13:58
Астероид несется к земле, а у нас World Theatre Day

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Я не знаю, потел ли от напряжения у профессора NASA Билла Нафьера лоб, когда он следил за небесным телом YB35-2014. Но прессе он сообщил с умным видом, что астероид велик и несется к земле, максимальное сближение с которой состоится 27 марта.
Астероид несется к земле, а у нас World Theatre Day.
- Скорее всего планете ничего не грозит… Но рано или поздно такая встреча возможна. Последствия? Они катастрофичны. Может измениться климат и пострадать жизнь вплоть до полного уничтожения.
Нечто подобное говорят нам ученые и спецы в области космоса.
Прогнозы и предсказания особо волнуют людей, называемых истероидами.
Не поручусь, что пресловутый второй пилот Любитц, которого нам сейчас представляют виновным в столкновении самолета с горой, был из таких.
Не поручусь, что Любитц мог особенно среагировать на астероид. Расследование идет. А прессе нужны куски пожирнее. Чтобы кормить нас с вами и истероидов. Дай бог, чтобы парень был чист в помыслах и не виноват. Но, кто его знает, может он спасал своих пассажиров от астероида и его последствий? Методом «гуманного предварительного уничтожения во избежание лишних страданий»… В чужой голове идеи сидят как черные кошки в темном чулане.
Истероиды хороши по-своему. Они имеют расстройство по театральному типу. Они гистрионы, артисты, играют, обольщают, подают себя обществу на парадном блюде собственных представлений о прекрасном себе. День театра – их день.
И вот мы с вами в клешнях астероида-истероида проживаем страшную пятницу и идем дальше. Планета театр верит в капустник. Планету театр не сметет никакое тело из космоса. Теперь можно кричать это громко прямо в черную бездну, где притаились звезды.
Но Мими, как обычно, умрет. Имя ее «астероида» Пуччини. Джакомо Пуччини так решил, что Мими умрет и Рудольф закричит от горя: «Мими! Мими!!!..»
Ирине Чуриловой будет не трудно не отвечать на мольбы сценического любовника и, сомкнув уста «навек», уж не издавать ни единой ноты бельканто в ответ…
Вскоре Рудольф выведет ее на поклон. И театр – огромной утробой зрительного зала заурчит и взорвется аплодисментами. Опера «Богема» в НГАТОиБ играется в День Театра.

«Ми-ми-ми», не имя, не название ноты – жаргонное умилительное, пишется под картинкой с кошечками, собачками, птичками и крокодильчиками, если они хорошенькие и еще не умеют кусаться. Символично, если «мими» умрет прямо в главном театре Новосибирска. Назвала НГАТОиБ главным, что поделать, он такой, большой и сильный и остальные наши театры в его тени, хотим мы этого или нет.
Так вот, Мими умерла! В мансарде. И - занавес, занавес!
Давайте оставим в стороне умиление и похвалы, эти «мимими». Тут не кошечки. Тут серьезные взрослые дела. Судьбы мира.
Что вы думаете о разбившемся самолете и коварстве второго пилота, закрывшемся, как ребенок в ванной, назло родителям и задумавшем месть человечеству? Для чего не пошел он работать в театр – там его бы могли убить понарошку, и он бы мог всех расстрелять не по правде. И никто не погиб в горах бы и все вышли бы к нам на поклон…
Астероид – это все он! То затмение, то космические обломки – все напасти на бедных землян, включая внезапные холода и льды!
С каждым театром Новосибирска у меня сложились отдельные отношения. Театры столь не похожи, что объединить их может только капустник, только бурлеск. Описать отношение к ним ко всем можно разве что пушкинскою строкою из «Сказки о мертвой царевне и о семи богатырях». А именно – «всех я вас люблю сердечно, но другому я навечно отдана, мне всех милей королевич Елисей». Елисей этот мой, конечно, театр телевизионный, которым я занималась в надежде, что он не закончится едва начавшись.
Сегодня на телевидении есть нечастые трансляция из театра, но нет совсем адаптации под экран. Нет телеспектакля как жанра.
Хотя в свое время были прекрасные, успешнейшие попытки.
Вот взять хотя бы Андрея нашего Звягинцева. В юности был он актером и играл Лопотухина на сцене «Глобуса» и на ТВ в спектакле «Гуманоид в небе мчится». Было! Умчался и Звягинцев от нас в Москву.
Пролетает теперь над родным гнездом-городом астероидом - время от времени, когда кинематографическая орбита обеспечивает сближение и контакт.
Была и у нас попытка телеспектакля с участием Володи Казанцева из «Старого дома». Вы его могли знать как исполнителя роли Городовичка – а мы увидели в нем Ершова Петра Павловича – учителя и поэта, в студенчестве сочинившего сказку «Конек-Горбунок». Была написана и разыграна нами документальная пьеса с участием в качестве действующих лиц: автора, режиссера и актера. Снимали «Судьбу и сказку» в павильоне, которого больше на студии нет, разобран. Но появились другие средства, другие возможности, пришли новые талантливые люди.
И, вы знаете, хочется кое-что для вас поставить и снять, признаюсь.
Идефикс мой касается как раз НГАТОиБ. Там над главным входом в новосибирскую оперу расположились участники драмы-комедии, которую вы когда-нибудь увидите. Если не упадет астероид. То очень возможно, мы представим работу о судьбе персонажей с каменной фрески из 23-х фигур, танцующих и играющих – встречающих всех, кто идет на спектакль.
Эти фигуры объединяет судьба скульптора Веры Штейн. Она их вылепила, наделила портретным сходством с реальными людьми, пропавшими на Соловках или встреченными в Париже и Петербурге. История страсти, любви, загубленных понапрасну сил и утраченных возможностей.
В конце нашей пьесы герои воскреснут и придут к нам живыми.
Посмотрев ее, вы будете знать каждого из 23-х. Вы их запомните. Будете здороваться при встрече. Они будут вас ждать.
Арлекин выглянет из-за занавеса, балерина сделает ножкой па…
В этот день, день мистического астероида, я желаю каждому из театров осуществить свою мечту. И немножко мою. Осуществить постановку, которая будет маркой этого театра, неповторимой и непревзойденной, узнаваемой. Нам сегодня нужны свои собственные долгоживущие спектакли, которые продвигаются смыслом, а не скандалом.