13:58
Меньше есть и больше пахать: в НГПУ приняты изменения в Коллективный договор

БЛОГИ на Сибкрай.ru

В НГПУ прошла конференция коллектива и обучающихся, где были приняты изменения в коллективный договор, касающиеся оплаты труда. Суть предложенных изменений заключалась в формализации ранее неформальных обязанностей, отмене льготного отпуска для перерабатывающих работников, а так же в легализации уже принятого Положения о расчете штатов, которое противоречит действующему коллективному договору. Если проще - преподавателям НГПУ теперь предлагается за те же деньги работать в год не 900 часов аудиторно, а 900 часов аудиторно и еще 624 на благо вуза как-нибудь по-другому.

При этом зарплату поднимать никто не собирается, и сам вопрос поднятия зарплаты на повестке не стоит. Что как бы прямо противоречит Трудовому Кодексу, но обходить ТК вуз научился в совершенстве, и вполне способен предъявлять руководству красивые цифры о средней зарплате ППС (профессорско-преподавательского состава) в 35 тыс рублей, при том, что большинство сотрудников не получают и 15.


Понятно, что если этот вопрос предложить вынести на обсуждение и решение преподавателей, никто из них за это не проголосует. Поэтому вопрос этот выносится на голосование конференции, порядок и нормы выдвижения делегатов на которую утверждаются тихо и без обсуждения. Как результат, судьбу преподавателей решают 150 делегатов, из которых лишь 33 представляют самих преподавателей, а остальные - студенты, аспиранты, подсобные рабочие, лаборанты, представители разных видов администрации, а также члены ученого совета, то есть, в основном та же администрация (52 человека - деканы, зав.кафедрами, руководители подразделений против 7 преподавателей в ученом совете, не имеющих административных функций). Поскольку преподавателей в университете всего лишь 525 ставок, а число разнообразного чиновничества, похоже, больше, то у "чиновников" голосов больше, чем у преподавателей. Кроме того, штат не преподающих работников сильно раздут [причина удалена цензурой]. В результате, обслуживающий персонал имеет 13 делегатов, к примеру.

Так набираются 150 делегатов. Однако давать право голоса независимым людям означает снизить предсказуемость и управляемость делегатов, и на планерке 22.09 было рекомендовано избрать в качестве делегатов зав. кафедрами. Очевидно, настолько настоятельно, что на двух факультетах администрация решилась на фальсификацию протоколов общих собраний, и два делегата не обнаружили себя в списках. К примеру, на нашем факультете преподаватели были введены в заблуждение относительно квоты делегатов и избрали двоих. Сегодня выяснилось, что делегат от нашего факультета в списках один, причем та, кто заведомо не сможет находиться на конференции по болезни. Второго делегата просто вычеркнули, подав протокол, как будто его и не выдвигали никогда. Из этого может последовать отдельная история, хотя в данный момент я не могу понять корысти идти на сознательную фальсификацию и позориться перед преподавателями, когда один делегат все равно ничего не решает. Смысл?

В итоге мы получили сообщество, где почти каждый человек зависим от распределяющей руки, либо его в принципе не коснется никакое изменение, и читать проект, а тем более отстаивать какие-то пункты, он не станет. И вот это крайне предсказуемое сообщество сегодня собралось решать судьбу нашего вуза.


Само собрание можно назвать профанацией. Обсуждаемый проект опубликовали за неделю до конференции (29.09 - http://nspu.ru/content/advr/index.php?eid=11190), прочитать его почти никто не успел. О дате и времени конференции делегатов извещали «примерно», хотя должны были в письменной форме и за три дня. Эту проблему комиссия решила оригинально, давая регистрирующимся делегатам подписать не только лист регистрации, но и письменное уведомление задним числом. Лично я в своем «уведомлении» число исправила. А большинство вообще не смотрели, что подписывают. Интересно, если бы им дали табель о том, что они уже получили зарплату за год вперед, они бы тоже не глядя подписались там, где член комиссии ткнул пальцем? Раздаточного материала не было, слайды не было видно, а сознаться, что проект заранее не прочитан, многие делегаты постеснялись.

По идее, какой должна быть такая конференция? Выбираются делегаты, которые внимательно читают проект изменений в коллективном договоре, рассказывают о нем на своих кафедрах, ведут дебаты, обсуждают это все, и составляют список, на что их подразделения согласны, а на что нет. Если им что-то непонятно, они устраивают собрание, куда приходит кто-то из разработчиков проекта и объясняет. Потом, когда выработана консолидированная позиция подразделения, начинаются обсуждения между делегатами. И уже после этого длительного процесса проводится сама конференция, где идут публичные дебаты (не доклады, а дебаты) за или против тех или иных пунктов. По каждому пункту голосование. То, что не проходит - начинается торг. И так до тех пор, пока работники и администрация не придут к компромиссу. Да, это долго. Но это необходимо, чтобы вуз работал и жил, а не имитировал жизненные процессы, чтобы решения конференции были легитимными в глазах работников, чтобы не росла социальная напряженность.

Сегодня все было чуть живее, чем обычно. Сначала избрали председателя и секретариат, послушали ректора, который накидал нам в уши тегов типа #эффективность #качество #повысить, потом заслушали доклад А. В. Хлебалина и его ответы на письменные вопросы. Письменные вопросы и предложения в срок обсуждения с 29.09 по 6.10 подала только наша профсоюзная ячейка ФИЯ, поскольку мы были единственным факультетом, где преподаватели собрались и хоть что-то обсудили за данную нам неделю после публикации проекта. Андрей Валерьевич ответил на удобные вопросы, а на неудобные отвечать не стал. Например, не привел запрошенный расчет зарплаты по новой схеме для абстрактного старшего преподавателя, который работает на 1,5 ставки сейчас, не ответил на предложения – повысить оклады преподавателей, добавить основания для стимулирующих выплат, сделать назначение стимулирующих выплат гласным и обсуждаемым на кафедрах.

Далее наступило время вопросов, которые на этот раз были вполне себе по существу, и довольно уклончивых ответов: например, на вопрос, почему не включена исследовательская работа, нам снова рассказали об оплате публикаций (издательская и исследовательская деятельность - разные вещи), а на вопрос, можно ли изменить эти основания для стимулирующих выплат, туманно ответили «в рамках работы комиссии». То есть, на следующей конференции.

В рамках прений выступил один интеллигентный математик, зав. кафедрой, который просто и ясно привел расчеты, что если теперь в контракт включены работы, за которые раньше снимались аудиторные часы, то теперь за эти работы он теряет деньги – и привёл, сколько. Естественно, администрация сразу взвилась, что так считать нельзя. Именно так считать и нужно – это понятие упущенной выгоды, которое ясно даже не экономисту. А уж Н. А. Ряписову, доктору экономических наук, и подавно. Далее слово взяла я, постаравшись донести идею, что данный проект предлагает увеличение обязанностей при той же низкой зарплате, а голосовать за этот проект – означает голосовать за имитацию жизненных процессов вуза. Написать 200 тезисов за месяц – имитация. Отчитываться о средней зарплате в 35 тыс – имитация. Собрать конференцию заранее согласных, дав им неделю на чтение проекта – имитация.



На критику нам всем было заявлено что-то в духе «критиковать-может-каждый, вы-ничего-не-предлагаете, это-необходимость, вариантов-нет, а-то-вуз-закроют, что-мы-зря-столько-сидели, вы-и-так-это-должны-были-делать, кому-не-нравится-ищите-другую-работу». Конструктивные предложения типа «давайте обсуждать стимулирующие выплаты на кафедрах» все пропустили мимо ушей. Что интересно, в этот раз администрация воздержалась от мантры "у нас нет денег".

Далее заслушали председателя профкома М. В. Леонова, который рассказал, как грустно отменять компенсирующие отпуска работникам, что это все должно улучшать условия для ППС, но и УВП нужно уважать, а потом резко подменил альтернативу "отменять или не отменять отпуска" альтернативой "отменять прямо сейчас или отменять с 1 января 2015 года", уведомил, что администрация пошла навстречу, и согласна отпуска отменять не прямо сейчас, а через три месяца, и "однозначно призывать, как голосовать, я не могу". Я вообще не уверена, что это в принципе возможно - изменить систему, по которой люди уже 9 месяцев отработали, задним числом.

Потом по тому же вопросу заслушали ректора А. Д. Герасёва, который рассказал, что доп. отпуск вспомогательным работникам, наверное, дается за счет преподавателей (что неправда, потому что это разные фонды оплаты труда), и лучше эти отпуска убрать.

Послушали доклад о выдвижении членов ученого совета, который никому не был интересен, и перешли к голосованию – выдавалось три бюллетеня по трем пунктам. Третий я не отслеживала, я никого из этих людей не знаю и не могу судить, хороши ли они для ученого совета.

К слову сказать, сама процедура голосования была столь незащищенной, что любой злоумышленник мог легко ее фальсифицировать . Бюллетени комиссией № 1 выдавались не под подпись (интересно, как они решат эту проблему при оформлении протокола?), никак не заверялись (стяни один и накопируй, сколько хочешь), запихивались в узкое горлышко урны как и кем попало (что стоило закинуть туда распечатанные и невостребованные бюллетени?), голоса считались на нескольких столах (бери и вбрасывай), сортировку голосов отследить было невозможно (кто его знает, сколько там на самом деле голосов за какой вариант?). Меня эта вся процедура сразу несколько напрягла, поэтому я свой «неважный» бюллетень для контроля в урну не сбросила, ожидая, что при озвучивании протокола, мне назовут, что выдано больше, чем обнаружено. Но нет, эта ситуация никого не напрягла, и комиссия мило озвучила, что выдано 112 бюллетеней, обнаружено 112 бюллетеней. А мой, 113-й, похоже, и не выдавался никогда. Ну хорошо, завтра схожу, предъявлю его.

В сухом остатке имеем:
Вопрос 1, об изменении Положения об оплате труда:
За – 84, Против – 20, Недействительны – 5. Выдано 112, обнаружено 109.
Вопрос 2, об отмене компенсационного отпуска:
За – 78, Против – 28, Недействительны – 6. Выдано 112, обнаружено 112.

Подводя итог: лично я не сомневалась, что изменения будут приняты – при такой-то подготовке. Но то, что на этой всеми способами выхолощенной конференции нашлось двадцать людей, готовых проголосовать против дурного решения – это очень радует. В прошлый раз их было трое. Следующая конференция через год. Почему-то очень многие люди не могут в глаза сказать людям то, что думают. Довольных среди преподавателей единицы, но все предпочитают потихоньку уйти, и не связываться ни с кем. А самое смешное, что нам нечего бояться, и нечего терять: платить преподавателям высшей школы меньше уже просто невозможно.

 
Олеся Вальгер
Координатор проекта «Искалеченный Новосибирск», преподаватель НГПУ, член партии «Яблоко».