13:58
Поэзия тотального больше

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Тотальное больше. Для Евтушенко органично выступать со сцены, декламируя, провозглашая своё слово. Высокий худощавый человек буквально создан для такой ситуации. Но не только привлечение внимания естественно для свойств высокого роста. Люди такой организации, как правило, не выглядят суетливыми, что бы они ни делали на сцене. А ведь суета убивает всякий пафос. Может быть, и поэтому он не боялся выглядеть смешным ни с космического масштаба заявлениями, ни с фантастическими по яркости и сочетанию красок оперениями своих одежд – ему это не грозило. Зато с самого начало задавало ноту БОЛЬШЕ. И только на такой ноте он выстраивал и свою поэзию, и её предъявление. Пусть нас не обманывают его ссылки на своеобразную компенсацию обилия унылых лагерных одеяний людей, которых он видел в большом количестве в сибирском детстве. Нет, это – другое, конечно. Это – следование тотальному больше. Поэт в России – больше чем поэт. Одежда его – больше чем одежда. Отдых его – больше чем отдых. Поэтому иногда в последние годы взамен впечатления весьма пожилого человека он казался каким-то своего рода свободным от обычной гравитации Аватаром. Во всяком случае, чудилось, что он откуда-то из другой расы. Расы Больше. Взгляд его застывал в каком-то интегральном изумлении реальностью, и особенно – удивительными фактами своей жизни, когда он рассказывал о себе. В «небольших» людях это мимическое отражение проскакивает быстро, сменяя другие обычные выражения лица, и не воздействует так на других.

Так чувствовать язык. Когда смотришь записи с его ранними выступлениями в Политехническом музее, замечаешь по его жестам-повороту-головы-взгляду, как он проваливается в глубины языка, словно горный лыжник в пространства снежных склонов, испытывая не страх, а изумление перед открывающимися пространствами. Противоречивые обстоятельства, рамки, правила игры – всё это и вело его, и извлекало в нём неожиданные обороты речи. Спасительные иногда обороты речи. И прежде для него самого. Снятие противоречия – в слове, в формулировке отношения. Когда люди используют мат, чтобы отделить себя от неприемлемого поворота реальности, - это обычная бытовая ситуация самозащиты от разрушения невысказанной эмоцией. В поэзии Евтушенко не относит мат в тональность Больше. Здоровый сибирский стержень, проверенный временем. Есть в языке такие Больше, что мат – это игры подростков перед дверями реальности высокого русского (языка). Слово может убивать не только врага, но и самого себя. Или поддерживает, даёт силы жить и просто физические силы – мне лично довелось увидеть последнее на одной его творческой встрече в Академгородке.

Больше – это больнее. Не знаю, понимал ли Евгений Александрович это так прямо, но чувствовал именно так. Явно.
 
Виктор Трофимов
доктор физико-математических наук