13:58
Процесс жемчужных бус

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Суд над господами Мездричем и Кулябиным я бы назвала «процессом жемчужных бус».
Каждый вечер, когда в оперно-балетном театре Новосибирска (НГАТОиБ) дают спектакль, к нему стекается до полутора тысяч и более публики. Если стоять в потоке, смотреть, кто идет, вспоминается выражение солиста театра «дамы в жемчужных бусах».

Понимаете ли вы, что это за категория? Это верные завсегдатаи театра, привыкшие к своему театру со времен детства и молодости. У них есть воспоминания, как мама снимала с них теплые рейтузы, под которыми белые колготы, поправляла бант на впервые подвитых волосах перед большим зеркалом. Потом шли лестницей, фойе, попадали в зал с росписью веером на потолке огромного условного купола и каскадом люстры. Они помнят старые, вышедшие из репертуара постановки и свои восторги, казалось бы, тоже вышедшие из употребления вместе со спектаклями, но нет, по-прежнему свежие и рафинированные.

Обильная публика подросших, затем похорошевших, затем продолжавших быть женщинами изо всех сил и возможностей, была желанна.
Она наполняла собой пространство театра и была его смыслом, не была богата материально, но считалась богатой духовно. И, конечно, требовала пополнять свои богатства. Жемчужные бусы – самое распространенное украшение театралок тех лет. Да и теперь. Только, увы, времена поменялись.

Теперь о духовном богатстве надо заботиться с помощью материального. Походы в театр дам в жемчугах стали для них проблематичны. Но они всё еще держатся своих старых привычек и установок. На трибунах не становится тише от звона их жемчугов. И, казалось бы, ничто не выбьет из седла амазонок, настоящих воительниц духа. Но театр изменился.
Он заботится об обновлении публики, а не только репертуара и декораций.

Театр становится буржуазным во всех смыслах. Ему нужны бриллианты, а не жемчуга, в партере и ложах. И, как это ни прискорбно, театр начинает избавляться от некоторой части своих верных поклонников. Поклонники могут в растерянности и недоумении считать, что постановка такого-то и такая-то – это ошибка и скоро её исправят. Но дело обстоит иначе. Это вы, уважаемая «совково»-консервативная публика, ошибка. Это вас надо исправить.

А теперь о средствах. В театре используются эффекты, которых раньше не применяли.
Вот, например, эффект появления в опере обнаженных. Лекторы, артисты, выступающие – знают, что достаточно во время их выступления появится кошке, как всё внимание будет переключено на неё. Какой бы красивой не была речь или ария – кошка отнимет у зала внимание и заберет себе.

Вы можете закончить консерваторию и быть заслуженным артистом или артисткой... Но когда во время вашей арии «выпустят кошку» - голую девицу, вашей арии придется потесниться в пользу голой. И какая-то неведомая миру стриптизерша затмит заслуженного артиста в два счета. Зачем? Вам объяснят, что таков замысел постановки, такова режиссура, бла-бла-бла. Нет, друзья, это для жемчугов. Чтобы они не чувствовали себя в креслах уютно и спокойно. Хватит им дремать под сладкую музыку и блаженно жмурится от удовольствия. Надо, чтобы им не нравилось. Им и не нравится. Всё больше. Под «жемчугами» я подразумеваю не только женщин преклонных лет, надеюсь, просвещенному читателю понятно.

Процесс над «Тангейзером» я трактую как процесс «жемчугов». Оскорбление святынь участники процесса отрицают, так как если это даже произошло, то без умысла. Не мыслили Кулябин и Мездрич расколотить христианские святыни. У них была другая задача – масштабная и серьезная. Я бы сравнила ее с санитарной миссией времени. Время убирает все, заменяя на что-то новое. Процесс необратим. Кинематографисты уже наделали фильмов, как на земле исчезнут все святыни и все театры и небоскребы. И мы с вами исчезнем.

Но не будем спешить. Именно спешка подвела Тимофея Кулябина. Она, как и гнев, сужает поле зрения почти до точки, оставляя только видимость цели. Цель становится фетишем, отметая прочее. Где тут тонко выверять композицию и диспропорции ощущений какого-то мифического зрителя? Предполагать, что в партере или на ярусе затаится православный активист или глубоко верующий, чтобы потом затевать суды – когда? Собрать огромное театральное многофигурное действо – другая забота. Её делают страстью. Тоже, кстати, сужающей поле зрения и лишающей осторожности.

Страсть охватывает многих участников, а некоторые вылезают особенно рьяно. Вот мне не понятно, почему обиженные православные машут скандальным постером, не упоминая при этом художника. У нас есть возможность перечитать стенограмму допроса священника, назначенного экспертом в суде, но нет стенограммы обсуждения замысла и создания постера между режиссером Кулябиным и художником Головко. Не уверена, что стенограмма была бы менее смешна. Но хихикать над ней мы не можем. Нет её. Как принимались художественные решения, какими сопровождались нелепостями и скабрезностями, не знаем.

В социальных сетях в обсуждениях возникала тема «тырева». Не своими пользуется режиссер идеями, перехватывает у соседей по цеху. Кто Ларри Флинта вспоминал, кто Альмадовара. Но не важно. Сейчас «тырева» нет в природе. Как только обнародовано - всё, считай, не принадлежит тебе авторство. Тащат все. Авторы угнетены не только «тыревом», но и интерпретациями. Вот взять того же «Тангейзера». Вагнер зря писал сам свои синопсисы. Либретто его не годится для сегодня. А раз мы не можем исполнить по тексту, то начинаем его переделывать. Благо, кто там следит за исполнением авторской воли? Никто. Совесть постановщика – лучший контролер.

И, наконец, еще об одном эффекте, известном как «эффект бабочки». Некто Лоренц в 1972 году сделал открытие, точнее оформил его в виде научной работы под названием «Предсказуемость: может ли взмах крыльев бабочки в Бразилии вызвать торнадо в Техасе?» Синоптик и математик Эдвард Нортон Лоренц создал модель для предсказаний погоды, которой мы пользуемся до сих пор. Он же установил, что временной диапазон точных предсказаний погоды – неделя, не больше. Сильно сказываются слабые начальные отклонения. Теория хаоса, всё такое. Наука. Теорема Пуанкаре о возвращении. Газ в сосуде, разделенном на половинки перегородкой, вернется в исходное состояние через некоторое время, если перегородку убрать. То есть, сам соберется в свою половинку, даже без перегородки… «Некоторое время» тут – миллиарды лет. Там, в теории хаоса, ее развитии - принимал участие Ляпунов. Математик.

Не наш Ляпунов, академик. Не тот, в доме у которого давала концерты на фортепиано знаменитая лагерница и непризнанный гений Вера Лотар.
Француженка-пианистка Вера Лотар-Шевченко, шагнувшая вслед за русским мужем в тюрьму по собственному желанию, требованию «возьмите тогда и меня». Освободившись, она жила в Академгородке, играла академику Ляпунову. Говорят, он мало смыслил в музыке. Но пианистку спас. Купил рояль, «выбил» для нее квартиру. Хороший был человек. Занимался генетикой и кибернетикой. Иногда подпольно.

Ляпунов застрелился в Одессе в 1918 году. По причинам личного свойства: не вынес разлуки с женой, умершей от туберкулеза. Ученый, математик, страстный хаотик (занимавшийся теорией хаоса) – и вдруг тонкие чувства, порвавшиеся, как паутинки.

Так вот, «эффект бабочки» в философском смысле нашел прежде Лоренца писатель Рэй Брэдбери. В его рассказе «И грянул гром» на доисторическом сафари на динозавров, случайно была раздавлена бабочка. Что вызвало необратимые последствия в будущем. Рассказ полон тревоги, саспенса, как сказал бы Хичкок. Написан рассказ в 1952 году.

Но еще раньше «эффект бабочки» обрисовал наш детский писатель Корней Иванович Чуковский. Правда, звали его по-другому, и был он безотцовщиной и низкого происхождения, на которое ему пеняли в одесской школе, да и выгнали. И вдова Ленина товарищ Крупская закрыла для нас Чуковского, как писателя для детей, раскритиковав стихи про «Крокодила»… Но вот есть у Чуковского стих «Путаница». Про полный хаос в зверином мире.

Кстати, Чуковский – интуитивный хаотик, как будто читал про теорию хаоса и знал «время Ляпунова». Это время, за которое система приводится к полному хаосу. Оно определено как время, за которое расстояние между соседними траекториями системы возрастает в «е» раз. Время Ляпунова отражает пределы предсказуемости системы.

Итак, загляните в детскую книжку, вспомните, как звери пустились в разнос, и на пике шабаша лисички взяли спички и подожгли море. Катастрофа была колоссальна, кит молил «спасите!», крокодил тушил море пирогами…
И только бабочка сумела спасти этот безумный безумный безумный мир. Прилетела, крылышком помахала. Стало море потухать и потухло.
«Эффект бабочки» в обратку. Не вызывает катастрофу, а прекращает ее. Написано в 1926 году.

«Эффект бабочки» лично меня волнует. Когда я читаю научные выкладки, мало в них понимая, как Ляпунов в музыке и даже меньше, принимая термины в блеске их философии, я сильно волнуюсь. И пляшут в воображении «бабочки», вызывающие торнадо.

Театральные постановки тяготеют к мистериям. Теодор Курентзис прямо поставил мистерию крови и смерти и показал ее 25 февраля в Москве. Называется опера «Носферату». Там нет арий и увертюры – ничего оперного, в привычном смысле, нет. Там скрипят и скрежещут.

- По правде, эта опера воздействует на меня так же, как музыка Вагнера. Она ведет меня тропой внутренних испытаний. Обычно музыка увлекает в экзотические миры, а эта – обращает к себе, адресует к своему подсознанию. Притом что в спектакле участвует очень много исполнителей, музыка звучит очень тихо, малейший шорох звучит фортиссимо. Кажется, что дышит зал, - признается Курентзис «Золотой маске».

Его продолжает постановщик Терзопулос:

- Все начинается с тишины. Занавес поднимается – и нет ни звука, ни времени, нет богов. Перед взорами зрителей – 700 ритуальных ножей и балетный «лебедь», который с минуту на минуту будет принесен в жертву на глазах у Носферату…

- Все общественные и межличностные отношения построены на «кровопитии» как обмене энергией: индивид и общество, личность и власть, мать и ребенок, муж и жена, учитель и ученик… Альфа вампиризма – непонимание. И начинается борьба – кто одержит верх, кто чью кровь выпьет. Вампирами друг для друга могут выступать даже самые близкие люди, например, мать и ребенок. Моя бабушка, человек с ангельским лицом, и та чувствовала момент, когда можно показать зубы…

-…Наша миссия – продвинуться в изучении этого вопроса на разных уровнях: социальном, политическом, экономическом, религиозном, психологическом.

И, похоже, они изрядно продвинулись. Вот только, «эффект бабочки»…
Что наступило через два дня активных действий постановщиков «Носферату», обсуждений, встреч со зрителем, тяготеющих к общению-«кровопитию»?

Посмотрите, как быстро пришло 27-е февраля и с ним – кровопролитие.
Нет, у меня нет никаких доказательств, что эти события связаны между собой. Есть только бусы.

В спектакле Терзопулоса сцена украшена гигантскими бусами из ножей и гробов – во все пространство коробки, целиком заполняя.

У меня есть бусы событий. Сначала вы делаете талантливую постановку, сильную и смелую. Затем, она выходит за пределы театра, да и с театром происходит всякое. Может случиться пожар. Может произойти увольнение директора. Может произойти убийство. Может, что угодно случиться, и никто не нанижет бусины событий на одну нить. Только в моем воображении они продолжают быть связаны между собой, подчиняясь «эффекту бабочки».
Кстати, взгляните на постер – ничего не напоминает?
 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик
Мужчина использовал машину «скорой» как личный транспорт
«Неблагоприятное» потепление ждет Новосибирск
Дырявый дом построили для переселенцев из ветхого жилья
Участников вооруженных налетов обезвредили в Новосибирске
Врача привлекли к ответственности за смерть Павла Подъячева
Поддельное пиво разливали по бутылкам на складе
Проектировщик четвертого моста потребовал 54 млн через суд
Новосибирцам предложили «лайкнуть» девушек в погонах
Легендарный дирижер едет на Транссибирский арт-фестиваль
Измененный проект застройки Богдашки вызвал споры в мэрии
Десятки детских садов и школ прекратили занятия
Альберт Кошкин покинул пост президента «Сибмоста»
Следователи создали фоторобот сгоревшей в костре женщины
Новосибирский завод отсудил 80 млн у американского поставщика