13:58
Контекстное право и менталитет нации

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Глядя на события ближайшего времени в контексте украинской драмы, становится ясно, что международное право - это короткодействующий абсолют права самых успешных и сильных, уже только поэтому привечаемых богиней Клио. Ведь они совпадают с потоком жизни. Но право на абсолютную вершину успеха уже не только короткоживущее, но и всё менее реальное образование. Особенно хорошо видно, что международное право не работает там, где всё решает контекст событий.

Никто ещё в феврале не мог представить такой поворот в судьбе Крыма. Но контекст событий жёстко диктовал именно такой вариант дел. Заглянем в самые неприятные театры – военных действий. Вряд ли большинство войн начинается по одной только глупости, связанной с нелепыми (уже потом ясно) планами каких-то правящих групп. Нет, в какой-то момент выбор жёстко задаётся контекстом событий, и война началась. Вот как предвидеть развитие таких контекстов и вовремя их обойти?

Контекст осложняется в первую очередь непониманием менталитета наций, мультикультурностью способов мышлений. Предположим, что в актуальной политике отсутствуют просто добрые и просто злые люди. И присутствуют люди разных менталитетов. Скажем американцам с их менталитетом очевидно решительно непонятно, как, условно говоря, русские согласились на присоединение ГДР к ФРГ на таких странных условиях (под честное слово не продвигать НАТО на восток). Или сдать Крым в Беловежской пуще – это для них не переводимо на язык логики как национальная поэзия не переводима на язык другой нации.

Посему они ждут от нас в теперешнем контексте вполне определённых действий, совершенно логичных с их точки зрения, а именно развить успех воссоединения земель (они бы так железно поступили). Но мы-то ведь не этого хотим или не совсем этого, а может и совсем не этого. Но кто поверит? Менталитет накладывает шлагбаум на понимание.

Более того мы чувствуем отличия менталитета даже в одной нации между разными её поколениями. Спасает сложность, неоднозначность, нежёсткость системы отношений. Иначе всё бы уходило в разнос как в жёсткой системе дифуров. На самом деле для какого-либо менталитета бывает характерно восхищаться сильными сторонами другого – это и есть надежда на понимание. Так что, уважаемые менталитеты, давайте говорить друг другу комплименты.

Я, пожалуй, помещу здесь свой стишок «Слушая Окуджаву» – всё-таки 90 лет 9 мая ему будет – в котором осознаю пропасть и связь между его поколением и своим. И ещё один стишок – комплимент французскому менталитету «Символ Парижа».

Слушая Окуджаву

Нет уж лучше соль-минорная соната
одинокой скрипкой едко так звучит,
но не это вкрадчивое пение Булата,
размягчающее бронзу и гранит.

Если слаб был – то и откровенен.
Если откровенен – то и слаб…
В залах полных – уязвимость поколений,
закалённых и как сталь, и как Булат.

Они слабость открывали, удивляясь,
как теперь не новость грех почти любой.
Догадал же их негромкий белый аист
сон увидеть, где и воля и покой.

Виноградною лозою неслучайно
протянулись эти звуки в темноту:
там, где радость бродит и отчаянье
и надежда зреет – нет, не всё коту…

Временами соль-минорная соната
одинокой скрипкой у меня звучит,
но и это вкрадчивое пение Булата,
вдруг появится и тишину гранит.

Символ Парижа

Когда-то Вертинский, из-за границ
вернувшись в советскую уже Москву,
пригласил в ресторан на встречу-блиц
свою аристократическую, как теперь бы сказали, братву.
И вопросил, одно свободное место с удивлением зря:
«Кого не хватает?» И кто-то изрёк: «Царя!»

Так ищешь царя в панораме Парижа,
идя мимо арок, колонн, мостов, площадей и иже,
находишь в одном прихотливом углу:
он виден и сквозь ночную мглу.
Но то – не Монмартр, свысока озирающий град, и не Лувр, и
не Арка в конце Елисейских полей, паче не Тюильри.

И что как-то вовсе уж дивно
особенно для иностранца,
что это не символ эпохи Гимна,
влетевшей с размаху в альков Корсиканца.

Как просто и ясно! – увидели люди,
и мы принимаем, опешив слегка,
в ажурном, воздушном техническом чуде
и корне французском во всех языках –

то бог Инженерный,
восставший у Сены,
по праву пребудет
и здесь и в веках.

 
Трофимов Виктор Маратович
Доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой НГПУ