13:58
Время бюрократии и пространство для активности

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Тем для поста много: а)наш капитализм: есть люди, которые убирают лес между Ниж.Ельцовкой и Щ; есть люди, которые - тоже добровольно - ездят и покупают (десятки пакетов) продукты старикам в своём подъезде; б) наш капитализм: есть люди, которые создали и продают пачку Арбидола (лечение соплей!) в аптеках по 740 руб.; есть люди, которые из жадности допустили снижение качества алтайских сыров и теперь покупаем всякие дальние.
Людей а) очень мало, но есть же. Людей б) много.

Луна твёрдая!

Помните, как развивалась в совершенно неизведанном научном направлении советская космонавтика? Но как преодолевались бесконечные согласования конструкций, проводились закупки материалов, оборудования и прочего всего? Известно, что Королёв обладал полномочиями брать многие риски на себя, законов о закупках не было, заявки на гранты по всей форме он не писал. Не могли выбрать, например, конструкцию спускаемого аппарата спутника из-за неопределённости механических свойств поверхности Луны (надёжных данных не было), так он написал на документах «Луна твёрдая» и подпись: «Королёв». И согласованиям – конец. Но в наше время так не получится: есть процедуры согласования, регламенты, законы, акты – сервисы бюрократии.
Что в результате ? Обращаем внимание: частная компания в США создала свой космический челнок и уже проведён пуск, стыковка со станцией, возвращение. Правительство США будет закупать эти челноки в будущем. Президент Путин по ряду его вполне однозначных высказываний надеется на развитие частного предпринимательства в сфере некоторых стратегических оборонных отраслей. Почему? Это казалось бы слишком рискованно - отдавать в частные руки вопросы безопасности на высшем уровне. Однако, это меньшее из зол. Административный аппарат государства в лице чиновников как субъект, организующий и контролирующий эту деятельность (вторым субъектом которой выступают научно-технические коллективы) есть зло не сопоставимо большее. Почему?
Чёрная власть сервиса

Вы заметили, что означает грантовое финансирование фундаментальной науки и за рубежом и у нас? По форме взаимодействия Фонда с проектом это сервис. Как во всяком сервисе здесь два субъекта: Фонд (чиновники) и руководитель научной группы. И как во всяком сервисе до мельчайших деталей прописывается регламент деятельности с детальным промежуточным контролем. Шаг вправо, шаг влево – почти невозможное действие. Какой уж тут побочный результат, который, как всем известно, в научном исследовании нередко важнее результата планируемого. Руководитель проекта озабочен бременем подтверждать ожидаемые результаты и что-то оставлять для новой заявки – там опять надо всё прописывать и получать результат по прописанному. Фонд(чиновники) озабочен регламентом (протоколом) действий – и только этим.
Дальше, пусть грант получен в вузе, и его руководитель намерен закупить материалы (реактивы, некоторые приборы и т.п.) . Тут он встречается с двумя сервисами: федеральным законом о закупках (в лице первого субъекта деятельности) и с бухгалтерией своего вуза (тоже первый субъект деятельности). Два сервиса, два первых субъекта соответствующих сервисов и два вторых субъекта (в лице которых сам руководитель проекта). Что творят два первых сервиса – не мне вам говорить. Они вовсе не злые сами по себе, они хуже – такова их природа как сервисов. Они согласно своей природе бьются за чистоту регламента: меньше закупок – чище регламент и чище поле документов перед выше стоящим сервисом – вот и вся нехитрая логика бюрократического сервиса. Отличие в работе западных фондов, дающих гранты, например, в английском вузе, правда, в том, что первый субъект (Фонд) там стимулирует цепочку от идеи до создания венчурного предприятия и в итоге (с некоторого года его работы) вполне ощутимого (не всего далеко!) возврата денег с прибыли предприятия. То есть Фонд заинтересован не только в регламенте самом по себе, а имеет интерес материальный в деле – отсюда акцент не на бумагу, а на дело. Наши государственные фонды, имея один лишь бюрократический интерес, по определению своему призваны деформировать науку в сторону псевдоцелей (то есть целей, не имеющих внутренней логики живого научного организма-коллектива ). То же самое федеральные целевые программы призваны навязывать свой сервис-регламент, ориентируясь под умозрительные благие цифры псевдоплана по поголовью молодых ученых, количеству защит и т.п. Но ведь живое дело может развиваться по своей внутренней логике. По внешней логике формируют Франкенштейна.
Основная характеристика сервиса, его кредо, его преимущество по сравнению с другими формами деятельности, начиная от рабского труда, это его, сервиса, оперативность (скорость выполнения). Для бюрократического сервиса – это скорость принятия отрицательного (тормозящего) решения, эффективно воспроизводящего сам бюрократический сервис, делая его бессмертным.

Территория активности

Если основные бюрократы (помним, что без них вообще-то обойтись нельзя), влияющие на большинство решений проживают на одной территории с носителями активности (в нашем случае научно-технической), то они заинтересованы в процветании себя не только напрямую, но и опосредованно - процветанию себя через процветание территории. Поэтому в век технологического общества с бюрократией, технично распиливающей бюджет в своих интересах, чрезвычайно эффективны наукограды с собственным статусом, со своей таможней, своими упрощенными регламентами, но и то в том случае, если попечительский совет ревностно следит за эффективностью этой бюрократии. Сегодня же такая форма финансовой бюрократии, которая имеется, скажем, в условиях вуза – сравнительно небольшой территории с общими, казалось бы, интересами, те не менее, диктует вам сверхсложный регламент: проверено лично – купить новый обычнейший замок для какой-либо аудитории (со сломанным замком) обойдётся вам хождением между 12-14 подписей конкретных лиц. О каком научном прорыве мы мечтаем? А чтобы освоить до конца декабря деньги по гранту сколько нужно подписей? А чтобы ввести в строй принципиально новую космическую ракету (летаем всё ещё на королёвских), сколько нужно подписей? Административный аппарат государства обеспечил себя работой, а нас своим сервисом навеки.
Ну так что же, поможем Путину, создадим Центр науки и техники в Новосибирске? Для этого нужен как минимум статус наукограда и территория ограниченной бюрократии. Ограниченной, конечно, законом. Законом наукограда.

 
Трофимов Виктор Маратович
Доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой НГПУ