13:58
В продолжение темы о «климате»…

БЛОГИ на Сибкрай.ru

В минувший понедельник я рассказал средствам массовой информации о своем заявлении прокурору Новосибирской области, в котором сообщил ему о содержании телефонного разговора с незнакомой женщиной, позвонившей мне днем 3 января этого года. Женщина тогда мне сообщила, что ее муж – полицейский ночью на остановке сбил насмерть девушку, и что его начальники «сильно давят» на нее с тем, чтобы она взяла вину на себя. Я предложил ей обратиться ко мне 5-6 января, когда после праздников выйду на работу. Однако она больше не позвонила и не пришла… Сопоставив события, я пришел к выводу, что речь шла о случае гибели Нины Шестаковой, которая была сбита автомобилем Honda 02.01.2013 в 23.25 на остановке «Бетонный завод». И когда я увидел в Интернете сообщения о том, что обвинение предъявлено не полицейскому Алексею Мозго, а его жене, которая признала себя полностью виновной, я решил сообщить прокурору о телефонном звонке незнакомой женщины…

Сейчас кто-то считает, что я «пиарюсь». Другие сомневаются в том, не нарушил ли я адвокатскую тайну. Теперь из Интернета я узнал, что супруги Мозго обратились на меня с жалобами в прокуратуру Новосибирской области и в адвокатскую палату Новосибирской области… В связи с этим хотел бы дать некоторые разъяснения.

Правовое определение адвокатской тайны дано в пункте 1 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

При этом, согласно статье 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, под доверителем понимается:
– лицо, заключившее с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи;
– лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь на основании соглашения об оказании юридической помощи, заключенного иным лицом;
– лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь бесплатно, либо по назначению органа дознания, органа предварительного следствия, прокурора или суда.

В статье 6 Кодекса закреплено, что профессиональная тайна адвоката обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации; адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

Разговаривая 3 января с женщиной по телефону, я не осуществлял профессиональную деятельность и не оказывал ей юридическую помощь. Она не была и не стала моим доверителем. Поэтому о разглашении адвокатской тайны в данном случае речь не идет.
Убежден, что я не допустил и нарушений профессиональной этики. Ситуация, в которой я оказался, к сожалению, не урегулирована ни федеральным законом, ни Кодексом профессиональной этики адвоката. Между тем, в пункте 3 статьи 4 Кодекса профессиональной этики адвоката сказано, что в тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или Кодексом профессиональной этики адвоката, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе. В традициях же российской адвокатуры всегда было защищать невиновных! Убежден, защищать невиновного - это нравственный долг любого порядочного человека!

Задайте себе вопрос: как с точки зрения профессиональной этики должен вести себя адвокат, которому позвонит по телефону незнакомец и говорит, что он собирается на следующий день взорвать торговый центр с людьми и хочет, чтобы адвокат его защищал… Думаю, у всех ответ будет один – адвокат должен сообщить о таком звонке в правоохранительные органы. А ведь, по сути своей, телефонный звонок женщины, звонившей мне 3 января, из этой же серии телефонных звонков: женщина заявила мне, что она невиновна и ее принуждают взять вину на себя!..

Полагаю, обратившись в прокуратуру области с заявлением о телефонном звонке женщины, я действовал в соответствии с общими принципами нравственности, то есть в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката. Я считал, что мои свидетельские показания могут помочь Татьяне Мозго (ее имя я узнал лишь сегодня из Интернета). Однако в настоящее время ей по каким-то причинам оказалась не нужна моя гражданская помощь. Хотелось бы верить, что это ее личное решение. Но если завтра ее вдруг не устроит назначенное судом наказание за преступление, которое она, возможно, не совершала, или для нее возникнут какие-то иные неблагоприятные обстоятельства, надеюсь, мои показания в качестве свидетеля ей очень пригодятся; они будут в ее уголовном деле.

Почему я предал гласности мое обращение с письмом к прокурору? Исключительно потому, что гласность в данном случае - пусть небольшая, но все же гарантия моей личной безопасности. Это факт - наше государство сегодня не может гарантировать безопасность своим гражданам, особенно, добропорядочным. Как вы считаете, что можно ждать от людей в полицейских погонах, которые промышляют наркобизнесом?..

Недавно из прессы я с удивлением (хотя чему можно удивляться в нашей стране!) узнал, что по факту перевозки 31 октября прошлого года 14,5 килограмма амфетомина начальником ГИБДД Тогучинского района Новосибирской области Следственный комитет РФ, к компетенции которого относится данное преступление, уголовное дело все еще не возбудил; и что материалы по этому происшествию на днях перекочевали из Кемеровского ГУВД в Новосибирский ГУВД…

И последнее! Знаете, от чего я сегодня испытываю больше всего удовлетворение? От того, что после моего заявления в прокуратуру моя дочь (она молодой адвокат) сказала мне, что она бросится за меня на амбразуру!..

Так давайте своим детям не будем просто рассказывать о том, что такое хорошо и что такое плохо! Давайте в их глазах совершать Поступки! Нравственные поступки! Тогда и начнет меняться в лучшую сторону «климат» в нашем обществе, в нашем государстве!