13:58
О дури и свинстве наших авиакомпаний

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Мне кажется, вслед за «Трансаэро» у нас начнут «падать и разбиваться» другие авиакомпании. И причины отнюдь не только экономические. В значительной степени они объясняются эпидемией дури и свинства в отношении пассажиров. Мой пример общения с авиакомпаниями "Оренбургские авиалинии" и "S-7" – тому подтверждение.
Собралась я в августе полететь в Германию в гости. Радостно потерла руки, выяснив, что компания «ОРЕНБУРГСКИЕ АВИАЛИНИИ» выполняет раз в неделю прямые рейсы по маршруту «Новосибирск-Дюссельдорф». А мне именно туда и надо, поскольку здесь ближайший аэропорт от города, куда я направляюсь.
Купила билет «туда-обратно». В авиакассе меня предупредили, что билет невозвратный, записали мой номер телефона, а самое главное - начали выспрашивать к кому я еду и по какому конкретному адресу. На мое удивление: «Зачем вам эта информация?», девушка из авиакассы смущенно вздохнула: «Авиакомпания требует. Я не знаю, зачем». На это я сказала: пусть авиакомпания сама ко мне обращается с вопросами, а уж я найду, что ответить.
И авиакомпания обратилась. Через пару недель прислала СМС латинскими буквами следующего содержания: «Уважаемый пассажир! Информируем вас о том, что вы пересажаны на рейс…» И дальше следовал номер рейса и дата, на день позже того, когда я планировала вылететь домой. Однако СМС – не документ. Я попыталась выяснить, что это за рейс из Дюссельдорфа (на сайте его не было) и какие могу получить подтверждения. Хорошо, что у меня есть опыт работы в аэропорту, и потому я не стала заниматься долгим расследованием, позвонив в фирму, которая в аэропорту представляет ряд авиакомпаний. И вот тут я выяснила, что, оказывается, «Оренбургские авиалинии» отменили прямой рейс из Дюссельдорфа. А рейс, который я назвала и куда меня, не спрашивая, пересадили, вылетает из Ганновера. Это примерно то же самое, что мне бы предложили вылететь в Германию не из родного Новосибирска, а, положим, из Омска.
В результате я снова поперлась в ту же самую авиакассу, заставила принять невозвратный обратный билет, выбрала транзитный рейс через Москву и за все те неудобства, что получила из-за отмены прямого рейса, вынуждена была еще и доплатить около 5 тысяч рублей.
Спасибо, «ОРЕНБУРГСКИЕ АВИАЛИНИИ»!
Но это просто «спасибо». Потому как впереди ждало «большое-пребольщое спасибо» в адрес АВИАКОМПАНИИ «S-7», чьим транзитнымим рейсом я должна была вылететь 5 сентября из Дюссельдорфа.
У стойки регистрации дежурил представитель «S-7» - мужчина с замученным лицом, который пояснил, что мой чемодан не надо забирать в Москве, поскольку он транзитом полетит в Новосибирск. И для убедительности ткнул пальцем в мой талон, где этот самый транзит был обозначен. На мое въедливое уточнение: «Авиакомпания точно перегрузит мой чемодан на рейс до Новосибирска?», замученный мужчина посмотрел укоризненно и сказал: «За кого вы нас принимаете? Конечно, точно».
При этом мужчина не сообщил, что рейс из Дюссельдорфа задерживается на два с половиной часа. И на свой стыковочный рейс из Домодедово я попросту не попаду.
Таких, как я, кто «пролетел» мимо стыковки, набралась огромная толпа. В том числе человек 40, направляющихся транзитом в Павлодар, куда из Москвы самолеты летают (если не ошибаюсь) только 3 раза в неделю. Не знаю дальнейшую судьбу этого казахстанского коллектива, но в зоне прилета только их встречала представительница авиакомпании – девушка с замученным лицом. Нам же, всем остальным, было велено обращаться в представительство авиакомпании.
Около представительства кружил народ. Менеджеры (опять-таки с замученными лицами) распределяли несчастных, опоздавших по вине авиакомпании, на предстоящие рейсы. Шел первый час ночи. Люди хотели спать, но еще больше – улететь домой.
Ко мне присоединилась женщина, которая постоянно живет в Германии и отправлялась в Сочи. У нее было особо замученное лицо, поскольку предыдущую ночь она работала в ночную смену. Нас отправили к стойке регистрации, где мы выяснили, что улететь удастся только через 12 часов.
«А что с нашими чемоданами?» - спросили мы хором. «С ними будет все в порядке! Наша авиакомпания их перегрузит на ваши рейсы», - ответствовал молодой человек, над головой которого красовалась вывеска «S-7». «Точно?» - перепроверили мы. «Конечно!» - последовал ответ.
С моей попутчицей мы вернулись к стойке представительства. А дальше началось… Не буду утомлять подробностями, постараюсь кратко.
Моя попутчица справедливо потребовала от женщины-менеджера (с привычно уже замученным лицом), чтобы на ночь нам предоставили гостиницу и питание – в рамках закона и соответствующих инструкций. На питание – на 12, напомню, часов! - нам выделили каждой по 500 рублей в самую дешевую кафешку Домодедово. По поводу гостиницы менеджер заявила, что у авиакомпании нет мест в гостиницах. Попутчица оказалась настойчивой, и менеджер сдалась – сказала подойти через час, нас отправят в гостиницу. То есть в 2 часа ночи. К назначенному часу менеджер заявила, что гостиницы не будет и ночевать нам придется в зале ожидания. При этом каждая из нас еще раз поинтересовалась судьбой наших чемоданов, получил уже слышанный ответ.
Должна признать, что я была тиха, как июльская ночь. Но моя попутчица, уже «развращенная» немецким порядком, но еще не забывшая, что такое русская женщина, которая и в избу, и коня…, вступила в бой за права человека и пассажира.
После активных требований «вызвать начальство» и столь же активного сопротивления все же появилась старшая смены Галина Алексеевна Козлова – женщина с уже привычно замученным, но одновременно раздраженным лицом. В процессе препирательств она заявила, что моей попутчице (а одновременно и мне) никто ничего не обещал, нам все привиделось-прислышалось, в конце-концов нам предоставили возможность улететь и вообще от таких пассажиров, как мы, одни проблемы. И если нам все это не нравится, можем обращаться в суд. А что касается наших чемоданов, то мы уже надоели своими вопросами. Видимо, мы плохо соображаем.
Так вот про «плохо соображаем» и про замученную авиакомпанию «S-7». Добравшись после бессонной ночи уже вечером в Новосибирск, я обнаружила… что мой чемодан НЕ прибыл из Москвы. Аналогично без багажа остался мужчина, который летел со мной из Дюссельдорфа.
Служба поиска багажа аэропорта «Толмачево» оказалась просто душкой. Ее сотрудники быстро выяснили, что багаж остался в Москве нерастаможенным и, соответственно, никуда авиакомпанией не перегруженным. Более того, чемодан обозначен как невостребованный, несмотря на то, что к ручке моего чемодана намертво прикреплена бирка с моей фамилией, именем-отчеством и номером мобильного телефона. Но больно надо кому-то звонить какому-то говенному пассажиру.
Чемодан я получила через полтора дня. Авиакомпания «S-7» отправила его из Москвы в Новосибирск через Прагу. И почти тут же со мной связалась моя сочинская попутчица. Ее чемодан тоже не пришел. Но, в отличие от аэропорта «Толмачево», в сочинском аэропорту ей заявили, что багаж ее и проблемы с его неприбытием – тоже ее. В результате женщина сама связывалась с Домодедово, сама все организовывала. Ее чемодан «S-7» отправила из Москвы в Сочи через Стамбул.
Подозреваю, что и остальные пассажиры, которые следовали 5 сентября из Дюссельдорфа и по вине авиакомпании «S-7» опоздали на стыковочные рейсы этой же самой авиакомпании, свой багаж не получили вовремя.
И вот теперь мне интересно: такое отношение к пассажирам, законам и своим обязательствам можно расценивать как знак агонии авиакомпании «S-7» и прочих ей подобных? В конце-концов, они – не монополисты, чтобы позволять себе гадить на тех, с кого кормятся.

 
Ирина Левит
Журналист