13:58
Кочабамба. Вода и мир.

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Смогли бы вы не полюбить город, главная площадь которого носит имя вашего дня рождения? Вот и я не смогла.
Кочабамба – город в Боливии, и его главная площадь, как я уже проговорилась, носит название «Площадь 14 сентября». Вот у вас есть в мире город, чтобы так? Не переулок, не улица, а главная площадь! Нет, я должна непременно там побывать!! Этот волшебный город не похож ни на один город мира, таких больше нет и не может быть!!! Я уже люблю его.
Но услышала я это название «Кочабамба» в песне, грустной девичьей песне, в которой пелось про дождь. Девушка пела чуть не плача, и в этот момент, еще ничего не зная о Кочабамбе, сердце мое уже изменило ритм.
Ровно пятнадцать лет назад, в 2000-м году мир узнал о Кочабамбе. Да, я буду повторять имя города – для вас, чтобы вы тоже его запомнили. Название интерпретируют как наше Болотное. Но о прекрасном – чуть позже. Сначала об ужасном.
Боливия, как известно, одна из беднейших стран Южной Америки. В такие страны любит приходить международная помощь с идеей и миссией добра. Вот и на сей раз, Всемирный Банк в порыве спасения обездоленной страны, переживающей экономический кризис и с тоски и голода жующей листья коки, выделил средства. Поставив условие, которое жующие от голода могли и не заметить. Речь шла о приватизации в некоторых сферах, не более того. Приватизации подлежали железные дороги, авиалинии, телефонная связь, гидрокарбонная промышленность…
И, немного подумав, и кивнув фирме Bechtel – крупнейшей калифорнийской инженерно-строительной корпорации – прибавил к этому списку водопровод. Водопровод тоже перейдет в добрые частные руки, что сулит населению много чистой дешевой воды, в том числе – для орошения полей. Компания Нидерландов буквально засучила рукава, едва правительство подписало необходимые бумаги. Приватизация устанавливалась сроком на 40 лет.

Наверное, у добряков из-за океана тоже день рождения 14 сентября, если они так прекрасно всё устроили? Отнюдь. Через две недели, в Кочабамбе в сфере водоснабжения наступили перемены – тарифы на воду повысились сразу на 200%. Люди Боливии, как я уже говорила, бедны – их средний заработок не превышал 100 долларов в месяц. При новой системе оплаты за воду, 20 долларов они должны были от этой суммы «отстегнуть», как у нас говорят. Народ было загрустил, но пожевав коки, вспомнил, что вода подается не только из водопровода, но ещё и с неба. Кочабамба наставила бочек под крыши домов – и небо пришло на помощь быстрее, чем Всемирный банк. Дождевая вода заменила им то, что они не могли оплачивать. Слава Богу! Но хозяевам воды в трубах это не понравилось и они стали хлопотать, чтобы правительство Кочабамбы издало закон, запрещающий сбор населением дождевой воды.

Тут уж никакое жевание листьев коки не могло успокоить людей, загнанных в угол добрейшей Bechtel. Так в Кочабамбе началась La Guerra s Agua – война за воду.
Без воды человек жить не может, известно. Отобрать у него воду, значит отобрать жизнь. Война была не за воду – за жизнь. Люди требовали вернуть прежнее. Их не испугало объявление военного положения, стрельба, аресты. Их подняло на предел протеста, когда солдатами был застрелен подросток 17-ти лет Виктор Хьюго Даза. С января по апрель в городе шли настоящие уличные бои. Не забывайте – главная площадь в этом городе – 14 сентября. Эта дата означает начало восстания 1810 года - за свободу от ига испанцев. Им не привыкать! В 1812 году испанцы перебили всех местных мужчин, но сопротивление не было подавлено – женщины и дети собрались и, вооружившись камнями и палками – отчаянно боролись до последнего.

Кочабамба, я люблю тебя. Ты победила в La Guerra s Agua крупнейшую корпорацию! Bechtel вынуждена была отступить, кусая себе локти.
Соглашение о приватизации водопровода было аннулировано. Арестованные протестующие были выпущены из тюрем. Погибшие, конечно, не воскресли, но пали не зря. Кочабамба хранит имена своих героев. Это традиция. Так именем Хорхе Вильстерманна, первого гражданского пилота-боливийца, погибшего в 25 лет, назван тут международный аэропорт и футбольный клуб. А над городом парит белоснежная статуя Христа, установленная на горе Сан Педро, она на 2 метра выше знаменитой статуи Христа на горе Корковадо в Рио.
Думаете, Bechtel на этом успокоилась? О нет. Через полтора года она вчинила иск на сумму в полста миллионов властям, а по сути народу, которого не смогла заполучить себе в рабство. Суд был, можно сказать, тайный – журналистов никого не допустили. Процесс проходил на английском языке, в Вашингтоне и окупил бы издержки «пострадавшей» стороны, издержавшей только 1 миллион, а не пятьдесят, с лихвой.

Не учли одного. Силы общественного негодования. Активисты со всего мира требовали от Bechtel забрать из суда иск. Тысячи людей слали письма протеста руководству корпорации. В Сан-Франциско заблокировали вход в штаб-квартиру компании. В Амстердаме развернули плакат, на котором переименовали Bechtel в компанию Виктор Хьюго Даза – напомнив о погибшем юноше. Более 300 организаций в 43 странах ходатайствовали перед Всемирным банком с требованием открыть процесс. Статьи и документальные фильмы обвиняли и превращали Бехтел в символ корпоративной жадности. (Позже, в 2010-м году был снят художественный фильм по мотивам событий в Кочабамбе «Они продают даже дождь». Режиссер Исиар Больяин)
И компании пришлось согласиться и прекратить дело, запросив символические два боливано (около 30 центов) за всё про всё.
Две монеты должны были спасти репутацию, ну, не знаю…
Спасли ли.

Первый в истории случай, когда корпорация уступила общественному давлению на то, что называется у человека совестью, а у корпорации отсутствует.

Пригодится ли нам опыт Кочабамбы? Нет, конечно. Мы же с вами получаем в среднем значительно больше ста долларов в месяц. И, казалось бы, приватизация нашей воде не грозит. Однако, уже в этом месяце (июле 2015) тариф на воду в Новосибирске повысят второй раз за год - на 10%, всего будет в сумме с апрельским +20%. А через год?.. Вполовину! Аргументация такая «средства, полученные от увеличения тарифа на воду и отопление, пойдут на модернизацию водосетей». Разумеется. Конечно. Безусловно. Сначала мы кредитуем услуги, а после уж от их получения никуда не скрыться.
На всякий случай заготовим бочки под дождь. И помолимся.

Что ещё вам сказать про Кочабамбу? Там не бывает зимы. Там есть озеро Алалай. Там вода кипит при 88 градусах Цельсия, а не при 100. Потому что высота над уровнем моря составляет 2825 м. Там есть своя городская «монстрация», называемая карнавалом. И еще там неподалеку родился Гонсало Хермос Гонсалес – основатель группы «Лос Кьяркас». Гонсало родился с родинкой на руке и родители его поняли, что мальчик будет поэтом, не меньше. Его песню пел и поёт весь мир, хотя приписывают ее бразильской группе «Каома», укравшей «Ламбаду». Гонсало поет ее в каждом концерте – но ему надо проехать по всему миру, чтобы вернуть себе авторство. Он поет уже ровно 50 лет. Со дня первой репетиции, на которую он позвал тогда двух своих братьев, прошло полвека.

На наш фестиваль «Живая вода» ему надо приехать! Кочабамба. Спасибо тебе, высокий город низеньких людей, которые смогли остановить «продавца дождя» - высокого человека из низкой страны.