13:58
Что есть время в наше время?

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Что есть время, как его понимать нам простым людям, не физикам, не математикам, да и не философам, - примерно так ставит вопрос Виталий Третьяков в своей программе «Что делать?», приглашая тех и других обсудить свой вопрос. Каждый (и в целом паноптикум - ну так уж мы смотримся такие разные) сыграл как мог и всем спасибо.

Трудность в том, что мы сами живем во времени. Значит вопрос надо уточнить: как время можно описать по его восприятию? Счастливые вообще его не замечают, как известно. Но разговор такой имеет смысл ещё в том аспекте, как мы, обыватели, воспринимаем время в 21-веке. Неужели так же, как и в 19-ом?

Классическая и квантовая (фактически) механика не может помочь. Уравнения механики обратимы, а время необратимо течет в одном направлении, или, как говорят, имеет «стрелу времени». Значит время в этих уравнениях – фикция, строго говоря. Статистическую физику долго считали полуэмпирической моделью. Потом согласились, Илья Пригожин это фиксировал, что случай все же имеет прямое отношение к фундаментальной науке, Бог (увы для Эйнштейна) похоже играет в кости.

Можно воспользоваться приёмом: клин клином вышибают и привлечь почти столь же сложное понятие, каким является, например, информация. Она вроде бы не материальна – лишь её носители материальны – и она существует… Вот как она существует? Если взять флешку с «записанной» на ней информацией, то окажется, что это скорее временный носитель информации с ударением на временный. Из-за этого ударения существует научная проблема хранения информации в веках. Если мы далее приглядимся, то увидим, что информацию или получают, или дают, то есть она по преимуществу – в процессе и, значит, во времени. Не будет большим преувеличением сказать, что информация хотя она и не материальна, но всегда существует во времени.

В физике есть такие частицы, например, фотоны (свет), которые существуют только в движении, масса покоя у них равна нулю. Можно даже сказать, что свет – фотоны – это и есть время, всегда летящее, никогда не останавливающееся (в естественных условиях). Те фотоны (и время), которые когда-то коснулись вашего пра…прадедушку и даже в целом информация о его движущемся фотооблике ещё живы и летят не так уж далеко от нашей солнечной системы и похоже умрут только со всей вселенной.

Событие – это единственная, надо полагать, метка времени. И информации. Если мы не смогли воспринять хоть какие-то события, то мы говорим, что попали в полосу безвременья. Такого конечно быть не может, но просто мы не смогли зафиксировать или отыскать события. Представим ужас реанимации: на экране осциллографа ровная линия. Она не несёт никакой информации кроме той, что человека нет. Малейшее этой линии искажение – уже информация о человеческой жизни, уже фиксация человека во времени его жизни. Вот появились отчетливые колебания, то есть информация о их частотном спектре, амплитудах – о времени продолжающейся жизни здесь и сейчас.

Возьмём другое сложное понятие: современная русская поэзия (Межирову, кстати, юбилей). Определить её напрямую также трудно, как и просто реальность, которую трудно понять просто в лоб (получить - можно). Реальность интересно воспринимать с помощью сказки, как, например, правильно квалифицирует свой «Экипаж» режиссер Митта. Так и современную русскую поэзию, по-видимому, лучше воспринимать через посредство носителей особого менталитета, характер которого можно обозначить как густосообщительный. Именно эта его черта видимо работает. Так Алексей Бегак в своей программе «Правила жизни» задаётся вопросом «А что такое современная русская поэзия?» и соответствующий приглашённый человек находит её в творчестве эмигрировавшего в Израиль поэта (приводит впечатляющее стихотворение). Не эта ли счастливая густосообщительность проглядывает и в приведённом Мандельштамом в "Разговоре о Данте" образе поэзии как плотной ткани орнамента, которой должна достигать настоящая поэзия естественно и свободно? А ведь замечено (например, полиглот А.Петров), что язык, любой фактически, в наше время развивается в сторону рациональности, то есть скорее сетки, чем плотной ткани. Поэзия от этого страдает, как нетрудно заметить.

С пространством, кажется, легче. Если мы видим светлую пустоту на пейзажах известных художников, то мы говорим: как много воздуха, но, отметим, отнюдь не пространства. А вот пространства много на пейзажных картинах Брейгеля и знаем почему: многочисленные крохотные и побольше фигуры людей чрезвычайно удачно метят то, что мы воспринимаем как пространство. Нет меток – нет пространства. Также в современных интерьерах жилых комнат. Вариантов хороших, правда, не так много – это висящая стереометрия светильников или псевдосветильников, живые растения или висящие живописные сухие корни-ветки. А листопад? А снегопад? С нетерпением ждём - они снова начнут открывать пространства.

Интересно уточнил теперь Александр Архангельский название своей программы «Тем временем». Теперь это ещё и смыслы – удачные метки скорее пространства, но и времени тоже. Смыслы могут создавать организованное пространство. Тогда говорят: в "Анне Карениной" своды-смыслы сюжетных линий и главных идей соединяются как своды - своды хорошо отстроенного храма.

Поэты, писатели и издатель были и у Михаила Швыдкого на "Агоре" (крайне удачный выпуск). Андрей Геласимов сформулировал критерий отличия графоманства от литературы тем, что указал на непреложную особенность литературного произведения. Уже в первом абзаце должно быть помечено пространство: и вторым, и третьим планом должно быть показано, что писание не о том, что тут писание. Дмитрий Быков говорит, что произведение всегда создается под прессом пережитой боли и является способом освобождения от неё. Тут же вспоминается роман Шолохова «Тихий Дон», и действительно начинаешь вдруг воспринимать его в аспекте боли, невыносимой преследующей боли человека (Шолохова) сжатого этой болью со всех сторон после тех ещё свежих событий, в том пространстве, меченном так ярко и кроваво, что эта реальность зафиксировалась навсегда литературой и, прав Быков, по ней – литературе – мы её – реальность – только и исключительно и воспринимаем. Писатели помогают создать обозримую модель реальности. А дальше у же дело привычки, которая, как известно, вторая натура.
Так что есть время в наше время?
 
Виктор Трофимов
доктор физико-математических наук
Травников пообещал жестко следить за ремонтом дорог
Мужчина в пропал в центре Новосибирска
В Пасхальную ночь запустят автобусы и закроют дороги
Члены «Артподготовки» заслушали приговор за подготовку бунта
Травников предложил вузам готовить кадры для нацпроектов
Регион объявил конкурс на новую ледовую арену за 5,7 млрд
Горсовет отказался увеличивать долю партийных списков
Пожарные отстояли целый поселок после неудачного пала травы
«Монополия на алкоголь спасет жизни и поможет экономике»
«В память о моем Саше»: мать требует наказать врача ЦРБ
Хищение электроэнергии может привести к уголовному делу
Новосибирские полицейские получили государственные награды
Пожарные спасли трех человек из задымленного общежития
Пять школ появятся в Новосибирской области до конца года