13:58
Страшно, грустно, одиноко

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Театральный сезон 2014-2015 войдет в историю Новосибирска событиями, про которые не скажешь «прекрасно!». Ужасны события. И те, что связаны с пресловутым «Тангейзером» и те, что с ним не связаны, но чернеют траурным крепом. Смерть Данила Ляпустина в мае, в этом мае майском, когда сирени, черемухи и все такое… А он умер демонстративно, страшно и не понятно. Варианты добровольного ухода из жизни или насильственного не будем рассматривать тут, не имея никаких данных. Не следствие ведем. Но событие это мрачное вытащило на свет «тайны», связанные с бытом и состоянием молодых артистов, о которых мы как-то не очень задумывались все. Дела у нас, загруженность. Вы думаете, что артист подает на сцене пальто и шляпу, а он подает большие надежды.
Демонстративность события заставила обратить на него внимание. Высказались уже все на несколько кругов. Но высказались в детективном порядке. У меня же вопрос, что всё это значит? Кому адресованы эти ужасные послания? О чем они? Не запугать ли нас собрались? Не вызвать бурю негодования, несогласия, протеста?
«Красный факел», где служил Данил Ляпустин, кажется, повел себя безупречно, всё, что мог, устроил. Но не предотвратил. И, будучи по сути своеобразным заводом спектаклей, фабрикой с непрерывным циклом, не приостановил своего производства по случаю траура, по случаю недоумения перед произошедшим. Не было акта покаяния, как не было акта вины. Все отодвинули событие в область личных обстоятельств сотрудника и постарались жить дальше, служа и заботясь о дне текущем.
Не знаю, не представляю, как им удается отстраняться от трагедии. Возможно, актерские техники, мастерство помогают. Но впечатлительные натуры вроде меня плохо справляются с простым упражнением: не думать, забыть и жить дальше. Как же не думать? Как же не думать, когда я уже не первый раз писала о том, что афиша наших прекрасных театров полна смерти. Что смерть привлекает любопытство, внимание, что она начинает смотреть черным зраком и притягивать к себе, что произнесение определенных слов в определенных обстоятельствах может вызвать нежелательные последствия. Писать бесполезно. Как же не думать, когда на афише крупно «KILL», когда «крест повален» увидели надоевшие всем православные, а между тем – это знак самоубийц. Я лично, что называется своими глазами, видела такой спектакль, после которого хотелось подойти к молодым артистам и предупредить об опасности. Но у меня не было никаких оснований пугать их. У меня было только одно жуткое ощущение запаха смерти от произносимого монолога из «Разговоров». Монолог этот описывал ситуацию повешения героя, это был своего рода репортаж с петлей на шее, но вполне себе соблазняющий. И вот я иду к ним и говорю: «Бросьте, друзья, это гадость! Это очень плохая сценка, не играйте в это, не надо». А зрители подземелья «Пули» аплодируют, все хвалят, говорят, что очень сильная работа, мастерская. У актеров голова кругом – успех. И только канализацию прорвало, что заставило прекратить обсуждение достоинств показанного спектакля. О недостатках никто не обмолвился. И я малодушно сидела и держала язык за зубами. Мало ли что покажется, может это запах канализации был, а не смерти. Может, ты мало смыслишь в таких постановках по текстам Липавского и ОБЭРИУтов. Не знаю. Но, надеюсь, что спектакль хотя бы из уважения к памяти погибшего предугаданной смертью актера закроют. Не надо вводить в искушение слабых.
Четверка участвующих в спектакле «друзей», в кавычках, потому что не знаю истинных их отношений, была такой «великолепной четверкой».
Они в спектакле друзья, а в жизни это не обязательно. Сошел с подмостков, забудь. Но только один из них в социальной сети аватарку свою сделал непроницаемо черной, траурной. На некоторое время.
Постановщик спектакля, не уверена, что задумался над преугаданным в его спектакле.
И вот, что странно, похожее нечто произошло в московском театре РАМТе, несколько раньше. Участников спектакля «Подходцев и двое других» молодых артистов постигло парное несчастье. Артиста Алексея Янина хватил инсульт, его друг Степан Морозов выпал из окна и погиб.
А теперь я приведу вам слова тех, кто высказал свое отношение к произошедшему, а вы попробуйте не согласиться, что это про наш случай один в один.
Анна Тараторкина, «Вечерняя Москва», 15 мая:
- Он был очень светлым, очень чутким, очень добрым и самым надежным на свете человеком. Он не мог уйти по своей воле, потому что прежде всего думал о своих близких – о сыне, думал о партнерах, думал о команде, и никогда никого не подводил.

Валерий Розанов, доктор психологии, эзотерик, считает, что к гибели привела его роль в спектакле:
- … самоубийства не вижу. Скорее, произошел несчастный случай, к которому подтолкнуло стечение обстоятельств. Так бывает, когда автор произведения, давно ушедший из жизни, ревниво продолжает отслеживать судьбу героев и бывает, что автор не согласен с режиссерским решением и всячески препятствует этому. В таком случае, всегда есть риск трагедий, поэтому к постановкам и экранизациям надо относиться с особой тщательностью.

А вот, что Липавский привел в своих «Разговорах»
- Умер молодым, а мог бы еще столько раз пойти в театр, узнать столько новостей, которые будут напечатаны в газете.
О «тайнах» быта и состояния актера мы узнали, что в карманах подающего надежды и идущего на повышение актера не было свободных 500 рублей – ничтожной суммы, а ведь он уже был артистом знаменитого театра. Подрабатывал ведением корпоративов и Дедом Морозом… И сколько бы еще лет ему понадобилось, чтобы дорасти до главной роли, кто знает? Никто.
Поздравление Данилу с днем рождения с пожеланием – убрали из фейсбука и вконтакта, где было первым словом «терпения». О каком терпении шла речь, мы с вами можем только догадываться.