13:58
Нечеловеческий фактор: женщина с тряпкой против «машины убийства»

БЛОГИ на Сибкрай.ru

Некролог о Татьяне Никитенко отсутствует.
Зато Яндекс выдает стихи ее тезки:
- Прости меня, пожалуйста, за все.
Прости меня за смех мой и за слезы…
«Тетенька, простите нас! Мы не спасли вас, простите», - школьницы, успокаиваемые психологами, не могут успокоиться. Все происходило на их глазах. И они могли только кричать и плакать. Толстое стекло не помешало слышать и видеть, как два черных ягуара терзали уборщицу.
Другое дело – профессионалы. Профессионалы – люди с крепкими нервами. Они объясняют происшествие «человеческим фактором»: женщина грубо нарушила технику безопасности. Получается, что «сама виновата».
На сайте Новосибирского зоопарка в разделе «вакансии» вы найдете крючок, на который попалась Татьяна Никитенко. Читаем: «Рабочий по уходу за животными – зарплата от 9500 руб., пятидневная рабочая неделя (по графику). Стаж работы – не важно. Пол – жен. Опыт работы и навыки – ответственность».
Уборка фекалий за хищниками, судя по расценкам, не предполагает особенного риска для жизни. Уборка за людьми стоит даже дороже. Почему же Татьяна Никитенко должна была тревожиться за свою жизнь – труд, как труд, звериный офис – щелкнул задвижкой – и смотришь на них, как на кошек. Она пришла ранним утром 4 июня, будучи ответственной, как предполагала ее должность, взяла свои тряпки и пошла к страусам. Потом к кенгуру…
Полагаю, что страусы могли казаться Татьяне опаснее черных кошек, которые, как сказал о них артист цирка Эдгард Запашный, умеют расслаблять свою жертву. Притворяясь с дьявольской хитростью, поджидая момента.

Если почитать википедию про ягуаров, то там есть строка, которая «расслабляет» потенциальную жертву:
- Случаев нападений ягуаров на людей известно очень мало, а неспровоцированных – и того меньше. Людоедство среди этих хищников – явление исключительное. Чаще всего ягуар нападает, когда защищается. Если ягуара не провоцировать, он обычно не агрессивен, а скорее любопытен и часто преследует человека по лесу, не проявляя враждебных намерений, однако изредка бросается и на людей.
Кто несет ответственность за этот абзац? Скорее всего, он написан человеком, который не сталкивался с ягуаром в природе, а изучал его повадки по картинкам.
Те, кто сталкивался со зверем, называют его идеальной машиной для убийства и ставят на первое место среди зверей-людоедов.

Когда звери напали на женщину, реакция на происшествие была не мгновенной. Потом объяснят: у нее не было шансов. Спасти от ягуара, который применяет весь свой арсенал не возможно. Так что же – и не надо пытаться? Слушать объяснения специалистов про перекушенное горло и прочее? Помощь, как можно судить, не предполагалась мгновенной и неотвратимой. Вы уверены, что Татьяну об этом предупредили? Что когда тебя будут рвать звери, а у тебя при себе только тряпки, спасать тебя спешить бесполезно, потому что – нет шансов. Ты же сама виновата. Не досмотрела.

Инструктаж по технике безопасности вряд ли оставил у женщины ощущение страха. Ее не хотели пугать, разумеется. Ведь за такие гроши каждый день рисковать жизнью она бы не согласилась, если бы ее не успокоили: несчастных случаев не было, звери тихие. Только задвижки – не забывай про них – и все.
Про учения в Токийском зоопарке можно почитать и посмотреть, про учения и тренировки в зоопарке Новосибирска вы слышали?
Если бы Татьяна пришла в эту профессию, ощутив призвание, она погрузилась бы в тему с большим тщанием и почитала бы про своих подопечных убийц книжки охотников и натуралистов. Там на страницах кровь льется рекой, но люди знают, на что идут и вооружаются основательно. Если бы кто-то привел ей выдержки с воспоминаниями Карла Экли – знаменитого американского таксидермиста. Ему удалось, говорят чуть ни единственному из людей, справиться голыми руками с нападением ягуара. Но ягуар был дважды ранен, Экли хорошо знал повадки зверя, и зверь был не крупным – 35 кг.
Почему Экли пришлось схватиться с ягуаром безоружным? Потому что прыжок зверя настолько стремителен, что применить нарезное оружие не удалось – ружье было выбито мгновенно. Но ружье все же помешало зверю попасть точно в горло – он немного промахнулся, что и помогло охотнику применив все свои силы справиться с ситуацией. Но подробности я не могу приводить здесь – они слишком кровавы.
Понятно, что Татьяна так действовать не была готова. И про Экли не читала, скорее всего.
Но где же средства оповещения и защиты – кроме задвижек на клетках?
Разве не логично давать сотрудникам шанс выжить, даже если они «виноваты сами»?
Да и нам – посетителям зоопарка – как действовать в таких случаях?
Перевернутый мир зоопарка приучает нас не тревожиться, не беспокоиться о своей безопасности, находясь в непосредственной близости от диких зверей. На дистанции и в условиях, которые ни в коем случае не возможны в природе. Дети получают абсолютно неверный урок о звере и поведении в его присутствии. Дети и их родители пребывают в состоянии «расслабленной жертвы». Стекло, за которым разверстая пасть хищника, а по эту сторону крошечный ребенок, который бьет ладошкой по пасти и смеется – спасает, но и обманывает. Зверь должен вызывать ощущение опасности и угрозы. Мы нуждаемся в таких уроках. Книжка про Маугли очень вредная с точки зрения техники безопасности.
Несчастная Татьяна Никитенко могла знать про Маугли, могла видеть расслабленность отдыхающих и гуляющих в зоопарке и оказалась ответственной за то, что была человеком. Обладала человеческой слабостью и доверчивостью. Не ходила на работу, как в последний бой. И о ней, простой работнице, никто не узнал бы, в отличие от убийцы Беллы и ее семимесячном сыне – практически взрослом звере. Белла, как пишут, любимица публики. А Татьяна не удостоилась бы известности, если бы не страшная смерть на глазах школьников, пришедших с экскурсией. В отличие от руководства зоопарка, школьники выражают сочувствие по-человечески. И плохо спят, пока работа психологов не достигнет успеха.

 
Любовь Иванова
Журналист, сценарист, критик