13:58
Четвертый мост. Особое мнение

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Сегодня в областном правительстве состоялся очередной раунд переговоров об условиях концессионного соглашения по четвертому мосту. По решению Андрея Травникова, за что ему спасибо, перед мероприятием состоялась встреча чиновников и представителей концессионера с целой группой депутатов городского Совета.

Текст проекта концессионного соглашения, который врио губернатора предстоит подписать 6 декабря, нам представить отказались – «конфиденциальная информация». Странно в таких условиях просить депутатов поддержать проект или дать ему какую-то оценку. Если нет документа, что оценивать? Однако засекречивание соглашения – не главный результат мероприятия. Удалось получить презентацию структуры финансирования проекта.

ЭКОНОМИКА ПРОЕКТА

В соответствии с документом, стоимость подготовительных и строительно-монтажных работ моста и развязки составляет 35 млрд рублей (ранее было 32 миллиарда, еще 3 миллиарда появились вследствие инфляции). Объем гранта – 26 млрд. Вложения областного бюджета – 4 млрд. Непосредственно на сам объект не хватает еще 5 млрд рублей. При этом капитальные вложения концессионера составляют не эти 5 млрд., а около 11 млрд. Еще почти 6 млрд. – это расходы на приобретение проектной документации и компенсацию затрат на проведение конкурса (768 млн.), затраты на независимого инженера (198 млн.), расходы на специальную проектную компанию (356 млн), страхование на инвестиционной стадии (938 млн), банковская гарантия на инвестиционной стадии (176 млн), формирование резервного счета DRSA (668 млн), проценты на инвестиционной стадии (850 млн), проценты по кредиту на НДС (382 млн), банковские комиссии (412 млн), невозмещенный НДС (897 млн.). Что эти цифры означают? Что большая часть этих 6 миллиардов идет как финансовая нагрузка к тем 5 млрд, которые тратятся на дело (как было сказано, «деньги сейчас стоят дорого»).

Также депутатам была представлена схема размера минимального гарантированного дохода. Вложения инвестора в 10,7 млрд рублей (2,3 собственные средства и 8,4 кредитные) в течение 20 лет преобразовываются в 37,0 млрд (стоимость капитала – 12%). Ежегодные расходы на эксплуатацию в 279 млн за 20 лет составляют 5,7 млрд. Учитывая индекс МЭР РФ, за 20 лет это уже 10,1 млрд. Итоговая сумма минимального гарантированного дохода = 47,1 млрд (37,0 + 10,1).

Итак, про структуру 37,0 млрд более-менее ясно. По большей части это проценты по кредиту, который берется не столько для 5 млрд инвестиций в сам мост, сколько для финансового обслуживания этих инвестиций (страховки, банковские гарантии, банковские комиссии и т.д.).

Смотрим структуру эксплуатационных расходов. В предыдущей редакции распределения затрат проекта (когда минимальный гарантированный доход составляет 91,6 млрд) эти расходы составляли 567 млн рублей в год. Сейчас – 279 млн, т.е. вдвое меньше, сумма механически ополовинена. Рассмотрим структуру этих 279 млн: 69 млн – расходы на содержание, 23 млн – расходы на ремонт, включая систему взимания платы, 29 млн – расходы на капремонт, включая систему взимания платы, 66 млн – расходы на эксплуатацию системы взимания платы, 53 млн – расходы на специальную проектную компанию, 28 млн – страхование, 5 млн – банковская гарантия на эксплуатационной стадии, 7 млн – непредвиденные расходы. Как нетрудно заметить, большая часть расходов непосредственно с содержанием моста не связана. Кроме того, уже с первого года закладываются огромные расходы на ремонт и даже на капитальный ремонт, который при нормальном строительстве моста вначале явно не потребуется. В целом, сравнивая эксплуатационные расходы на четвертый мост с ежегодными расходами на другие мосты, мы видим превышение затрат в десятки раз.

ПУБЛИЧНЫЙ КОНФЛИКТ

Итак, несмотря на отказ областных властей под предлогом «конфиденциальности» представить депутатам проект концессионного соглашения, его основные параметры более-менее понятны. Что дальше? А дальше 6 декабря, когда концессионное соглашение должно быть либо подписано, либо не подписано.

Насколько я понимаю логику врио губернатора, единолично нести ответственность за это решение в силу очевидных репутационных рисков он не хочет. В публичной плоскости вопрос ставится ребром: конкурс уже прошел и если соглашение подписано не будет, то инвестиции в 26 млрд рублей в регион не придут, экономика не получит импульс к развитию, а город останется без моста. Звучат формулировки, что отказываться от федеральных денег – это преступление. В поддержку проекта выступают отдельные депутаты. Другие депутаты, а также общественники, в том числе представляющие общероссийский народный фронт, с такой постановкой вопроса не согласны.

ВАРИАНТЫ РЕШЕНИЯ

Очевидно, заострение вопроса в формулировке «ты за мост или против» – это манипуляция. Озвучено два альтернативных варианта действий, при которых и мост может быть построен, и регион в долговой яме не оказывается.

24 ноября на странице в facebook мной предложен следующий алгоритм действий: 6 декабря не заключать концессионное соглашение, на следующий день объявить новый конкурс с тем же инженерным решением (чтобы не рисковать грантом, тратя годы на разработку новой документации и получение положительных экспертных заключений), заявить туда в качестве возможного концессионера акционерное общество, принадлежащее области. Под гарантии областного бюджета оно должно взять в кредит недостающие несколько миллиардов рублей и даже при их двукратном увеличении на процентной ставке сумма в любом случае будет ниже 44 млрд рублей в несколько раз.

Еще один вариант предложила Наталья Пинус. Провести торги на мост по 44-ФЗ, т.е. вне логики государственно-частного партнерства и концессии, а как на обычный подряд. Учитывая опыт экономии при торгах по Бугринскому мосту и факт, что непосредственно на сам мост и развязку не хватает всего несколько миллиардов, возможная экономия позволила бы вписаться в имеющиеся 30 млрд. (26 федеральный грант и 4 средства областного бюджета).

Сегодня на совещании в областном правительстве эти предложения были отвергнуты. Без указания на противоречие с конкретными статьями законов было озвучено, что это нереализуемо. Претензия к моему предложению заключались в том, что никакой экономии предлагаемая схема якобы не дает, претензии к предложению Натальи – что это не концессия (а грант 26 млрд формально может быть выделены только под концессию).

АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Оценивать претензии чиновников по жизнеспособности предложенных решений и вступать в дискуссию смысла нет. Времени до 6 декабря критически мало. Поэтому появилась идея, юридическую устойчивость и экономическую рациональность которой поставить под сомнение очень сложно.

Что я предлагаю? Как и несколько дней назад, во-первых, я предлагаю 6 декабря концессионное соглашение не заключать, а 7 декабря объявить новый конкурс с тем же инженерным решением (иначе на разработку новой сметной документации и получение необходимых заключений уйдут годы, а финансирование моста, как было озвучено сегодня на совещании, запланировано уже во втором полугодии 2018 г.). Во-вторых, я предлагаю концессионное соглашение заключить всего на 1 год и вложения инвестора ограничить символическими 100 млн рублей.

Какова логика этого предложения? В областном бюджете на 2018 и 2019 гг. запланировано по 2 млрд. рублей на подготовительный этап. Это доказывает, что такая сумма для областного бюджета приемлема. А раз так, то эти же 2 млрд рублей можно запланировать и в 2020, 2021 и 2022 гг, на которые запланированы строительно-монтажные работы. Эти 2+2+2 млрд и будут с учетом инфляции теми 5 млрд в ценах 2017 г., которых не хватает непосредственно на сам объект.

Если по каким-то причинам, в 2020 году денег в бюджете станет кардинально меньше, средства можно взять долг. Что критично, не под 12%, как это позволено в интересах банков сделать концессионеру, а под 8,44%, как это сейчас делает мэрия Новосибирска, причем без абсурдных в хозяйственном смысле многомиллиардных расходов на страховки, банковские гарантии, комиссии и проценты. Такая схема действий кардинально позволит сократить и ежегодные эксплуатационные расходы, из которых можно исключить расходы на капитальный ремонт (в первые годы после введения в эксплуатацию), а также расходы на специализированную проектную компанию, на страхование и банковские гарантии.

Таким образом, с юридической точки зрения мы получаем в точности такое же концессионное соглашение, что и сейчас. Формальная роль «инвестора» остается. Более того, называясь концессионером, несмотря на символические для такого проекта инвестиции в 100 млн, у него остается ответственность за введение моста в эксплуатацию и его работу в первый год, поэтому за свои управленческие усилия и риски он вправе претендовать на достойное вознаграждение, но это в любом случае не десятки миллиардов.

Что касается платности моста, например, для водителей легковых автомобилей и общественного транспорта он может быть бесплатным. А раз в проект, от которого отказаться уже невозможно, инфраструктура взимания платы уже включена, она может быть использована, например, для грузовиков. Или не использоваться вовсе. На этом этапе этот вопрос не принципиален.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Еще раз обращаю внимание, сформулированное выше предложение с юридической точки зрения принципиально ничем не отличается от нынешней схемы заключения концессионного соглашения. С хозяйственной точки зрения оно явно более выгодно для региона, т.к. не предполагает обязательств в течение 20 лет выплачивать концессионеру десятки миллиардов рублей, если заведомо нереальная загруженность моста не будет обеспечена.

Как в этих условиях действовать врио губернатора? Подписать концессионное соглашение на нынешних условиях – это политическое самоубийство. Если в 2018 году для большинства избирателей эта тема еще может и не быть критической, то к следующим выборам, когда невыполнимой загрузки моста не будет и бюджет начнет выплачивать концессионеру миллиарды рублей, смысл этой концессии и политическая ответственность подписавшего соглашение станут понятными для всех. Вместе с тем, понимание наших российских реалий подсказывает, что и не подписать это соглашение на текущих условиях врио губернатора будет очень непросто. Очевидно, что за игнорирование интересов олигархов, которые, видимо, стоят за этим проектом, тоже может последовать определенная ответственность. И неизвестно, какая ответственность серьезнее.

ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА

В интересной ситуации находится и федеральная власть. Очень похоже, что сам этот грант в 26 млрд планировался к выделению на четвертый мост при условии, чтобы договор был заключен на нынешних условиях и с определенной компанией. Если концессионное соглашение будет подписано, значит, изначальный план реализовался.

Если же врио губернатора, находясь в очень непростой ситуации, решит пойти ва-банк, ситуация может существенно усложниться. По имеющейся информации, после Хабаровска, который уже получил деньги, наш проект находится под номером один. В этой ситуации, если Андрей Травников 7 декабря все-таки объявит новый конкурс, где заместит финансовое участие инвестора средствами бюджета, то сам смысл предоставления гранта почти исчезнет (реально заработать концессионер сможет только на субподрядах). А если отказать Новосибирску в получении гранта – это обозлить целый регион, который лишится средств на развитие и моста, а также расписаться в изначальных коррупционных мотивах, что крайне нежелательно, особенно перед выборами Президента.

 
Александр Бурмистров
депутат Горсовета Новосибирска