13:58
Выведение пятен: черных, красных и белых. Часть 1

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Переименования в Новосибирске идут туго, заметили? Хотели установить справедливость историческую и человеческую, поменять имя площади Свердлова – чужого нам деятеля из центра, запятнавшего себя нехорошими делами, - на имя человека нам близкого и любезного, построившего на этой самой площади знаменитый «стоквартирный дом», отмеченный Grand Prix Парижской Всемирной выставки – Крячкова. Хотели. Подняли вопрос, подключили общественность, тысячи откликнулись, одобряя. Но не прошло. Где-то как-то завязло дело. Почему? Почему одни имена легко садятся на нашу географию, а других тянешь-тянешь, подтянуть не можешь?

Понять сложно. Попробуем проследить процесс на отдельных ярких примерах.

Тут же приходит на помощь краеведческая смекалка и подсовывает мне фотографию, опубликованную недавно в память события 90-летней давности. Спасибо Константину Голодяеву, Юрию Лобанову – тем, кто заботится о нашем сознании, не позволяет выкидывать из него пожухлые от времени артефакты. Да и не пожухли некоторые – сохраняются ими в прекрасном виде. Привожу её здесь с их комментарием.

«Эти люди только что переименовали Ново-Николаевск в Новосибирск, на фото делегаты 1-го Сибирского съезда Советов. Дом Ленина, 9 декабря 1925»

Смотрите, числом эти люди поменьше нас, новых переименователей, а «вытянули репку». Конечно, скажете, тогда им было позволено и не то творить. Сами себе позволяли. Взяли шашку, надели папаху, - кто за? – кто против? Мы бы тоже так смогли проголосовать, как нам надо.

Зависть. Нам так не дано. Папаху можем натянуть на брови, усы можем отрастить, а шашкой махать уже нельзя. Не то время, не то место.

Новое и старое как город и деревня, не хотят так взаимодействовать, чтобы без обид. Новое желает быть городским и носить такие одежды, которых на деревне не сыщешь. В Советском Союзе деревня гналась за городом. Девчонки из деревни покупали себе на последние деньги туфли-лодочки и по деревянным мосткам в клуб на танцы скакали уже городскими птицами.

Название Новосибирск, согласитесь, совсем не связано ни с чем историческим. Не одна я так думаю. В книге Игоря Шубникова «Новосибирск. Опыт описания» - нахожу такое мнение.

«Лучшее в Новосибирске его бессмысленное, жизнеспособное и привлекательное имя. Город – один из многих новых, назвавшийся новым, но не повторяющий в названии – по давним бы правилам – название своего предшественника. Нет старого Сибирска, есть он Новый. Было старое посвящение святому, сделалось в честь ничего».

Шубников как будто сожалеет о прошлом? Об утраченном посвящении святому, об истории сожалеет. В этом он сближается с нашими краеведами и историками.

А Голодяев настолько следит за точностью и нюансами, что даже хвостик дефиса в новом нашем названии города выслеживал тщательнейшим образом во всех попавшихся ему старых газетах того времени. Любопытно же, как исчезал дефис, как название новое писалось и в два слова и в одно и с «хвостиком»- дефисом.

Но вот это шубниковское «в честь ничего» - я не сразу поняла. Что значит, ничего?.. Всмотревшись в композицию на фото с делегатами съезда, я почувствовала, что они сделали это для нас, людей будущего. Но о будущем «эти люди» ничего не знали.

Они смотрят на нас, но не видят. Мы смотрим на них – и видим больше. Не зная конкретных людей, потеряв, кажется, все нити связи с этой черно-белой публикой, мы можем составить картину времени. А перед ними было только белое полотно неизвестности. Они и представить себе не могли НАС. Будущее для них и есть это шубниковское «ничего». Не потому что его нет, а потому, что оно не определено. Есть к нему, к будущему, только пожелания, как в юбилейном тосте: быть здоровым, сильным, жить сто лет и больше.

«Заказ будущего» был прикреплен к их решению - назвать город Новосибирском.

А если не будущее, а прошлое «прикреплять»? Давайте посмотрим.
Не станем рассматривать вариант присвоения площади нового-старого имени архитектора Андрея Крячкова. Он оказался на сегодняшний день временно не прошедшим.
Рассмотрим старые имена Новосибирска. Давно хотелось.
Как выразился Шубников, «в честь святого».

Начнем тогда с Александра. Затем вспомним Николая. Сразу понятно, что имена были отправлены в картотеку истории. Никто в мире не будет сегодня искать на глобусе Александровский или Ново-Николаевск, будут искать только Новосибирск.

У нас не Ленинград, который многие в мире десятилетия подряд продолжали называть Питером, и название вернулось.
Наши старые имена, как мне кажется, не вернуться.

***

Почему история полюбила их – делегатов, людей со снимка - и почему она не хочет полюбить нас? Ведь мы лучше, умнее, красивее, наконец. Мы умеем быстро ездить и летать. Мы умеем строить мосты – красивее, чем у инженера Белелюбского, длиннее, прочнее! Почему мы не можем сегодня переименовать нашу площадь, как они переименовали город?
И сфотографироваться – для истории.

Продолжение следует