13:58
Почему надо остерегаться мата?

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Почему мат в среде свободных людей считают ненормативной, неприемлемой в обычной ситуации лексикой? Некоторые возражают, говоря, что мат наиболее точно выражает суть секса и потому удобен и не без удовольствия пользуются им повседневно. Однако нужна ли нам такого рода точность и почему возникло табу?
Человека от животного отделяет не так уж много. Иногда так и говорят: человек звереет, то есть переходит некую границу, покидая пределы человеческого в человеке. Однако даже очень голодного человека трудно довести до такого состояния, что он согласится есть человечину (оставим случаи патологии). Но ведь и звери не все едят своих, скорее не едят. Так что даже с инстинктом голода не просто обстоит. Гораздо сложнее выглядит практика инстинкта продолжения рода. Когда речь идёт о том, что мы называем сексуальной стороной жизни, требуется напряжение ума, чтобы не угодить в пошлость. Почему?
Потому видимо что в этой теме проходит граница человеческого, через которую переходить нельзя или весьма нежелательно даже на секунду. Чуть забежал за неё и уже как бы не человек для рядом находящихся людей. Дело даже не в самих по себе табуированных словах. Всегда можно заметить, что их поток у одного – не то, что даже одно слово, соскользнувшее с языка другого. Тем не менее в любом случае мат звучит вероломно для уха, будь он мужиковым, лагерным или гламурным. Просто вызывает разные степени омерзения. Такова плата даже за секундный выход из стаи человека.
Почему всё же возникло табу на мат? Природа, как бы подсказывая, поместила вожделенные для полов детородные органы в непосредственной близости с органами выделения отходов. Словно говорит природа: противоположности крайнего удовольствия и крайнего неудовольствия сходятся, соответственно надо быть крайне осторожными на границе. Чтобы не вляпаться, человек в этой деликатной ситуации придумал поэтизацию половой любви. От самого по себе полового акта до поэзии достойного человека переживания этой стороны бытия пролегла бездна. И вся человеческая история. Даже само по себе безобидное слово секс в высшей степени непоэтично, не говоря о возможности мата в поэзии. Тут уж поэты придумывают разные эвфемизмы – смягчающие заменители, если совсем не могут обойтись без деталей.
А началось всё согласно мифу с Адама и Евы. Не будем заблуждаться: Адам и Ева были далеки от стандартов человеческой красоты (уж совсем не такие как их изображают живописцы), ведь они даже не замечали, что бродили голыми созданиями. И только, вкусив плод от древа познания, испытали стыд от своей голопопости. А дальше уже человеческий ум шлифовал или помогал шлифовать идеал красоты на тонкой материи шёлка, облегавшего всё более и более стройную фигуру.
Дальше больше – вот появляется у человека нечто совершенно новое – одетая в метафоры речь. Ещё Эзоп поведал всем окружающим возможности иносказаний в речи. А уж когда оформилась поэзия, красота тела и души человека стала развиваться быстрее, хотя до массовой гигиены тела и души было ещё далеко. Религия помогла духу человеческому встать с колен, очистить душу. А науки и искусства подняли дух на великие высоты.
В настоящее время с гигиеной тела всё в порядке, но грязью мата смердят многие человеческие существа. Словно речь сама по себе стала голой речью и человек на уровне речи вернулся во времена Адама и Евы. Только теперь он не замечает голопопость своей речи, в отличие от того времени, когда человек не замечал просто своей голопопости. Где же произрастает то древо познания, вкусив от плода которого человек устыдится своей голой речи? Ранее таким древом познания речи служил любой взрослый интеллигентный человек. Куда он пропал?
С одной стороны он мог пропасть в дебрях технократической культуры с её упрощенным технократическим языком, лишённым намёка на поэтичность и потому удушающим для столь долго и трудно взращённого человеческого в человеке. С другой стороны взрослый искушённый в образовании дядя (мой опыт – из любого почти социального слоя) или тётя (вспомним фотогалеристку москвичку Свиблову по её же публичному признанию) используют мат при взаимодействии с другими людьми как подарок компромата на себя с целью войти в доверие, безусловное доверие. При этом отсутствие мата как бы могут счесть за скрытность, двуличность, а как тогда такому доверять? Вот, думается, каков нехитрый механизм разрушения разоблачения одетой веками и богатством культуры языка повседневной речи. А затем голенький в своей речи человек уже и не замечает своего мельчания и одичания. Так он освобождает площадку для новой религии или как-то по другому называемой общественной идеи, ибо ведь, как показывает история, человек в своём устойчивом состоянии не может пребывать голым ни телом, ни речью. Так ушли в небытиё и Римская, и византийская империи – перестали следить за речью и параллельно, конечно, погрязли в грязи разврата. Христианство голыми руками прибрало мир, потому что оно было прежде всего за одетую речь и одетого человека, говоря и буквально, и фигурально. Готовы ли мы утратить свою идентичность, угодив в баню при морге, где все голые, или будучи пока ещё в предбаннике, обратим внимание на свою речь?
Откуда Достоевский взял формулу: красота спасёт мир. И отсюда тоже. Эстетическое отличает человека от животного, а за ним уже всё остальное следует. Так что же будем продолжать держать грязь во рту:)?

 
Трофимов Виктор Маратович
Доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой НГПУ