13:58
КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ ИЛИ СНОВА О ДОБРЕ И ЗЛЕ

БЛОГИ на Сибкрай.ru

В числе новостей последних дней в средствах массовой информации сообщается о том, что депутат Ирина Яровая («Единая Россия») выступила с новыми антикоррупционными инициативами. Она внесла в парламент законопроект, который предполагает введение еще больших сроков заключения для лиц, замеченных в расхищении бюджетных средств (до 15 лет). Мне кажется, эта женщина очень хочет походить на покойную ныне «железную леди»!.. Внешне привлекательная, симпатии она почему-то не вызывает. К чему я это?
Наше общество давно разделилось на тех, кто выступает за смягчение уголовного наказания и на тех, кто ратует за его ужесточение. Тех, кто видит спасение от преступности в увеличении числа «посадок», наверно, больше, чем тех кто, считает, что с преступностью надо бороться не только «посадками». Этим часто пользуются политики: массы требуют, а мы как массы; нате вам, пожалуйста, новый закон, по которому мы будем «сажать» не на 5, на 15 лет. Президент вон требует увеличить количество «посадок»… На этой волне целый ряд депутатов ГосДумы призывают отменить и мораторий на смертную казнь. И мы все время качаемся на качелях в вопросе уголовного наказания: то смягчаем его, то ужесточаем, то смягчаем, то ужесточаем… При этом Россия остается в лидерах по числу своих граждан, которые получили «воспитание» в местах лишения свободы. И по уровню преступности мы тоже стабильно удерживаем первые места.
Можно ли под страхом уголовного наказания, например, заставить не убивать того, кто склонен к совершению убийств, кто способен убить? Думаю, нельзя. Человек, способный убивать, все равно убьет, попав в определенные обстоятельства и в определенные условия (о маньяках я вообще не говорю); человек, не способный убивать, никогда не убьет. Точно также, человек, имеющий внутренний стержень, честь, достоинство никогда не возьмет взятку, а не имеющий этого стержня все равно ее возьмет.
Цели уголовного наказания определены в части 2 статьи 43 Уголовного кодекса РФ, где записано, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.
Виды наказаний определены в статье 44 Уголовного кодекса РФ. Их всего тринадцать:
- штраф;
- лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;
- лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;
- обязательные работы;
- исправительные работы;
- ограничение по военной службе;
- ограничение свободы;
- принудительные работы;
- арест;
- содержание в дисциплинарной воинской части;
- лишение свободы на определенный срок;
- пожизненное лишение свободы;
- смертная казнь.
По поводу цели восстановления наказанием социальной справедливости… Я думаю, эта цель наказания в последний Уголовный кодекс перекочевала из нашего революционного прошлого, когда казнь признавалась высшей мерой социальной справедливости. Наверно, мы никак не можем расстаться со своим революционным прошлым, а может быть и даже с более древним прошлым. Сегодня все признают, что содержанием уголовного наказания является кара, которая и обусловлена необходимостью восстановления социальной справедливости. И наоборот! Таким образом, в основе уголовного наказания лежит месть, наверно, далеко не самое лучшее из человеческих чувств.
По поводу такой цели наказания как исправление осужденных… Думаю, обозначение этой цели в Уголовном кодексе РФ - это тоже наследие прошлого Уголовного кодекса РСФСР, в котором одной из целью наказания осужденных провозглашалось их перевоспитание. Давайте, скажем честно: тюрьма не перевоспитывает и не исправляет человека.
Таким образом, из трех обозначенных в статье 43 Уголовного кодекса РФ целей практической, необходимой и оправданной является лишь одна - предупреждение совершения новых преступлений.
В целях уголовного наказания сегодня не обозначена цель восстановления прав потерпевших и/или заглаживание причиненного им вреда! Посмотрите, ни одно из тринадцати видов наказаний не направлено на достижение этой цели. Ни одно из этих наказаний, начиная от штрафа и заканчивая пожизненным лишением свободы и смертной казнью, не направлено на то, чтобы восстановить права потерпевших или как-то загладить причиненный им вред: штраф – в пользу государства; принудительные работы – опять же в пользу государства; лишение свободы – это дополнительная нагрузка на общество, на налогоплательщиков. Потерпевшим законом предоставлена только возможность насладиться карой, местью и не более того. Приведу конкретный пример, чтобы было понятнее.
На днях в качестве адвоката в суде по уголовному делу я приступил к оказанию юридической помощи одному потерпевшему. В данном деле подсудимый обвиняется в особо крупном мошенничестве. Ситуация по обвинительному заключению – обычная для нашего времени. Два участника общества с ограниченной ответственностью, имевшие доли по 50 процентов в уставном капитале общества, до поры до времени совместно вели бизнес. В какой-то момент их отношения испортились и один из участников (подсудимый), воспользовавшись правами единоличного исполнительного органа, тайно, обманув другого участника, произвел отчуждение всего недвижимого имущества общества в пользу третьих лиц и в свою пользу. В результате, организация, некогда обладавшая собственностью, осуществлявшая производство, оказалась пустышкой. Ущерб, причиненный потерпевшему, следствием оценивается в несколько миллионов рублей. И хотя это произошло несколько лет назад, до сих пор подсудимый не возместил потерпевшему ни копейки. Судебный процесс тянется уже несколько лет, все эти годы подсудимый, являясь представителем самой мирной профессии, находится под подпиской о невыезде (это свидетельствует, по меньшей мере, о том, что он опасности для общества не представляет). За годы судебной тяжбы потерпевший понес еще и существенные издержки, оплачивая помощь адвокатов, тратя время на бесконечные судебные заседания. Моему доверителю важно, чтобы были восстановлены его имущественные права, и он не жаждет, чтобы подсудимого отправили в колонию. При этом потерпевший понимает, что в случае признания подсудимого виновным, с учетом тяжести содеянного ему, подсудимому, скорее всего, будет назначено наказание в виде лишения свободы. А это означает, что имущественные права его, потерпевшего, восстановлены не будут... Вот и получается, что в данном уголовном деле цели сегодняшнего уголовного наказания не соответствуют ни интересам потерпевшего, ни интересам общества.
Убежден, нам сначала надо переосмыслить цели уголовного наказания, заново их определить, а уж потом определиться с видами и мерами уголовных наказаний. Может быть, тогда наше общество станет разумнее, гуманнее, добрее, справедливее и перестанет быть лидером по числу тех, кто прошел через места лишения свободы! Может быть, тогда и преступности у нас станет меньше!
На мой взгляд, нужно провозгласить лишь две цели уголовного наказания: восстановление прав потерпевших и/или заглаживание причиненного им вреда и предупреждение совершения виновными новых однородных преступлений. Причем под потерпевшими нужно понимать не только граждан, но и юридические лица, а также государство, в зависимости от того, кому преступлением причинен имущественный или иной вред. При таком подходе, наказание бы стало, с одной стороны, носить компенсационный характер; с другой стороны, предупредительный (профилактический).
Давайте попытаемся себе представить, что уголовное наказание – это, с точки зрения закона, больше не кара! Если оно и будет восприниматься в качестве кары, то только самим осужденным, но не обществом. Попробуйте представить себе, какими бы в этом случае могли быть виды уголовных наказаний. Специально не называю возможные виды наказаний с тем, чтобы те, кто читает эту статью, сами могли задуматься об этом.
Нам надо перестать руководствоваться призрачными или не очень высокими целями при назначении уголовных наказаний. Во главу угла в этом вопросе надо поставить потерпевшего и цель восстановления его нарушенных преступлением прав и/или заглаживания причиненного ему вреда.
Думаю, исходя из двух вышеозначенных целей, в каждом конкретном случае должен определяться вид наказания подсудимому. Вид наказания должен быть таким, чтобы потерпевший реально мог восстановить свои нарушенные права и/или загладить причиненный ему вред. Назначаемое подсудимому наказание должно заключаться в возложении на него определенных обязанностей в пользу потерпевшего и в ограничении или лишении его определенных прав, в том числе, права на свободу, при сохранении всех остальных прав, которых он не лишен или в которых он не ограничен по приговору суда. Скажем, лишили человека свободы, но не лишили права на образование. В этом случае надо думать о том, как осужденный при желании может реализовать право на образование. Вот тогда мы и дадим ему возможность развиваться, самосовершенствоваться и, возможно, исправляться.
Исходя из двух вышеозначенных целей и потенциальной опасности осужденного для общества, в целях предупреждения совершения им новых однородных преступлений, ему должен определяться размер наказания. Убежден, размер наказания не должен определяться по принципу: око за око, зуб за зуб. В основе этого принципа – месть и ничего больше. А месть – это разрушение, но не созидание! Ведь большая часть человеческого сообщества смогла отказаться от кровной мести. Наверно, надо двигаться и дальше в этом направлении. Кстати, надо признать, смертная казнь – это разновидность кровной мести. Допуская смертную казнь в качестве вида наказания, государство и общество, так или иначе, становятся на одну доску с убийцей, приговоренным к смертной казни.
А пока, я думаю, в вопросах уголовного наказания наше общество живет и действует как зомби: бессмысленно, бездумно, монотонно качаясь на качелях уголовного наказания: вверх, вниз, вверх, вниз...

 
Геннадий Шишебаров
Адвокат