13:58
День рождения скульптора Веры Штейн

БЛОГИ на Сибкрай.ru

В день первого старта с космодрома «Восточный» впервые выходит публикация о новой дате рождения скульптора, известного более всего тем, что называется «Танцы народов СССР», или, в уточненной редакции, «Искусство народов СССР» и располагается в виде барельефа над главным входом в театр оперы и балета города Новосибирска.

Театр представляет собой грандиозное сооружение и является символом города. Его сравнивают с Колизеем Рима, находят сходство с архитектурным стилем столицы Российской империи Санкт-Петербургом, у него богатейшая и интереснейшая история создания и жизни. Сегодня он носит название НОВАТ. При строительстве он обозначался аббревиатурой ДНиК – Дом науки и культуры. Был и НГАТОиБ. Но всегда оставался центром удивительно ярких и по-настоящему волнующих событий, связанных с городом и страной.

Впечатления, которые мы получаем от посещения театра живут с нами долго и дают то, что нигде не купишь, не получишь, не прочтешь. Особенный мир манит с детства, и скрипки этого мира поют сладко, трубы звучат призывно, а занавес шуршит загадочно и открывает чудеса.

Это место, куда мы идем радоваться и впитывать силу и свежесть материи, называемой музыкой. Музыка тут всегда живая, она рождается у нас на глазах и, не имея плоти, проникает в души слушателей без труда, как невидимые лучи, волны акустического спектра и особого влияния на нас.

Все, кто бывал и бывает в театре, знают его магию. Кто попал под её влияние, тот спешит обновлять ещё и ещё полученные впечатления.
И все, кто приходит сегодня в НОВАТ, могут поднять взгляд и увидеть творение Веры Штейн. Барельеф над входом – стражи волшебного мира, в котором всё ясно и туманно одновременно, в котором реальность и условность отделены всего лишь занавесом.

И вот сегодня пришла пора еще немного приоткрыть занавес в жизнь той, которая не щадя себя вылепила для нас 23 ростовые фигуры, расставила их по своеобразным каютам большого скульптурного ковчега. Она успела сотворить «танцующих человечков» ещё до войны – до трагической даты 1941 года, надеясь, что этот подвиг поможет ей вернуться на родину – в Ленинград. Но не суждено было тому случиться. Как многому не суждено было произойти в жизни Веры Штейн. У неё не было своей семьи, не было своих собственных детей. Она прожила трудную жизнь, полную испытаний, которых она вовсе не избегала. Она сама стремилась порой к знанию, которое чревато большой печалью. И неизменно достигала потрясающего результата.

Побывав на Соловках, отнюдь не с целью увлекательной поездки, она пропиталась не только горчайшими ликёрами мук, она ухитрилась там изучать греческий язык, а когда покидала концлагерь, прихватила с собой самое дорогое – глину. Ту самую, на которой стоят Соловки. Глина для скульптора – всё в определённый период. Руки просят схватиться за неё, чтобы не погибнуть.

Вера Штейн вылепила из соловецкой глины модели надгробий, хранимых в семье её потомков. У неё не было собственной семьи, но был старший брат Алексей Штейн. У Алексея были дети и жена пианистка. Он был профессором Санкт-Петербургской консерватории и обучал игре на фортепиано. Как и его отец, знаменитый пианист-импровизатор Теодор Штейн, объехавший с концертами Европу и друживший с великими композиторами позапрошлого века: Шопеном, Шуманом, Листом. В семье, где росла Вера Штейн, было много искусства самой высокой пробы. К ним в дом приходил запросто Антон Рубинштейн, кушал квашенную капустку из хрустального блюдца и запивал рюмочкой мадеры – выставленных специально для маэстро на выдвижной доске буфета в гостиной. За ним обычно посылали Алёшу – брата, который очень любил музыку. Не случайно у него были ноты Петра Ильича Чайковского, подписанные «Алёшеньке…». Он был надеждой семьи. Как все дети, а их было четверо. Младшей дочкой в профессорской семье была Вера.

Когда же она родилась?
Данные на этот счет противоречивы.
В документах следствия по делу «Воскресения» или как его еще называют – «делу Мейера», по которому Штейн была арестована и осуждена, указана дата 5 мая (22 апреля по ст.ст.) 1881 г.
По другим документам, сказано в «деле» - 41 год, что на 7 лет меньше, чем фактически на момент ареста. Арестована она была весной 1929 года и допрашивалась знаменитым следователем Строминым, он вел записи.

На сайтах творческих организаций указана дата 5 мая (22 апреля) 1881 г.

Однако, заглянув в документацию XIX века, где указан состав семьи профессора Штейна, мы увидим дату рождения дочери Веры 15 апреля 1882 года.

В переводе на новый стиль получим 28 апреля 1882 года, с чем нас и поздравляю!

Почему до сих пор в биографии нашего крупнейшего новосибирского скульптора, как можно было бы назвать её – Родена в юбке – царит форменный хаос? Тому есть причины. Слишком долго замалчивалось всё, что относилось к судьбе «репрессированной немки, посещающей кружок врагов страны, имеющей порочащие связи с заграницей».

Надо было молчать, чтобы спасти свою жизнь и жизнь близких ей людей. Поэтому, печать была наложена на уста в течение всей её жизни в Новосибирске. Поэтому она и её творения оставались в тени и всё, что она вылепила и написала, разошлось по неизвестным сторонам света и в неизвестные руки. В музейных запасниках сохранились крохи, по которым невозможно написать научный труд.

Поэтому имя Веры Штейн возникло с новой силой только после выхода в свет нашего документального фильма в 2007 году «Раба судьбы» в рамках «Сибирской энциклопедии», выпущенного на ГТРК «Новосибирск». В этом фильме мы намеренно подвергли сомнению смысловое содержание каменной фрески над входом в театр. Мы поставили вопрос, насколько качественно был выполнен идейный заказ на прославление искусств народов СССР под «знаменем сталинской конституции»? И ответили, что прославления Сталина в барельефе Веры Штейн не обнаружено. Ей удалось выполнить заказ на скульптуру и сохранить художественную задачу, как она её понимала.

В тот год мы ухитрились подготовить совместно с Художественным музеем Новосибирска первую и единственную пока персональную выставку её работ и показать то, что ещё никогда не было представлено широкой публике, а хранилось в полной тайне от посторонних глаз в семье её племянницы Марии Алексеевны Котляревской-Крафт.

Крошечная выставка, размещённая в одном зале, тем не менее, дала волну публикаций и вызвала из забвения имя нашего художника. Родственники Веры Штейн, её потомки – были очень взволнованы фильмом и выставкой. И начался путь исследования обстоятельств жизни Веры Штейн, поездки в Санкт-Петербург по адресам и архивам, чтение со слезами уникальных свидетельств и документов.

А прошлым летом внучатая племянница Веры Штейн посетила Соловки. Работа не стоит на месте. Новые свидетельства появляются порой там, где не ждали.

Я навсегда запомню слова, сказанные мне ученицей Веры Штейн архитектором Юлией Ершовой о том, что мы ничего не сможем нового обнаружить в этой теме, где, кажется, всё уже ясно и хожено-перехожено. Оказалось, всё не так. Оказалось, что нам удалось пошевелить каменный занавес над входом в театр, приоткрыть его чуть-чуть, но мы не остановимся, обещаю!

Сегодня в НОВАТе дают балет «Спартак» о восстании рабов под предводительством раба. Удивительное символическое совпадение с тем, что представлено на барельефе Веры Штейн, если уметь читать смыслы.

Тут есть некий «обожествленный хищник», каким приходилось выступать государству с его репрессивной машиной в условиях того времени в кольце врагов и приносимые ему «жертвы» - судьбы людей, хрустящие и ломающиеся под натиском этой машины. На условном алтаре «железного века» присутствуют люди в окаменевшем танце судеб на пике крушений надежд и желаний: лица танцующих лишены ликования, они смотрят в себя и они портретны. Всех их когда-то встретила на своём пути Вера Штейн и узнала их до той подлинной сущности, которую способен выявить взгляд художника. Символически – герб Советского Союза – и главный объединяющий символ и главный «обожествленный хищник» в лице главы того государства Сталина. Он вызывает именно те чувства, которые заставляют людей сопротивляться репрессивной машине и становиться в нескончаемый поток толпы на его похоронах, залитых слезами его же жертв.

Мысль о жертвоприношении, а не о прославлении – возникла, когда мы со съемочной камерой заглянули за колонны и увидели, что там. Там, казалось бы, в самой невыгодной для обзора скульптуры зоне – на «тёмной стороне луны», так сказать, есть знак, который стал ключом – изображение бараньей головы, называемой эгриканом.
Эгрикан означает ровно то, что здесь находится алтарь, где приносят жертвы обожествленному хищнику.

Если продолжить изучать смыслы, заключенные в барельефе Веры Штейн, мы неизменно выйдем на тему её страданий и сопротивления натиску судьбы, подвергшей её нечеловеческим испытаниям и по неясным для неё самой причинам. Это очень близко тому, что мы встречаем в театре. В каждом представлении оперы или балета есть некий вызов судьбе и прорыв в иное духовное пространство, послание создателей спектакля нам, его зрителям. Порой это грустный урок, полный сожаления и сочувствия, порой это вызов богам, порой дар необыкновенной силы чувства и красоты.

Если же мы отсчитаем с вами от левого края первую колонну и заглянем за неё, то увидим… Я считаю и со мной соглашаются многие, что там изображена сама Вера Штейн в молодости и в костюме танцовщицы, которую хоть сейчас ставь на сцену балета сегодняшнего «Спартака» или «Корсара»… Сходите, взгляните, это она – убедитесь.

Фотографии юной прелестной Веры Штейн, когда она ещё только мечтает о карьере большого художника, когда грезит о Париже и мастерской Родена, подтверждают сходство. Она была в Париже. Тогда был первый балетный «Дягилевский сезон», как теперь называют шумное прибытие русского искусства в Европу, которая была покорена и балетом и музыкой наших гениев.

Дочка профессора, ученица Родена… Она хранила его записочку «Приму Вас в Медоне…» всю свою жизнь как драгоценность. Хотя если бы только к ней повторно пришли с обыском и нашли, могли бы и расстрелять. Вы бы стали так рисковать собственной жизнью? Из-за простого клочка бумаги, если этот клочок ничего для вас не значит?

Множество тайн есть в судьбе и творчестве нашего скульптора. Некоторые мы попробуем разгадать. Сегодня – это первая публикация о настоящем дне рождении Веры Штейн. Почему я так уверена, что это подлинная дата? Потому что в XIX веке не было нужды обманывать и исправлять эти документы. Потому что в нескольких местах в официальных бумагах, начертанных писарским почерком, пером и чернилами выведено то, что нет смысла фальсифицировать. Не зря они хранятся пронумерованные по всем правилам архивной науки. Отдельная детективно-трогательная история, как это было извлечено на свет из тяжелых папок архивов настойчивостью и сильным желанием коснуться хоть на миг этих бесценных свидетельств жизни близких тебе людей. Но об этом – в другой раз.

Сегодня я поздравляю нас с днём рождения Веры Штейн, поздравляю её родных, поздравляю НОВАТ и приглашаю заглянуть за колонну за каменный занавес, пошевелившийся, поддавшийся нашей настойчивости и упорству.


PS. Ровно через год – юбилей – 135 лет со дня рождения Веры Штейн. Надеюсь, что мы успеем подготовить достойное празднование этой даты.
 
Любовь Иванова
журналист, сценарист, критик
Чиновники нашли миллионы на Экспоцентр и подарки к юбилею
Травников назвал цели рабочей группы Госсовета по науке
За коньяком с топором: мужчины взломали офис фармацевтов
Новосибирцы смогут голосовать под домашним арестом
Погрузчик насмерть сбил пенсионерку в Толмачево
Новосибирские законодатели раскритиковали городские парковки
Директор клиники Мешалкина прокомментировал обыски
Маркетинг новосибирской оперы и балета оказался «МиФом»
«Открытая регистратура» вдвое сократила время ожидания
Два белых медвежонка родились в новосибирском зоопарке
Музыка, театр, обучение: как пройдет Транссибирский фестиваль
Коммунисты всадили шило в спины своих союзников
Корреспондента Сибкрай.ru выгнали с выборов отделения «ОНФ»
В Новосибирске потребовали отмены концерта Элджея