13:58
Митрополия на особом положении

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Действия новосибирских руководителей РПЦ вновь вызвали бурные обсуждения. Они касаются появившегося, по сути, партизанским образом, в центре Новосибирска памятника Николаю II (никто эту идею и проект предварительно не обсуждал, как утверждают, никто не согласовывал), а также просочившейся информации о намерении соорудить опять же в центре города памятник Николаю Чудотворцу. Все это – свидетельство особого положения и особых возможностей Новосибирской Митрополии. И в связи с этим поделюсь воспоминаниями, касающимися периода, когда в нулевые годы я работала пресс-секретарем губернатора…

В 2002 году в Новосибирск приехал Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. И до, и после город посещали (порой неоднократно) «первые лица» и нашего государства, и иностранных, включая даже Ким Чен Ира. И всегда во время этих визитов работали журналисты. В том числе проводились пресс-конференции, брифинги, встречи в «узком составе». Но такого, как с главой РПЦ, никогда не было!

Подготовить и провести масштабную пресс-конференцию Алексия II поручили лично мне. И началось!.. Представители Новосибирской епархии буквально выпили из меня кровь и вынудили краснеть перед журналистами.

Помимо составления естественного для приема лиц, охраняемых ФСО, списка журналистов, допущенных к пресс-конференции, мне надлежало:- собрать у СМИ предварительные вопросы и составить свои, «нужные»;- четко отфильтровать вопросы и каждый согласовать с епархией;- распечатать все вопросы и раздать конкретным журналистам, дабы ни одного «вольного» слова не произнесли;- составить список: кто за кем будет свой вопрос задавать, чтобы муха без очереди не пролетела.Ну и прочие «мелочи», причем каждое действие следовало пошагово согласовывать с епархией.

А под конец мне предписывалось провести репетицию предстоящего общения с Патриархом. Но это уже было слишком! Не привыкшие к такой «построенности» журналисты возмущались и смеялись. Я действительно предварительно их собрала, но ничего репетировать не стала, а принялась виниться: дескать, простите, ребята, но вот такая ситуевина, сама себя чувствую по-идиотски…

В итоге журналисты отнеслись ко мне со снисходительным пониманием, соблюли «правила игры», пресс-конференция прошла успешно. Патриарх вел себя очень уважительно ко всем, а меня лично весьма душевно поблагодарил.

Но!.. После мероприятия ко мне подошел представитель пресс-службы Патриарха и сказал: «Конечно, все было очень хорошо, но зачем вы так «заорганизовали» журналистов?». У меня глаза вытаращились: «Это же было ваше требование, так сообщили в нашей епархии!». Представитель сам вытаращил глаза: «Мы вообще ничего не требовали! - и, вздохнув, произнес: «Это явно инициатива вашего митрополита Тихона».

Так вот о нашем поныне действующем Митрополите Новосибирском и Бердском Тихоне, который имеет самое прямое отношение и к вышеупомянутым памятникам, и к тому, что научный Новосибирск все больше превращается в город постоянных религиозных мероприятий. Я видела его в нескольких ситуациях, которые вызывали у меня, мягко говоря, неприятные впечатления. Но самое первое как раз касается визита Патриарха. В преддверии этого визита надо было с Тихоном согласовать кое-какие моменты, что я и решила сделать на пороге областной администрации, где он стоял с незнакомым мне человеком. Подошла, открыла рот, дабы представиться, но и слова произнести не успела. Тихон посмотрел на меня с гневным высокомерием и чуть ли не рявкнул: «Что вам надо?! Вы разве не видите, что я с человеком общаюсь?! Отойдите!». Это увидел и услышал подоспевший руководитель комитета по взаимодействию с религиозными организациями, подскочил к Тихону и быстро зашептал ему в ухо. Сказал, кто я такая. И, о чудо! Митрополит в мгновение преобразился. Лицо покрылось сладостью, глаза заблестели любезностью, голос стал елейным, интонации наидушевнейшими: «Уважаемая Ирина Семеновна, чем я могу быть вам полезным?..». В общем, явил настоящее чудо преображения! Правда, не имеющее никакого отношения к «возвышенным» чудесам.

(Кстати, если кому-то захочется привлечь меня «за оскорбление чувств», даже не напрягайтесь. По закону ничего у вас не выйдет, я с сынком-адвокатом предварительно проконсультировалась).

 
Ирина Левит
журналист