13:58
Театр без политики?

БЛОГИ на Сибкрай.ru

«Театр не занимается политикой». Вы же слышали, как они это говорят? Не буду никого из них «бить цитатой» из собственного их выступления. Но так ли уж далек театр от политики, и так ли уж умыты их, театральных невинных деятелей, руки?

«Абсурдистская» пьеса о войне, написанная в 2004 году автором, который написал к тому же пьесу об Анне Политковской, как думаете, не про политику? Чистый театр?

Конечно, там даже географии нет, не названа точка, только намеки на Боснийско-Косовские дела. Но не докажете! Имен нет – действующие лица названы: A, B, C, D, E – как витамины. Дорогие декорации, чтобы их где-нибудь в Италии заказать, есть? Есть – два матраса на полу, как заказано в ремарке автором, и «Жалкий, невзрачный двор. Полуразрушенная стена с дверным косяком. Деревянный стол. Несколько пластиковых стульев. Несколько картонных коробок…». Всё просто. Сценография? Не в том суть. Мы должны почувствовать с вами исходящий от матрасов запах мочи. Нам будут помогать творцы искусств. Но это так, ничего особенного.

Сам подход мне интересен. Понимаете, можно, например, написать абсурдистскую пьесу о Хиросиме и Нагасаки, на которые были сброшены атомные бомбы, и вставить в двух местах реплику «хуже всех были русские» - и у нас готов образ того, кто это сделал. Можно в абсурдистской пьесе и прямо сказать, что бомбили русские – это же театр, причем тут правда?!

Но позвольте! Это же и есть чистая политика, точнее, грязная.

Объявлена программа театрального биеннале «Новосибирский транзит» 2016 года. Прекрасно! Все ждали. В программе 16 лучших спектаклей Сибири и Дальнего Востока. Театральный критик Евгения Тропп на портале Сибкрай комментирует:

«Военная тема, которая как-то сама собой сложилась в афише «Новосибирского транзита», она, конечно, связана с тем, что был юбилей Победы. Но любой юбилей может вызвать как вполне формальный ответ, так и очень неформальный, содержательный. Те работы, которые здесь представлены, конечно, очень глубокие, это очень болезненная реакция режиссеров на эту тему. Конечно, это не военные спектакли, а антивоенные, это спектакли о человеке, и совершенно катастрофических обстоятельствах, которые предлагает война»

Как думаете, та пьеса, про которую я упоминала, подойдет? А как же! Её нам везут из Томска свеженькую специально для майских дней, когда мы так любим спеть вместе с Лещенко: «Этот день Победы порохом пропах!.. Это – праздник с сединою на висках…».

Уймите Лещенко. Он нам не пригодится. Нам пригодится швед Ларс Норен или Нурен. Он уже 60 пьес написал и, как его презентуют уже пять лет нам – самый крупный из живых драматургов Европы или Швеции – но самый глубокий, острый, ироничный, короче, лучший.

Пять лет назад Александр Огарев, нынешний главный режиссер томской драмы, представлял в Москве первый сборник переведенных на русский язык шведских пьес знатока вопроса Ларса Нурена. Была проведена читка пьесы, о которой Огарев сказал красиво:

«Война» - пьеса о разрухе. Разрушены вечные человеческие идеалы – любовь, правда, мечта, добро, справедливость. Их место заняли насышение, выживаемость, низменные чувства и желания. Духовное заменено материальным. Человечество отброшено в свой изначальный период. Снова разыгрывается миф об Эдипе и притча о братоубийстве. Только описано это современным, жестким, ироничным языком Нурена, драматурга масштабного и невероятно правдивого»

Не знаю, как для вас, для меня здесь много нового. Я пытаюсь довериться режиссеру Огареву вместе с его шведским другом Нуреном и понять их ход мысли. Ларс, кстати, родился в символический день – 9 мая. Только за год до победного – в 1944-м. По моей примитивной логике, знатоки, во всех смыслах, темы войны мне представлялись вроде нашего Бориса Васильева, написавшего «А зори здесь тихие». Я отлично могу понять, как он правду о войне узнавал, как переживал, чувствовал, как ему было больно и гневно.
Как копил свой человеческий потенциал швед Ларс, я представить не могу.

Ему что – ветераны на лавочке во дворе с песочницей рассказывали о своих медалях и орденах? Как он мог получить нужный материал, чтобы понять что-то про нашу Победу, её цену, её боль? При чем тут абсурды?
Как это «насыщение, выживаемость, низменные чувства и желания вместо любви, правды, мечты, добра и справедливости»? Вы в своем уме, милый человек? Что за простодушие!

Вот я люблю это наше дикое уважение к иностранцам. Простодушное. Пригласить, например, на постановку «Весны священной» темнокожего парня, который не знает, что такое весна – у него на родине нет времён года. Пусть покажет нам, ага.

Невероятно правдивый драматург – это как? Над документами глаза все испортил и вот прям наотмашь правдой нам в лицо? В чем же она? В разрухе? Я знаю, что Огарев родился под Воронежем. Оборона Воронежа длилась дольше Сталинградской битвы. Практически там полегли все венгерские части, воевавшие на стороне Германии. Город был полностью разрушен. Настолько, что было принято решение о переносе города в другое место. Но люди пришли к себе домой, где ничего не осталось, и упрямо восстанавливали свою жизнь. Кстати, ничего из списка типа «насыщение, выживаемость, низменные чувства и желания» там не наблюдалось в таком виде, как рисует режиссер, наблюдалось фирменное упрямство – немцы не смогли образовать в Воронеже комендатуру – никто не шел им служить, никто. И на другой берег реки немцы пройти не смогли, как ни бомбили, как не убивали детей и женщин, - получали отпор и месть. Огарев же учился в Воронеже на актера, должен знать. «Духовное заменено материальным» - это про какую войну? А как тогда получили Победу? Спросить у шведа?

Я спросила. Прочла пьесу в переводе Марии Людковской. У меня впечатление, что простодушие наших режиссеров слишком велико. Я приведу здесь отрывок номер один, чтобы у вас сложилось впечатление некоторое о языке, эстетике и поэтике этого произведения театрального искусства.

По замыслу драматурга, действующие лица: A, B, C, D, E. - Мать, две дочери, отец и его брат. Дино – пес, которого они съели.

*
B. Отстань… Хватит… (Щекочет C.)
C. Хватит… хватит… Я сейчас описаюсь.
B. Я знаю, я с тобой в одной постели сплю.
C (ударяет ее подушкой). Пахнет Дино.
B. Смотри. (Показывает ей купюры.) Их было трое.
C . Трое одновременно?
B. Американцы…
C. А тебе не было противно? Что они делали? Они дали тебе мороженое?
B. Где я, по-твоему, была? В Диснейленде? (Пауза.) Один был из Вайоминга… Он готовится стать священником…
C. Священник из Вайоминга.
B. По крайней мере, они лучше, чем русские.
C. Я знаю.
B. Они обращались со мной как с шлюхой. (Вдыхает клей из пакета.)

C пытается отобрать у нее пакет.

(Смотрит на C и подносит пакет к ее лицу.) Вдыхай… Вдыхай… Глубоко… глубоко, глубоко, глубоко… C (кашляет). Как остро. Мне щекотно… Я пьяная. (Ложатся на матрас.) В (поет, все громче и громче). На полянке в лесу солдат трахнул девочку. Вся полянка в крови. Она была целочкой…

**

Можете считать меня дурой, но мое мнение, ради двух упоминаний о том, какие плохие русские – писалась эта замечательная глубокая пьеса. В этом ключ её продвижения и успеха.

Не знаю, как вы, а я вижу, что к юбилею Победы, при всём желании, эту «Войну» никак не приклеишь. Всё-таки это не «А зори здесь тихие» и не «Они сражались за родину». Ирония-то где? И где вообще язык? Языка нет. Есть «мычание» - цепочки очень коротких фраз диалога и редкие небольшие массивы монолога, на которых актеру-исполнителю не развернуть ни мысль, ни чувство.
Вот второй отрывок.

*
Как все прошло?
B (снова пожимает плечами). Как всегда.

Молчание.

Был такой туман. Ни черта не видно. Машины можно было разглядеть только тогда, когда они проезжали мимо. Какая-то гребаная фура чуть не сбила меня.

E. Да, сегодня влажно.
B. Но потом она остановилась. Я не знала, идти к ней или нет, но потом пошла. Я шла, шла. (Короткая пауза.) Потом он не хотел ничего делать, пока не доедет до парковки. Несколько километров я шла пешком. Воды, чтобы умыться, тоже не было.
E. Где?
B. В туалете на парковке.
E. Ясно.
B. Какие жуткие места.
E. Когда-то было так красиво. (Пауза.) Сейчас, наверное, много машин.
B. Ага.
E. Но ты же молодая.
B. Не такая уж молодая.
E. Они хотят помоложе.
B. Большинство моложе, чем я. Я старая. По сравнению с ними.
E. Эти, наверное, самые богатые.
B. Кто?
E. Те, кто выбирает самых молодых.
B. Да нет, разные… Хуже всех русские. Они делают, что им надо, а потом просто выкидывают тебя из машины и уезжают. Свиньи.

Молчание.

**


Где здесь правда? У меня какая-то другая информация о русских, которых, я слышала, сербы называют братьями и устраивают демонстрации с песнями и плакатами на спортивных матчах. Вы почитайте про марш-бросок на Приштину, когда занимали русские аэропорт «Слатина»! Они успели это сделать до подхода НАТОвцев и потом – 200 челов десантуры без еды и воды держали его в полном окружении, потому что воздушные коридоры были закрыты для подкрепления. Их НАТОвцы - кормили и поили! Про это Ларс пьесу не напишет – не те картины. Даже НАТОвцам тогда, когда они встретили отпор русских, не нужна была война, командующий британской группировкой на Балканах Майкл Джексон заявил, что «не позволит своим солдатам развязать третью мировую войну»

А шведу Ларсу Нурену война нужна и тем, кто его поддерживает и ставит пьесы и везет их к нам. Какие бы красивые обертки этой «вещицы» они не наговаривали. «Хуже всех русские»? Да?! Это они сеют разруху?
Да вас с такой пьеской с распростертыми объятьями примут в Европе, милые томичи. Тут вы попадаете и на гастроли и на фестивали.
Заработайте, томичи, свои серебреники, начните с «Транзита».

Только не отрицайте политику в вашем театре.

 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик