13:58
Опера «Тангейзер» и право на свободу совести и вероисповедания

БЛОГИ на Сибкрай.ru

С чьей-то подачи сегодня в общественном сознании укрепилось, что в нашей стране существует законодательство о защите чувств верующих. Смею уверить, такого законодательства в России нет и в существующей системе права быть не может.
Так, в статье 2 Конституции РФ закреплено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.
В статье 18 Конституции РФ закреплено, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими; они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
Частью 3 ст. 17 Конституции РФ установлено, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Причем это конституционное положение в равной мере относится как к праву на свободу совести и вероисповедания (статья 28 Конституции РФ), так и к праву на свободу творчества (статья 44 Конституции РФ).
В статье 128 Гражданского кодекса РФ перечислены объекты гражданских прав, подлежащие защите государством: вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.
В части 1 ст. 150 Гражданского кодекса РФ перечислены нематериальные блага, подлежащие защите, которые не могут отчуждаться, передаваться кому-либо: жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона.
Таким образом, государство признает, соблюдает и защищает права и свободы человека и гражданина, а не чувства.
Соответственно, статья 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях» Кодекса РФ об административных правонарушениях, по которой прокуроры пытаются привлечь к административной ответственности директора НГАТОиБ Мездрича Б.М. и режиссера-постановщика оперы «Тангейзер» Кулябина Т.А., находится в главе 5 данного Кодекса, которая называется «Административные правонарушения, посягающие на права граждан».
Статья 148 «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» Уголовного кодекса РФ, по которой сегодня следователи Следственного комитета РФ проводят процессуальную проверку на предмет наличия в действия Мездрича Б.М., Кулябина Т.А. и других лиц признаков данного преступления, находится в главе 19 этого Кодекса, которая называется «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина».
Чувства человека и гражданина не могут быть предметом правовой (судебной) защиты, чувства - они внутри каждого из нас, они субъективны по своей природе. Государство законами регулирует и охраняет отношения в обществе, то есть ту субстанцию, которая находится вне человека, а не внутри его. Предоставляя гражданам права и свободы и возлагая на них обязанности, государство тем самым выполняет регулятивную функцию; привлекая же граждан к ответственности за нарушение прав и свобод и за неисполнение обязанностей, государство выполняет охранительную функцию. Чувства человека и гражданина могут защищаться лишь опосредованно, через защиту прав и свобод, но не могут защищаться сами по себе.
Так, человек, потерявший имущество в результате кражи, безусловно, страдает, страдают и его чувства. Но, привлекая похитителя к уголовной ответственности, государство защищает не чувства потерпевшего, а его право на похищенное имущество.
Точно так же страдают чувства человека, в отношении которого распространена клевета. Привлекая клеветника к уголовной ответственности, государство также защищает не чувства потерпевшего, а его нематериальные блага (личные неимущественные права): достоинство, честь, доброе имя.
Применительно к верующим государство может и должно защищать лишь их конституционное право на свободу совести и вероисповеданий. И только через защиту этого права опосредованно могут защищаться религиозные чувства граждан.
Но, еще раз подчеркиваю, религиозные чувства граждан не могут быть предметом правовой (судебной) защиты. Это очень важно для понимания того, что сегодня происходит вокруг оперы «Тангейзер»!
Теперь попробуем разобраться, за какое такое нарушение прав и свобод верующих граждан прокуроры пытаются привлечь Мездрича Б.М. и Кулябина Т.А. к административной ответственности по ч. 2 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях.
Вольно или невольно, прокуроры в своих действиях и решениях сбиваются на защиту чувств верующих, чего быть не должно. Прокуроры обвиняют Мездрича Б.М. и Кулябина Т.А. в том, что, осуществив 20 декабря 2014 года публичное исполнение оперы «Тангейзер» на сцене новосибирского оперного театра, они умышленно публично осквернили предмет религиозного почитания в христианстве – Евангельский образ Иисуса Христа. Тем самым, прокуроры пытаются Евангельский образ Иисуса Христа сделать предметом правовой (судебной) защиты. Возможно ли это? Думаю, в сфере сегодняшних правоотношений это невозможно по следующим причинам.
В силу вышеприведенных правовых положений для того, чтобы какой-то образ стал объектом правовой (судебной) защиты, кто-то (гражданин, юридическое лицо, государство) должен обладать правом на данный образ. То есть, такой образ должен быть одним из объектов гражданских прав, перечисленных в статье 128 Гражданского кодекса РФ. Если право на этот образ ни у кого не возникло, соответственно, он, образ, не может подлежать правовой (судебной) защите.
Исходя из этого правового постулата, законодателем и сформулирована часть 2 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях, которая устанавливает административную ответственность за умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо за их порчу или уничтожение.
Таким образом, предметом защиты части 2 ст. 5.26 КоАП РФ является один из объектов гражданских прав - предметы (вещи), поскольку наличие и сохранность данных предметов позволяют верующим реализовать их право на свободу совести и вероисповеданий. Например, верующие не смогут осуществить молитвы, богослужение в случае, если кем-то будут осквернены, повреждены или уничтожены иконы и другие используемые при богослужении предметы. Тем самым, верующие не смогут в полной мере реализовать свое право на свободу совести и вероисповеданий.
В отличие от предметов образы неовеществлены, а потому образ нельзя именовать предметом (вещью). Художник материализует собственное представление об образе, конечно, если он его не копирует с художественного полотна, со скульптуры и т.д. Воспроизведение художником образа на сцене театра не может воспрепятствовать верующим реализовать в полном объеме их право на свободу совести и вероисповеданий.
Насколько известно, сегодня никому, в том числе, православной церкви, не принадлежит право на Евангельский образ Иисуса Христа. Соответственно, данный образ не является объектом гражданских прав и не может подлежать правовой (судебной) защите. Поэтому сегодняшний спор вокруг оперы «Тангейзер» может решаться лишь в сфере культурологии, в том числе, через достижение общественного согласия. Не надо забывать и том, что существует такой регулятор общественных отношений как мораль. К сожалению, о ней мы все больше забываем!
В подтверждение всего вышесказанного хочу дополнительно привести еще один довод.
Содержание права на свободу совести и свободу вероисповедания раскрывается в статье 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях". Пунктом 6 статьи 3 данного Федерального закона установлено, что воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом; проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.
Таким образом, из этой нормы Федерального закона следует, что запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом не всякое умышленное оскорбление чувств граждан в связи с их отношением к религии, а только то, которое СОПРЯЖЕНО с воспрепятствованием осуществления права на свободу совести и свободу вероисповедания. Кстати, отношение к религии может быть разным у верующих и у атеистов, в связи с этим данная норма одинаково защищает как верующих, так и не верующих.
Также из этой нормы Федерального закона следует, что проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, НЕ ВБЛИЗИ объектов религиозного почитания не запрещено.
Из всего вышесказанного можно сделать лишь один вывод: спор по поводу оперы "Тангейзер" сегодня не может и не должен решаться в суде.

 
Геннадий Шишебаров
Адвокат