13:58
Какой Ты Либерал? (продолжение)

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Продолжение от: http://sibkray.ru/blogs/Vinnik/kakoy_ty_liberal/

5. «Победобесие».
Русский народ страшно болен болезнью «победобесия» — культом Великой Победы.
Почти все россияне на 9 мая впадают в безумное состояние и страшно камлают, теряя человеческий облик. Это поняла деспотичная власть и укрепляет свою диктатуру, нагнетая идеологию великой победы. Победобесие есть продолжение страшных имперских комплексов, от которых страдает весь русский народ. Он приведет к тому, что Россия развяжет 3-ю мировую войну. Может быть, лучше бы немцы победили, тогда бы у русского народа не было бы проклятых имперских комплексов, были бы все дисциплинированные и культурные. Наша армия была никчемная, техника – дрянь, генералы – безмозглые и чванливые убийцы, солдаты – сельские невежды и насильники, вождь – жесткий и кровожданый параноик, спасавший свою шкуру. Победили скорее вопреки, а еще и благодаря тому, что основная стратегия была закидать трупами, пока у противника не кончатся боеприпасы и не перегреется оружие; нагнетанием ужаса у своих заградотрядами и массовыми казнями за малейшие провинности и по ложным доносам; огромной материальной помощи союзников, потому что у своих рабочих и инженеров руки кривые; чудовищным морозам под 40 градусов; психологической слабости противника, массово сходящего с ума, когда их закидывают русским мясом; невероятной глупости Гитлера как главнокомандующего Вермахтом и недальновидной социальной политики фашистов в отношении мирного населения, стонавшего под гнетом большевиков и встречавшее цветом освободителей.
Партизанскую войну в Белоруссии развязало НКВД и штаб партизанского движения, изначально не было никакой социальной поддержки. На самом деле была не война с оккупантами, а вторая гражданская война, разницы между бандитами и партизанами была номинальной. Немецкие офицеры и генералы жалели своих солдат, кормили апельсинами и шоколадом, а русские ни грамма не жалели, посылали на убой по чем зря, ибо фашистская власть была гуманна по отношению к своим гражданам, хоть и уничтожала евреев по странным причинам идеологического порядка; а большевистская была абсолютно бесчеловечна, потому что не жалела ни чужих, ни своих. Своих еще больше не жалела, - убежавших из плена своих бойцов обязательно убивала пулями в затылок или замучивала до смерти в пытошных СМЕРШа и лагерях, заставляли атаковать исключительно в лоб, когда можно было пойти в обход, что бы запугать противника, а скорее специально, что бы больше своих убило, ибо мистическая вампирская большевистская власть питалась исключительной кровью. Фашисты хотели убивать только евреев, а большевики вполовину человечества. Впрочем, Сталин тоже бы извел всех евреев, но, по иронии судьбы, Гитлер ему этого не позволил сделать. Войну хотел начать Сталин, но Гитлер нанес превентивный удар.


О концепции «победобесия» я услышал от моего коллеги Михаила Немцева. Вот как он ее определяет в контексте полемики про вопрос на канале «Дождь» о том, стоило ли сдать Ленинград фашистам:
«Разговоры про "оскорбление" близких и т.д. - это превращение исторических событий в предмет ритуального отношения и ритуальных же коммуникативных табу. Религия называется "победобесие"». И еще: «Трагедией в целях политики воспользовались те, кто как раз и превратил Великую Отечественную войну в "концентрацию всего героического и святого". Это и называется "победобесие"».

Вот так. Война Великая и Отечественная, но подлая власть методами нечистоплотной социальной инженерии превратила войну в святую войну. Мне кажется, что Михаил Немцев очень сильно преувеличивает вклад властей в существующее отношение нашего народа к этой войне. Я очень хорошо помню перестроечные публикации, особенно в журнале «Огонек». Там было описано такое количество ужасов про красный террор, репрессии и войну, что вся страна содрогнулась, а потом развалилась. Но, несмотря на попытки убедить наш народ, что война была грязная, он смог преодолеть растерянность и сохранить светлую память о своих героях, о справедливости и смысле борьбы для себя и всего человечества, о солидарности и чувство скорби по колоссальным жертвам. А также приобрести внутреннее чувство особой причастности к истории. Наверное, не стоит цепляться за свои прежние победы. Мы уже однажды дорого заплатили за это. Как сказал М. Мамардашвили, героем всегда следует становиться заново. Но, когда мне кто-то объясняет, что вполне понятное отношение нашего народа к этой войне является формой массовой одержимости, которое следует изжить, — я хочу первым «бросить в него камень». Ибо я хорошо понимаю, о чем идет речь, и никакой ненависти у меня к такому человеку нет. Пусть лучше это сделает кто-то из своих. А потом дискутировать, Сократ это был или нет. Ибо претензия по форме сократическая. По содержанию же это может быть просто «синдром Буковского». Есть такой знаменитый диссидент. Однажды в эмиграции западный журналист попросил его рассказать что-нибудь скверное про советскую власть. Буковский ответил, что он принципиально не имеет ничего против советской власти, просто ему смертельно надоело жить в СССР, у него было непреодолимое желание уехать и, поэтому, он не придумал ничего лучшего, как сделать побольше наиболее оголтелых антисоветских заявлений, в истинность которых он сам не верил.


6. «А у вас негров вешают!» — умные «либералы» обожают эту цитату в качестве примера некорректного аргумента. Когда патриоты на обвинения западной пропаганды в адрес России, например, в бескровной истории с Крымом, начинают справедливо возмущаться, припоминая им кровавую баню, которую они организовали в Панаме, Афганистане, Югославии, Ираке, Ливии, Сирии и Грузии («ПАЮЛСИГ!»), «либералы» произносят эту фразу про негров и поясняют, что плохое поведение соседей не избавляет тебя от необходимости вести себя хорошо, что надо жить своим умом, а не за соседей думать. С точки зрения логики звучит вроде бы сносно. Только вот не слишком ли многого «либералы» требуют от матушки России в реальности? По-моему они требуют от нее стать монахиней, желательно какого-нибудь нищенского ордена. Причем монахиня эта должна быть святее самого Папы Римского. По мне, так это не что иное, как сектантская форма морального экстремизма. Безусловно, существуют моральные даже ценности, возможно высшие моральные ценности, но, простите меня грешного, я не готов ради реализации этих высших абстрактных ценностей жертвовать критическими интересами безопасности своей страны. Кроме того, когда слышен крик возмущения «ПАЮЛСИГ!», часто это означает не то, что «А нам тоже так можно», а что: а) доверия нашим «партнерам» больше нету; б) «партнеры» не имеют морального права на нас давить и объявлять врагом всего человечества вроде «эболы», которая превращает внутренности человека в желе или ИГИЛа, который разрушает шумерские артефакты и снимает предельно кровожадную политическую рекламу.

7. Пока Путин будет, ничего не будет. Путин – абсолютное зло для России и мира во всем мире. Поэтому, все, что против Путина и все, против чего сам Путин — хорошо. Все враги Путина наши союзники. Если Путин против пропаганды гомосексуализма, значит — следует поддерживать гей-парады. Если Путин против оскорбления чувств верующих — следует побольше оскорблять верующих.
Ну что тут скажешь? Явные признаки политического радикализма и экстремизма. Скудоумия и исторического невежества тоже. И, следует признать, — воли. Воли вернуть политическую власть любой ценой.

8. «Народишко негодный попался!» Русский народ — лентяи, прирожденные рабы, бытовые убийцы и пьяницы. Быдло, одним словом. Оно требует принуждения к свободе и «выдавливанию из себя раба».
Про снобизм и высокомерие «либералов» по отношению к нашему многострадальному народу писали неоднократно, не хочу повторяться. Но упомянуть стоило. На сайте «Lurkmore» есть замечательная словарная статья про «быдло». Кстати, есть и статья про понятие «не-быдло». Это более интересная статья — в этой статье «не быдло» блестящим образом определяется как «быдло, которое думает, что оно не-быдло»!

9. «Европейские ценности над усе» или «Солнце всходит на Западе». Причем не только всходит, но и не заходит. Запад — царство вечного света, свободы и справедливости.

Философ Александр Зиновьев называл эту идеологию «западнизмом». В бытовом разговоре о «европейских ценностях» вроде бы понятно, о чем идет речь. Либо о справедливых судах и вежливых ментах, либо о гордых педерастах, ювенальной юстиции и кофе-шопах. Суды и менты — хороши по определению, а остальное следует молча терпеть, даже если не доволен. Впрочем, дело не только в этом. Скверно то, что такие ценности, как права человека, в формулировке которых принимали участие юристы СССР и даже такой страшный человек, как прокурор Вышинский (ввел положительные права на достойный образ жизни) приватизированы европейцами, точнее декларируются «либералами» как исконно европейские ценности. Историческая преемственность, бесспорно, имеет место быть, но, чертовски обидно, когда выясняется, что к списку замечательных прав человека, сформулированных весьма общим образом (как оно и должно быть), который является ядром «европейских ценностей» вдруг присовокупляются очень расширительно трактуемые права педерастов, лесбиянок, извращенцев, разжигателей межрелигиозной розни, курителей и глотателей всякой дряни. Далее вам, например, доходчиво объясняют, что если ты против гей-парадов, то ты против свободы совести и прав человека в целом. Это не что иное, как логико-лингвистическая манипуляция понятиями. Не так давно за рубежом мне довелось пообщаться с молодой девушкой, которая работает в киевской прокуратуре. Она меня между делом спросила, какая у нас волна мобилизации в ходе войны с Украиной. Я ей честно ответил и перевел разговор на тему проблем правоохранительных систем в наших странах. Посетовал, что доля оправдательных приговоров в судах составляет 1% и что с этим безобразием следует бороться. «То есть ты хочешь, что бы в судах все было по-европейски?», — спросила меня она. «Нет, милочка, я хочу, что бы суды были справедливые», — ответил я и напомнил, что в СССР доля оправдательных приговоров составляла в среднем 10%.


10. «Русский фашизм страшнее немецкого» или «Где вы видели бандеровцев на Украине!?». К русофобским националистам в странах Восточной Европы следует относится терпимо и с пониманием — это понятная и даже полезная реакция на годы имперской и советской оккупации. Они вовсе не фашисты. Русские националисты — асболютное зло по своей природе, фашисты плоть от плоти, кровь от крови. Если им дать власть, Гитлер и Эйхман в гробу содрогнутся от ужаса.

Могу привести пример подобного отношения: «Сегодня ночью я понял, почему российские националисты у меня вызывают чаще всего неприязнь, а украинские - приязнь. А потому что там они настоящие, живые, а тут - почти всегда либо ролевики либо садомазодрочеры. Воображаемые "бандеровцы" - это то чем хотели бы быть "русские националисты", если бы могли. Но правда, украинцам проще - у них есть развитая местная мифология об освободительной борьбе. А в России - развитая мифология о борьбе до победы. Поэтому "русский национализм" быстро упирается в дискуссию о том, кто на данном историческом этапе самый главный враг, и в этой дискуссии к сожалению и находит свой наивысший интеллектуальный расцвет». Это тоже мой коллега Михаил Немцев написал в фэйсбуке. Ну что же… Бывает… Сердцу не прикажешь. Зато честно признался в своих чувствах.

Двойные стандарты и все тут. По мне, так все фашисты одинаковые мерзавцы, по ком псы каторжные плачут и тоскует виселица. Ничего более не хочу комментировать. Лучше ты, дорогой читатель, прокомментируй.

Продолжение следует...

 
Винник Дмитрий Владимирович
Доктор философских наук, член Союза журналистов России