13:58
О пользе банановой кожуры

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Зачем мы с вами ходим в театр? Кто зачем, а я – обманываться. Мне не нужна правда, истина, катарсис (призналась, ужас! что скажет княгиня Марья Алексеевна?!), дайте мне только обмануться. Не всякая пьеса и не всякая постановка даст вам такую возможность. Иные наседают на вас так активно, что впитаешь идею не только фибрами, она шваброй пройдется по вашей душе, наведет уборку. Нет. Мне нужна некоторая свобода отношений с пьесой и ее героями, с ее организмом. Хочу сама решать, впадать ли мне в нее, как в детство, и нестись с горки на саночках, или, затаившись, озираться на соседей – смешных в своей эйфории.
Такую возможность предоставил мне Владимир Лихошерст, пригласив на свой спектакль по пьесе Надежды Птушкиной в Дом актера. Пьеса написана как водевиль, не про серьёзное… Но где вы встречали на русской сцене такое, чтобы без серьёза? Чтобы поскользнувшись на банановой шкурке и упав, просто рассмеяться и не более? «Бриллиантовая рука», скажете? «Руссо туристо – облико морале» - думаете, не про серьёз? Только ха-ха-ха? Приглядитесь, копните вглубь – стали бы редактировать картину и придирчиво вдумываться в танцы зайцев на косьбе трын-травы, если бы это был не русский фильм? У нас без подоплёки на банане не упадёшь!
Вот и у Лихошерста с Птушкиной банан не просто банан. Он – перст судьбы. Он средство передвижения замуж. И если вы ещё не знаете, как это работает, то сходите на спектакль «Пока она умирала». Там поймёте. Примите на вооружение. Получите мастер-класс от Натальи Орловой – исполнительницы роли Татьяны. В звании «Заслуженный артист Российской федерации». Звания просто так не дают у нас. Это вам не нобелевка за мир. Посерьёзней будет.
Замечу, что название мне категорически не нравится. Там, как минимум, нужны кавычки в слове «умирала», иначе дух идёт не тот. Пьеса про то, как мы с вами любим заиграться до такой степени, что сами начинаем верить в свои игры. Героиня Тамары Кочержинской – Софья Ивановна определённо заигралась. Кстати, кому нужен мастер-класс по игре в умирающую – рекомендую. Тоже, между прочим, звание «Заслуженный артист Российской федерации» и – всё, что с ним, актрисе присвоено в установленном порядке. Про нобелевку ни слова!
Итак, ситуация. Две уважаемые дамы: мать и дочь – живут в одной небольшой квартире довольно большой срок. Они обе играют и обманываются. Старшенькая из боязни остаться без дочки тонко делает игру по выдаванию её замуж, но так, что дочка остается при ней и обслуживает ее нужды безропотно. Вы мне возразите, как же – ведь это мама была инициатором и катализатором событий! Да, была, но теперь. А где Софьюшка была раньше все эти годы? Почему дочке не удалось упасть от яблоньки и откатиться чуть поодаль? Мама, как говорят у нас, рулит.
И доруливает до момента, с которого, собственно, и начинается пьеса, то есть когда она начинает верить в свою смерть всерьёз. Доигралась! Вот тут-то и наступают события, которые застаёт взволнованный зритель.
- Я умру! – говорит Софьюшка хорошо поставленным голосом Тамары Кочержинской – своей любимой дочке Тане.
Представляете, каково слушать про умирание своей дорогой матушки из её же уст?! Танечка голосом, тоже замечательно поставленным, как это водится у Наталии Орловой – пытается найти средство прекратить пытку. Она принимается есть ту самую кашку или яишенку, которую приготовила мамочке. Кто из нас не налегал на это проверенное средство борьбы со стрессом? Опустите глаза пониже – видите – да, и вы, Брут! И вы. Вот они отложенные на черный день калории, видимые невооруженным глазом. Вернее, отложенные в черный день, когда мы испытали стресс и – боремся с ним. Но, понятно, что про смерть, стоящую на пороге, мама Софья говорила своей дочке не раз и не два. И дочка боролась со стрессом. Наталья Орлова неподражаемо хороша в этой роли – она своя, родная и понятная и телом и душой. Нормальное округлое тело живой русской женщины! Пережёвывающей стресс. Во что же играет Татьяна? Она играет в то, что навязывает мама, в любовь до гроба. В самоотречение, которое, скорее свойственно материнской любви.
Для умирающей мамы она готова на всё. А мама капризно вдруг возжелала, чтобы у дочки в одночасье появился муж. Она бы и внуков возжелала, но возраст дочки уже – увы! Отчаянная Татьяна готова дать маме всё, что та ни пожелает. Лишь бы не слышать «я сегодня умру!». И тут не нужна уже разборчивость в средствах. Бери банан – пошли туда. Туда, где заблудился Игорь, в телесных кондициях которого тоже угадывается борец со стрессом. Владимир Казанцев в роли бухгалтера Игоря представляет играющего в ловеласа-неудачника. Тоже играет. Он покоритель сердец. Он с букетом и шампусиком, как с гитарой и шпагой – здесь под окном Инезильи, которая его непременно бросит, предварительно воспользовавшись его готовностью обмануться.
«Почему мы такие несчастные?!» - вопрошают герои пьесы Надежды Птушкиной. «Ведь мы такие хорошие! Нам полагается лучшее…»,- подразумеваются мысли наших милых героев. Очень похожих на нас, сидящих в зрительном зале. Может, поэтому так тепло встречают спектакль зрители? Что почти не чувствуют дистанции с артистами на сцене, до которых так близко. Вот опять бежит по проходу в зрительном зале Казанцев-Игорь, он спешит, потому что есть за что зацепиться.
Если Татьяна его отвергнет, то бороться ему придется не за Инезилью, выдуманную насквозь, а за реальную барышню. Которую можно разжалобить, разозлить, обидеть, обрадовать, обмануть и – полюбить. Любовь – это сложный компот, в нем нужны компоненты числом побольше, расчета и баланса. И Казанцев нас убеждает, что счастье возможно прямо тут, на лестничной клетке обычного подъезда, если вы только сумеете остановиться и разглядеть реальное. То, что может стать вашим. Вашим счастьем. Перестаньте выдумывать и играть.
Вы же сами устали от собственной лжи. От выдумывания себя таким, каким вы никогда не будете счастливы.
Впрочем, это фантазии. Другие смотрели спектакль и видели что-то свое. Была эта свобода для восприятия правд и неправд. А еще была Нина Квасова, вихрем ворвавшаяся в этот ансамбль – в роли Дины. Продавщицы овощного киоска, купленной для спектакля перед «умирающей» Софьей Ивановной. Таня дала денег, чтобы продавщица «изобразила». А продавщица давно уже мечтает о такой маме и бабушке, чтобы вот так расставить широко руки и пойти с объятиями на родных, любимых и близких. Все мы хотим любимых и близких. И если для этого надо просто поскользнуться на банане… - больше бананов везите в страну! У нас столько прекрасных одиноких людей мечтают воссоединиться! Нина Квасова обладает таким темпераментом, что казалось, прибавили света. Вот они – две женщины смыкают фальшивые объятия – лжебабушка и лжевнучка, педагог и ученица, а смотрится, как в программе «Найди меня» помноженная на программу «Жди меня». Хоть плачь.
Друзья, конечно, спектакль был бы отменно хорош, дай ему декораций и сценографии 21-го века. Но, знаете, не до жиру. Артистам надо жить, надо любить, играть. А наличие или отсутствие декораций… важно, но не до такой степени, чтобы отказать себе в удовольствии увидеть нас – аплодирующих им. Благодарящих за вечер, где есть обман, которого стоит искать. Обман, который не разочарует. Обман, про который сказано:
«Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!»