13:58
Семь раз отмерь …

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Константин Александрович поднял вопрос тяжёлый. Уехать молодому человеку на вечную жизнь за границей или строить в России свою дорогу? Я прошу откликнуться и здесь тоже и тех смелых, кто давненько уехал туда. Знаю, что многие там теперь думают по этому вопросу не так прямолинейно, но говорить отрицательно - это вроде бы признавать свой неверный выбор. Однако, дело не в оценке выбора – человек, может быть, именно так постигает такие глубины философии жизни, которые никогда бы не постиг иначе и это есть главный смысл тогда. Попробуйте быть до конца смелыми, скажите честно своё мнение.

«Догадал же бог мне с моим умом родиться в России!» написал в частном письме когда-то Пушкин. Он в этой фразе и пеняет богу, и досадует, и гордится отчасти, и принимает данность вызова бога… Но только не отстраняет Россию, только не это.
Но мы то с вами приплыли: девочка родилась в 1986 под горячие речи Горбачёва и вот результат всех реформ мы имеем такой честно сформулированный в девяти причинах уехать от них, а заодно и от России. Именно от России, а не из России – почувствуйте разницу.

Человек – существо сугубо историческое. Значит почти все 25 лет жизни девочки – это отрицательная личная история или сложилось отношение к личной истории в среде России отрицательное. Эх была бы за границей ещё одна Россия, такая же с русским языком, но во всём благополучная. Вот бы куда надо было немедленно устремиться. Жаль, таковой нет. Но и это, боюсь, был бы не выход. Я говорил в Германии с простыми немцами на улице, когда путешествовал по выходным на велике. Косвенно выяснил, что восточные немцы не сблизились с западными, не смотря на воссоединение. Язык тот же, а часть истории не общая и уже пропасть легла между ними. И меня обязательно спрашивали: «а вы здесь временно или совсем останетесь?» Отвечаю, что уеду через месяц, и они с явным одобрением вздохнут так коротко (это восточные немцы, которых я встретил в западной части).

Казалось бы, мы постоянно предаём родину. И когда из села едем поступать в вуз и остаемся в городе, и когда город меняем на Москву, и когда новую семью создаём, «полюбив» других. Но эти разрывы всё же как-то, но связаны и крепко друг с другом, эмоционально хотя бы. А полёт за границу на вечное поселение это другое. Спасает некоторых ярчайшая художественная память (вспомним художника Марка Шагала, который до 90 с лишним лет писал за границей картины на темы родного своего Витебска и только Витебска, подчеркнём). Но на память надежды всё же нет: та другая жизнь её перебьёт, а нового детства уже, увы, не случится.

Я вот смотрю, отчего умирает старый человек? Если и не болеет особо. У него память слабеет сильно (особенно после пережитых когда-то инсультов) и, смотришь, он становится существом без истории, а значит, человек в нём заканчивается и он тихо, смиренно угасает. Вот кстати был у меня в 2009 стишок:

Восьмая примерка
Семь раз отмерь…(Русск.пословица)


Жизнь включает примерку одежд
и хотя бы во сне – ситуаций.
Быт очерчен – и без надежд.
Вот и снится: я – в эмиграции.

Сон
В понедельник не вижу Архангельского
и гостей его за «Тем временем».
И Погудина тенор серебряно-ангельский,
не умерит текущую звуков дребедень.

Ни «Культурную революцию» не ругнуть,
ни «Что делать?» не озадачиться.
Хлёстким словом швыдким подзадориться чуть,
Третьякова заходом на мысли зачатие.

А по вторникам слово формата «Апокриф»:
и Лунгин иль Ивáнов влезали в экран.
Я не враг телевиденья, нет – напротив,
хоть по опыту знаю, что, в общем-то, это дурман.

Как и все я ныряю в язык наш с утра.
Ну и что же теперь: не видать процедуры?
Только литеры чуждые у жиденького шатра
моего в поле чудной чужой литературы.

Реплик вроде «комише ситуацьён»
(вместо: «вот умора! козлы! нагадили!»)
слышать буду отмеренный порцион,
проходя по асфальту хламом заваленному.

И томов синих бремя поэтической серии
я, конечно, не взял, как не взял озерца.
Ведь домище огромный русской поэзии
не разъять, не отъять у пейзажа лица.

Отползли, тихо кончились мантры заветные,
по сети их искать да не переискать;
угасают вопросы вотще безответные,
и я падаю гирей пустой на кровать.

Наполнялся бочонок под лотком влагой доброю
и вобрал он немало благодати небес.
Да сорвался сучок из досочки дубовой,
протекла вся водица чрез дефекты древес.

Продолжение сна

Заменили бочонок на ёмкость железную,
климат тоже сменился, заработал лоток.
Быстро снова собрали влагу полезную
да ещё три цистерны заготовили впрок.

Здесь не ставят вопросы, здесь находят ответы.
Мантры новые выползли – недостатка в них нет,
Стали лучше матрасы, больше в комнатах света,
а какие возможности ещё даст Интернет.

Поиск истины кажется разговорцем на кухне,
если мысли внедряются, если сервисы пухнут.
Я не то чтоб сливаю Третьякова с Архангельским,
бытие поднимаю до гармонии празднества.

Языка достигаю силы внутренней пения,
эта речь не чужая – мы летим со вселенной.
Сферой музыки связаны мы для музыки сфер,
не поштучно ль купить нас хотел Люцифер?

Я лечу над озёрами, подо мною Гранд-шар,
аэробус сближает, удаляя ландшафт.
И поэзия действия окрыляет не меньше,
открывая моё, но другое dimention.

Deutschland ль, Ruβland ль uberalles
Du bist Mutter ich bin Sohn.
Этих ритмов Стенькин адрес
бьётся в сердце в унисон.

Пробуждение
И не важно, где я стану
говорить, что солнце встало?

Русский итог
Не закончилась примерка,
опрокинулась восьмёрка.

Мантра
Человек не исчерпаем.
Как река. Пример – Чапаев

 
Трофимов Виктор Маратович
Доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой НГПУ