиознова оправдывает фашизм, а Михалков – разрушение церквей. Авторы часто показывают неприятные вещи, чтобы зрители осудили героя.

3. Зачем было обязательно вставлять в оперу персонаж Иисуса Христа?


Во-первых, в постановке нет персонажа «Иисуса Христос», а есть персонаж «актер, играющий Христа в вымышленном фильме Тангейзера», и нам ни на минуту не дают об этом забыть – сцена разделена на дубли, актера при нас гримируют, он снимает парик, пьет водичку. Во-вторых, религиозная тема в творчестве Вагнера и либретто оперы подсказывают такую параллель – человек, который выходит из пут язычества, чтобы идти к людям несмотря на то, что это принесёт ему страдания. В-третьих, эта сцена сделана максимально деликатно (в оригинале у Вагнера здесь – балет «Вакханалия»), актёр поёт о том, как он не хочет оставаться у языческой богини, а скучает по колокольному звону и солнцу, как он хочет быть с людьми и страдать с ними. Его пытаются соблазнить и задержать, а он уходит в свет, к людям. Возможно, это было не самое удачное решение, но обсуждать это должны зрители в блогах и критики в статьях, а не суд и митинги на площадях.

4. Говорят, что от оперы не осталось собственно Вагнера. Это правда?

Неправда. В постановке НГАТОиБ не изменили ни ноты, ни слова. Изменилась только художественная картинка на сцене, которую сам Вагнер неоднократно менял в разных версиях своих опер в зависимости от особенностей театра, имеющихся средств и предполагаемой публики в зале.

5. Зачем вообще трогать наши святыни?

Во-первых, святыни никто не трогал. Напомним, что в православии есть понятия канонического и неканонического изображения именно для таких случаев – неканоническое изображение не может считаться религиозным изображением Христа. Считать, что любое изображение и абстрактный художественный образ несут в себе часть сущности Бога – это ересь идолопоклоничества, которая в христианстве отлично описана. В постановке нет ни канонических изображений, ни освященных предметов.
Во-вторых, у православия нет монополии на образ Христа, и в мировой культуре есть свой образ Христа – как человека, совершившего невероятный подвиг самопожертвования. Мировая культура, вышедшая из христианства и во многом на нём основанная, не может отказаться от темы религии – это обеднит культуру и заставит отказаться от сотен признанных произведений искусства.

6. Но ведь эта постановка оскорбляет чувства верующих?

Суд решил, что не оскорбляет. Кроме того, в законе сказано, что должно присутствовать желание именно оскорбить и именно верующих. Такого желания не было – воцерковленные верующие не составляют и десятой доли процента постоянной публики оперного театра, в пост их по умолчанию не могло быть в театре, и постановка была рассчитана на светскую аудиторию. Режиссер всего лишь использовал художественный язык, который до него использовали сотни деятелей искусства, от Ахматовой и Булгакова до Пазолини и Роулинг.

7. Но ведь режиссер Тимофей Кулябин сам сказал, что хотел спровоцировать и специально выбрал тему религии?

Неправда. Вы читали выхваченный из контекста отрывок, где он рассказывает о том, что хотел спровоцировать зрителя на размышления, а осталось лишь несколько тем, в которых театральный зритель еще испытывает сомнения. Точно таким же образом Достоевский провоцирует нас на размышления о сути преступления и раскаяния, Толстой – на размышления о судьбах людей на войне, Пастернак – на размышления о роли одного человека в бурных штормах революции.

8. Но если я не хочу, чтобы на такие постановки тратились бюджетные деньги?

Вы имеете право на такое желание, но если есть хоть какая-то часть налогоплательщиков, которые хотят видеть такое искусство – это их право, и Вы не можете им запретить. Репертуар НГАТОиБ обширен, и Вы можете считать, что конкретно Ваши налоги пошли на «Щелкунчика» или «Спартака».

9. Я считаю, что это недопустимо в академическом театре. Почему нельзя ставить только классику?

Это дискуссионный вопрос – всегда есть театральные пуристы, которым принципиально важно, чтобы Офелия была именно с анютиными глазками, а Гамлет – только в черном камзоле. Но большинству людей важна не консервация произведения театрального искусства таким, каким оно было при создании, а его развитие, живой отклик на современные проблемы. Ни один оперный композитор никогда не требовал ставить свои оперы только так, как он записал в либретто, потому что театр – это живое и меняющееся искусство, оно нацелено на сегодняшнего зрителя, и не может обращаться только к тем темам, которые были важны людям 150 лет тому назад.

10. Почему столько людей защищают эту постановку? Они против церкви?


Большинство людей защищают не столько конкретную постановку, сколько право художника, композитора, писателя, поэта, режиссера не оглядываться на государство в страхе, что его лишат жизни, заработка или права творить на основании прихотей узкой группы людей. «Тангейзер» всего лишь стал опасным прецедентом в новосибирской истории, и люди вышли на площадь не потому, что всем им нравится эта постановка, а потому, что крайне радикальная и неразборчивая в методах группировка вокруг Александро-Невского собора решила, что будет решать, какое искусство хорошее, а какое нет. Не испытывая никакой ненависти к церкви, большинство новосибирцев крайне отрицательно относятся к бесцеремонному вмешательству в их художественные вкусы. Ранее были сорваны несколько рок-концертов, были попытки сорвать выставки, теперь идёт атака на театры - и самое ужасное, что происходит радикализация околоцерковных течений и их сращение с сектой нодовцев. Именно это заставляет людей объединяться против такого вмешательства.

 
Олеся Вальгер
Координатор проекта «Искалеченный Новосибирск», преподаватель НГПУ, член партии «Яблоко».