13:58
Биография малой формы

БЛОГИ на Сибкрай.ru

«Вы сможете задать свой вопрос Владимиру Путину», - сообщают по радио. Спросит ли кто Путина, как он относится к «Тангейзеру»? Страна обсуждает оперу. Великая страна – великую оперу. Да, многие из нас ее не видели и не слышали, но услышали. Услышали нечто больше самой оперы и истории ее схода со сцены талым снегом с весенних крыш.
Издевки золотомасочников и театральных критиков в адрес несмотревших-неслушавших оставим за скобками. Если народ не безмолвствует, значит, ему есть, что сказать. Народу нравится, как выясняется, не только попса, ему нравится то, что вносит смысл в нашу общую жизнь снизу доверху, позволю себе предположить. Ему нравится биография крупной формы.
Почему мы так ждем выхода на экраны фильма «Территория»? Ждем такой биографии, раскрытой в кино, средствами современной красоты, без которой скучаем, погрязаем в хорошо устроенный быт городской пчелы, городского трутня.
Отдельная биография человека, кем бы он себя не воображал, отдельная от происходящего в стране – биография малой формы. Чтобы получить крупную, надо соединиться со страной, в которой живешь и дышишь.

Биография малой и крупной формы – как это? А так. Русинка Ольга Яскина строила самый северный в мире город Норильск. «Атомный нарком» Авраамий Завенягин тоже в свое время строил его.
Яскина вспоминает прожитое:
- Знаете, что такое кайло? Не знаете…
И показывает руками устройство орудия, которым долбила вечную мерзлоту.
- И вот нас привезли – врагов народа – чтобы мы строили Норильск…
За спиной Ольги Яскиной настенный ковер – роскошь «совка». Она так и осталась жить в Норильске, как пристыла:
- Даже не знаю, как сказать… Был суп с конины. Жиииденькое что-то такое с овсом. И потом… вот эта крупа… перловая. Из перловой крупы каша. Гречки, риса – никогда не было. Картофель чтобы подали когда-нибудь – никогда не было.
Узница Норильлага не может выловить в жиденьком супе своей биографии ничего, кроме жалоб…


Авраамий Завенягин получил в ее лице не сильного союзника. А планы у него были грандиозные.
-Здесь, в Заполярье, нельзя строить обычный город из стандартных домов. Здесь все должно быть по-другому. Зеленью Норильск не украсить - значит, надо украшать его современными жилыми ансамблями. В домах нужно создать все удобства, чтобы ванная была в каждой квартире. Человек, приходя с работы, должен попадать в самые благоприятные условия быта. Пусть у него будет уютное жилище, горячая вода, электричество, хорошая пища…


Авраамий Завенягин – был «готов лечь костьми», так писал. Так и делал.
Он не щадил себя и, бывало, не считался с риском. Так, во время аварии под Челябинском, в Кыштыме, когда надо было срочно ликвидировать последствия в условиях повышенной радиации, он демонстративно присутствовал в зоне заражения без спецодежды – в парадной форме.
«Нечего навешивать на нас дозиметры! Видишь, как люди работают в самом пекле?..», - отгонял дозиметриста. Биография крупной формы.
Одно плохо. Как сказал мне знакомый иезуит:
- Для кого-то строить Норильск плохо. Для кого-то строить Норильск это хорошо. Нужно посмотреть на методы…
Завенягин строил свой Норильск!
Но у него получался – Норильлаг.
Любовались ли зэки красотами северного сияния? Яскина об этом ничего не говорила. Завенягин тем более. А город стоит. На вечной мерзлоте. Воплощенная авантюра.

Воплощенная авантюра – театр оперы и балета в центре Новосибирска. Строительство на вечной мерзлоте Норникеля или в условиях «культурной пустыни» НГАТОиБ – вещи одного порядка.


Возвращаясь к поставленному в нем «Тангейзеру», хочу пожелать главным участникам осуществленной оперы – биографии крупной формы.
В особенности режиссеру. Чтобы говорить «на равных» с Шекспиром и Вагнером, не достаточно себе просто «позволить», необходимо до них дорасти, дотянуться, увидеть кремнистый путь, как он блестит…


...Когда перед парадным подъездом театра появились толпы разного народа, я представила себя на месте директора и пронзилась мыслью, что если все они вот так вошли бы в театр, сели бы там на места и предались искусству – ведь это ровно то, о чем мечтает любой директор театра. Вот они, люди, уже подошли! Близко! Осталось несколько шагов… Но люди не сделали пока эти шаги.


На самом деле я увидела не противников и сторонников «Тангейзера», а общий запрос и тех и других - на право и возможность сделать эти шаги в театр. Чтобы найти там убедительные доказательства, что биография крупной формы возможна.

И еще немного «Тангейзера» в качестве приложения
Рассказывала мне про ледоход на Лене Екатерина Александровна Бокова. Едва сдав последние выпускные экзамены в топографическом техникуме города Новосибирска, она на другой же день вышла замуж за Льва Бокова, фронтовика и тоже выпускника-топографа. Они добились единого распределения на Север.
В Якутск летели самолетом, "когда свадьба еще сидела за столами".
Там, в Якутске они занимались разведкой и съемкой местности и, бывало, Лёва уходил от своей Катюши в экспедицию. На недели и даже месяцы они расставались. Но придумали для себя удивительный вид связи - по звезде из созвездия Большой Медведицы. В условленное время они смотрели на нее, где бы не находились, как бы далеко друг от друга - и "разговаривали". Это был их скайп, телефон - в ту пору, когда ничего такого еще не было придумано. "Созвонимся по звездам", назвали мы фильм, посвященный их истории любви.
Однажды Лев был в одной из дальних экспедиций и срок его возвращения уже истек. Катя, конечно, беспокоилась, даже к гадалке ходила якутской. Мысли были, не пора ли бить тревогу, звонить в Москву, требовать спасательных мер...
И вдруг, как это бывает на Севере, пришел человек, сообщил, что из экспедиции Льва вернулся проводник с оленями, которые уже не могли идти по талому снегу, уставали, пришлось отпустить их... Но главное, что принес этот проводник - записка для Кати от Льва. Но оставил он эту записку на противоположном берегу - в магазине. "У нас все вести были - через магазин", - вспоминала Екатерина Александровна то, что было с ней 60 лет назад! Все помнила. Она решила "сбегать" за письмом. А бежать надо было через Лену - реку, которая готовилась вот-вот вскрыться и пойти льдом... "Куда ты! С ума сошла! Лена же...Три килОметра!", - отговаривала ее соседка. Но Катюша не удержалась. Сбегала. "Шла я осторожно, но, конечно, было уже кое-где воды по щиколотку... Наступлю, попробую и вперёд бегу. Так и дошла. В магазин влетела схватила записочку - и назад!"
Я сидела и слушала не дыша... Мы бежали вместе с Катей по Лене, а лед уже кое-где потрескивал... "Успела!", - глаза Екатерины Александровны блестели, - "И что ты думаешь, Люба, той же ночью Лена устроила такую канонаду, такой гром и треск!!! Пошла. Ледоход... Торосы огромные, три килОметра льдов ломались,,,"
Озвучивали мы это кино вагнеровским "Тангейзером".
- А что было в письме?..
Екатерина Александровна на секунду прикрывает глаза, вздыхает и говорит, что ничего особенного... "ну, там, что скоро вернемся, люблю, целую, стихи еще..."
Ничего особенного.
 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик
Мужчина использовал машину «скорой» как личный транспорт
«Неблагоприятное» потепление ждет Новосибирск
Дырявый дом построили для переселенцев из ветхого жилья
Участников вооруженных налетов обезвредили в Новосибирске
Врача привлекли к ответственности за смерть Павла Подъячева
Поддельное пиво разливали по бутылкам на складе
Проектировщик четвертого моста потребовал 54 млн через суд
Новосибирцам предложили «лайкнуть» девушек в погонах
Легендарный дирижер едет на Транссибирский арт-фестиваль
Измененный проект застройки Богдашки вызвал споры в мэрии
Десятки детских садов и школ прекратили занятия
Альберт Кошкин покинул пост президента «Сибмоста»
Следователи создали фоторобот сгоревшей в костре женщины
Новосибирский завод отсудил 80 млн у американского поставщика